18+

Вожди белых армий и национальный вопрос в России

Олег Иванников
3 июля 2014  23:12 Отправить по email
Напечатать

Существующие знания о Белом движении нельзя признать полными и объективными. Его зарождение следует связывать с возникновением в высшем командном составе и некоторых кругах российской общественности оппозиции курсу Временного правительства, который проводился им весной 1917 года Неспособность власти справиться с обрушившимся на нее грузом повседневных проблем и обеспечить активные действия армии на фронтах Первой мировой войны привели к тому, что правительство оказалось во внутренней изоляции. Это и стало в конечном итоге причиной успешного исхода октябрьского переворота, выполненного большевиками. Насколько были разобщены между собой общественные и политические силы страны, свидетельствует такой факт, что большевикам практически не было оказано никакого сопротивления. И это несмотря на то, что, как показала проведенная кампания в Учредительное Собрание, большевики не пользовались особым авторитетом в народе.

Только несколько региональных органов власти открыто объявили о непризнании большевиков. Но исключительно благодаря появлению в одной из таких областей – на Дону, активных участников оппозиции во главе с генералами М.В. Алексеевым и Л.Г. Корниловым вооруженная борьба на Юге России приняла общегосударственный характер и послужила базисом оформления белого движения. Именно здесь были заложены основы организационного устройства будущей белой армии и сформулированы ее основные идеологические установки.

Начавшись на Юге, белая борьба лишь затем вспыхнула в других местах. На Юге фронт борьбы просуществовал почти три года. На Востоке, считая с переворота адмирала А.В. Колчака до его убийства (с ноября 1918 года по 7 февраля 1920 года), борьба длилась год и три месяца. На Севере фронт генерала от кавалерии Е.К. Миллера жил с августа 1918 года по февраль 1920 года, то есть почти полтора года. Западный фронт генерала от инфантерии Н.Н. Юденича просуществовал с октября 1918 года по январь 1920 года.

С провозглашением внепартийности, по-видимому, и следует связывать начало кристаллизации «белой идеи». Интересы государства, России в противовес частным устремлениям отдельных групп и лиц российской общественности, раскалывавших единство русского общества во имя своих партийных программ видимо, и составил суть, квинтэссенции всей идеологии белого дела.

«Добровольческая армия желает опираться на все государственно мыслящие круги населения», – говорил главнокомандующий Добровольческой армией в Ставрополе 8 сентября 1918 г., – «она не может стать оружием какой-либо одной политической партии или организации».

Основные идеи белой борьбы органически вошли в так называемую «корниловскую программу», составленную «быховскими узниками». Она предусматривала:

– установление правительственной власти, совершенно независимой от всяких безответственных организаций, до Учредительного Собрания;

– продолжение войны в «единении с союзниками до заключения скорейшего мира»;

– воссоздание боеспособной армии - без политики, без вмешательства комитетов и комиссаров и с твердой дисциплиной;

– восстановление нормальной работы транспорта и упорядочение «продовольственного дела привлечением к нему кооперативов и торгового аппарата» .

Разрешение основных государственных, национальных и социальных вопросов откладывалось до Учредительного собрания.

Эти идеи, положившие начало формированию Добровольческой армии на Юге России, распространились затем по остальным частям страны с помощью особо отправляемых миссий и центров, снабженных соответствующими инструкциями как, например, делегация генерал-лейтенанта В.Е. Флуга, командированная генералом от инфантерии Л.Г. Корниловым в Сибирь и на Дальний Восток в первой половине февраля 1918 года.

Понимая, что ход исторического развития человечества диктует давать приоритет национальным интересам перед над национальными, генерал Алексеев видел свой долг в служении интересов России, интересам не одной группы населения в противовес другой, а всему народу .

В написанном 13 августа 1918 года письме генерал-лейтенанту А.Г. Щербечеву, содержащем законченное выражение взглядов генерала от инфантерии М.В. Алексеева на задачи и цели существования Добровольческой армии, так определялась идеология Белого дела. «Главная идея, - писал генерал, - это возрождение единой неделимой России, восстановление ее территории, ее самостоятельности, насаждение порядка и безопасности всех граждан, возможности приступить к труду, дабы воскресить преступно разрушенные государственность, народное хозяйство и сохранить еще уцелевшие национальные богатства от дальнейшего расхищения. Без осуществления этой центральной идеи теряется смысл существования Добровольческой армии».

Что касается Северо-Запада России, то и там Белое движение проводило те же идеи борьбы. В Декларации, составленной Политическим совещанием при Главнокомандующем Северо-Западной русской армией генерале от инфантерии Н.Н. Юдениче, предложенной ему на утверждение 3 августа 1919 года, однозначно проводилась мысль о том , что «воссоздаваемая власть должна быть укреплена на основе народовластия» немедленным созывом, по водворении законного порядка, Всероссийского Учредительного собрания «на началах всеобщего избирательного права, дабы народ мог беспрепятственно выявить свою волю и установить ту форму правления, которая действительно осуществит великие идеи свободы...».

Образованное 2 августа 1918 года «Верховное Управление Северной области» в своем первом обращении к населению также заявило о стремлении к восстановлению попранных большевиками «свобод и органов народовластия: Учредительного собрания, земских и городских Дум»; установлению прочного правопорядка; действительному обеспечению прав трудящихся на землю. Оборону Северной области предлагалось вести с помощью союзных войск. На них же возлагались и надежды в отношении снабжения населения продовольствием и решение финансовых затруднений .

Как справедливо заметил генерал-лейтенант А.И. Деникин, «национальное чувство укрепило идеологию противобольшевистского движения... значительно расширило базу борющихся сил и объединило большинство их в основной, по крайней мере, цели. Оно намечало также пути внешней ориентации, вернув прочность нитям... связывавшим нас с Согласием... (Антанта – О.И.) Наконец, подъем национального чувства дал сильный толчок к укреплению или созданию цел его ряда внутренних фронтов... к оживлению деятельности московских противобольшевистских организаций и вообще к началу той тяжкой борьбы, которая в течении нескольких лет сжимала петлю на шее советской власти» .

Как видим, идеология белого движения выражала интересы национальных кругов российского общества по восстановлению в России государства.

В период разгоревшейся кровопролитной братоубийственной Гражданской войны в сфере национальной политики режимы военных диктаторов Белого движения и их правительства проявляли крайнюю нетерпимость ко всем национальным государствам, образованным на окраинах бывшей Российской империи, разнообразным национальным организациям и их лидерам. Во главу угла они ставили принцип воссоздания «Единой Неделимой России». Примером таких взглядов может служить обращение к населению Башкирии Верховного правителя адмирала А.В. Колчака, составленного в апреле 1919 года. В нем говорится: «Башкиры! К вам обращаюсь я — Верховный правитель Государства Российского, в составе разнообразных и многочисленных народностей которого народ башкирский уже несколько веков пользуется защитой и покровительством закона и власти. Эта связь крепка, и теперь, в годину тяжелых испытаний нашей Родины, — верю, она не порвется. Незначительная часть башкир, презревшая вековое сотрудничество своих отцов и дедов с русским населением на ниве мирного труда и на полях ратных, обнаруживает ныне стремление к государственной самостоятельности, забывая, что преуспевание и развитие культуры хозяйственной жизни башкирской народности возможно только в составе Великой России. Башкиры, правительство Государства Российского не посягает на вашу веру, на ваш быт национальный и хозяйственный, ни на ваши родные земли... В вопросах местных обеспечив всей полнотой своей порядок и законность управления, мир безопасность личную и общественную, и свободу национального развития под сенью государственности. Не верьте тем, кто сулит вам несбыточные надежды государственной самостоятельности... Стойте крепко за правительство, мною возглавляемое: только в нем ныне защита ваших близких и вашего достояния от красных разбойных банд большевиков, в борьбе против которых должны объединиться все живые силы государства. Стойте крепко, а я — Верховный правитель Государства Российского всею полнотою власти, мне принадлежащей, — вас поддержу и охраню».

Поэтому образовавшиеся в различных регионах национально-государственные образования, несмотря на острую враждебность к большевистской власти в России, предпочитали уклоняться от военной помощи белым, имея все основания опасаться, что после победы над большевиками как адмирал А.В. Колчак, так и генерал-лейтенант А.И. Деникин повернут свои войска против них и попытаются силой отнять выстраданную и добытую дорогой ценой национальную независимость.

Так, летом 1919 года Верховный Совет Антанты попытался направить финскую армию на поддержку наступавшей на Петроград Северо-Западной армии генерала от инфантерии Н.Н. Юденича. Однако, несмотря на давление ведущих западных держав, Верховный правитель России адмирал А.В. Колчак отказался принять предварительное условие главы финского государства генерала К. Маннергейма — признать государственную независимость Финляндии, а также договориться с национальным правительством Эстонии. Как свидетельствуют документы, в своих директивах дипломатическим представителям Верховный правитель и Верховный главнокомандующий адмирал А.В. Колчак указывал: «По вопросу о наших политических отношениях с Финляндией считаем, что признание государственной независимости Финляндии может исходить только от Учредительного собрания. В настоящее время никто не правомочен вступать в формальные соглашения по этому поводу от имени России, Однако Российское правительство готово теперь же признать в качестве фактического нынешнее финляндское правительство и установить с ним дружественные взаимоотношения, предоставляя ему полную независимость во внутреннем устроении и управлении Финляндией». Далее указывалось: «В отношении Эстляндии нашим представителям поручено заверить эстляндцев, что правительство обеспечит за ними самую широкую национальную автономию. Равным образом, им буду даны гарантии в том, что усиление русских частей, находящихся в Эстляндии, имеет единственной целью борьбу с большевиками и что эти части не предназначены для каких-либо действий в ущерб интересам эстонской нации» .

В результате подобного рода заявлений 50-тысячная финская армия, которая могла бы помочь Северо-Западной армии взять Петроград, осталась осенью безучастным свидетелем ее разгрома войсками Красной Армии. А когда армия Н.Н. Юденича отступила на территорию Эстонии, она была разоружена и распущена ее властями.

В этот же период на Юге России генерал-лейтенант А.И. Деникин так и не смог наладить отношения даже с правительствами казачьих областей, особенно Кубани, где в органах казачьей власти преобладали социалисты, украинофилы и сторонники автономии края (так называемые «самостийники»).

Генерал-лейтенант А.И. Деникин усиленно занимался вопросами национально-государственного строительства на подконтрольных территориях. Особое внимание он уделял укреплению структур законодательной и исполнительной власти. Главный метод, который диктатор широко использовал, — реорганизация органов законодательной и исполнительной власти. Приказом от 15 февраля 1919 года он утвердил «Положение об Особом Совещании при Главнокомандующем Вооруженными Силами на Юге России». В организационном отношении Особое совещание принимало более стройный вид, 14 управлений охватили все сферы жизни на территории ВСЮР.

В своих воспоминаниях генерал-лейтенант А.И. Деникин писал: «Вопрос о национальностях и связанный с ним — о территориальном устройстве Российского государства разрешались в полном единомыслии мною и всеми членами Особого совещания: единство России, областная автономия и широкая децентрализация. Наши отношения к западным лимитрофам выражались только в декларативных заявлениях; с Украиной, Крымом, Закавказскими республиками и казачьими областями нас связывали многочисленные нити во всех областях жизни, борьбы и управления… Эти взаимоотношения были очень трудны и ответственны, а среди управлений Особого совещания не было органа, который мог бы руководить ими: управление иностранных дел старалось всемерно устраниться от этого дела, полагая, что принятие в свое ведение сношений с новообразованиями послужит косвенным признанием их суверенитета; а управление внутренних дел по всей своей структуре и психологии было не приспособлено к такого рода работе» .

В конце концов, сношения с новообразованиями вел лично генерал-лейтенант А.И. Деникин, совместно с председателем Особого совещания при посредстве его канцелярии и при содействии начальника штаба и начальника военного управления — в части, касающейся военных обстоятельств и военного представительства». Как отмечает сам генерал Деникин, этот вопрос в правительстве адмирала А.В. Колчака также вызывал сомнение. Он был разрешен вначале возложением взаимоотношений с государственными новообразованиями (в том числе и правительствами Юга, Севера и Юденича) на министерство иностранных дел, а с осени 1919 года – на министерство внутренних дел».

Областное автономное устройство предполагалось не только в отношении территорий, «населенных инородцами, но и русских». В январе 1919 года по инициативе В.В. Шульгина возникла «комиссия по национальным делам», бюджет которой был отнесен на счет ВСЮР. Целью своей комиссия поставил «сбор и разработку материалов для защиты русских интересов на мирной конференции и для выяснения отношений России к национальным движениям, а также исследование вопроса об автономном устройстве ее, в частности Юга. Работы комиссии отразились на административном подразделении территории ВСЮР на области. (Эти административно-территориальные образования, подконтрольные Вооруженным Силам России, составили Харьковская, Киевская, Новороссийская области и Северный Кавказ)» .

В плане предстоявшего устройства страны представлялась последовательная цепь самоуправлений от сельского схода до областных дум, снабженных в подготовительный период значительно расширенными правами губернских земских собраний и получающих впоследствии функции местного законодательства из рук будущего Народного собрания. Но вся небольшая вначале территория Добровольческой армии являлась по существу театром военных действий. Это обстоятельство побуждало к принятию исключительных мер для временного усиления и централизации власти на местах.

Уже после завершения Русской смуты Н.И. Астров в письме генерал-лейтенанту А.И. Деникину от 28 декабря 1924 года заметил, что Особое совещание всемерно способствовало реставрации старых методов управления, что «было убийственным» как для Белого дела, так и для самого Антона Ивановича. Ведь таким стилем деятельности Совещание придавало всей системе диктатуры «облик злой и мстительной силы». Не случайно местные «правительства» по существу были в оппозиции к этому органу.

Чем сложнее становилось положение ВСЮР, тем менее эффективной становилась работа Особого совещания. Такое положение не могло удовлетворить генерал-лейтенанта А.И. Деникина, и он подготовил «Наказ Особому совещанию» (декабрь 1919 года), которым очертил политический курс Главкома ВСЮР. «В связи с приказом моим сего года за № 175 приказываю Особому совещанию принять в основание своей деятельности следующие положения: 1. Единая, Великая, Неделимая Россия. Защита веры. Установление порядка. Восстановление производительных сил страны и народного хозяйства. Поднятие производительности труда. 2. Борьба с большевизмом до конца. 3. Военная диктатура... Всякое давление политических партий отметать, всякие противодействия власти — и справа, и слева — карать. Вопрос о форме правления — дело будущего. Русский народ создаст Верховную власть без давления и навязывания. Единение с народом. Скорейшее соединение с казачеством путем создания Южно-Русской власти, отнюдь не растрачивая при этом прав общегосударственной власти. 4. Внутренняя политика — только национальная. Русская. Невзирая на возникающие иногда колебания в русском вопросе у союзников идти с ними. Ибо другая комбинация морально не допустима и реально не осуществима. Славянское единение. За помощь ни пяди русской земли. 5. Все силы, средства — для армии, борьбы и победы…»

В «Наказе» сохранена преемственность идей апрельской Декларации Добровольческой армии 1918 года В данном документе налицо основные взгляды генерал-лейтенанта А.И. Деникина. Но он не учел ситуацию военно-политического кризиса, в котором находились ВСЮР. Главный парадокс заключается в том, что генерал-лейтенант А.И. Деникин вручил «Наказ» Особому совещанию за два дня до его упразднения. Либерализм оказался негодной основой политического режима единоличной военной диктатуры. 16 декабря 1919 года Главком ВСЮР вместо Особого совещания утвердил новый орган исполнительной власти - Совет министров под председательством генерал-лейтенанта А.С. Лукомского. Однако, этому правительству суждено было существовать три месяца и 16 марта 1920 года, уже находясь в Крыму, генерал-лейтенант А.И. Деникин передал полномочия по ведению «общегосударственными делами и руководству местными органами» «сокращенному деловому учреждению» во главе с М.В. Борецким.

Тогда же генерал Ю. Пилсудский, глава польского государства, приостановил активные действия польских войск на Украине против советских войск, чтобы не помогать наступлению генерал-лейтенанта А.И. Деникина на Москву (в эмиграции генерал-лейтенант А.И. Деникин был убежден в том, что именно Польша «спасла Советскую власть от гибели») .

В итоге внешние и внутренние противники большевиков, в силу несогласованности и неподготовленности в вопросах осуществления национальной политики, так и не сумели организовать ни одного «объединенного» похода антибольшевистских сил на Москву, поскольку их временный союз раздирался глубокими противоречиями. Эти противоречия в сочетании с растущей солидарностью западноевропейских трудящихся и средних слоев, ряда представителей интервенционистских войск с Советской Россией летом - осенью 1919 года, усталость от тягот Первой мировой войны, изменили соотношение сил на международной арене в пользу большевиков. В результате, большевики сумели поодиночке ликвидировать белые диктатуры и разгромить их вооруженные силы, а затем приступить к «советизации», также поодиночке, национальных государств, образовавшихся на территории бывшей Российской империи.

В силу всех этих внутренних и внешних факторов положение на фронтах летом - осенью 1919 года коренным образом изменилось в пользу Красной армии. Помня, что все составы правительств генерал-лейтенанта А.И. Деникина так и не смогли «справиться с территорией», весной 1920 года новый «белый диктатор» Юга России генерал-лейтенант П.Н. Врангель, а также приглашенный им на пост главы правительства А.В. Кривошеий (видный государственный и общественный деятель, в прошлом ближайший сотрудник П.А. Столыпина) считали, что большевиков можно свергнуть не «походом на Москву», не «завоеванием России», а «созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа». Они предполагали обеспечить на занятой территории «законность и порядок», свободу торговли, проведение аграрной реформы в интересах зажиточных крестьян-собственников, создать более высокий материальный уровень жизни населения и организовать «демократическое» самоуправление. С другой стороны, пытаясь исправить ошибки режима генерал-лейтенанта А.И. Деникина, они рассчитывали наладить отношения со всеми новыми государствами, возникшими на окраинах бывшей Российской империи, установив связи со всеми национальными организациями и их вооруженными формированиями, включая даже крестьянские повстанческие отряды. Это в первую очередь касалось Повстанческой армии Нестора Махно. Таким образом, режим генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля попытался создать единый антибольшевистский фронт.

Тогда, по расчетам генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля и А.В. Кривошеина, русский народ, доведенный военным коммунизмом и террором «чрезвычаек» до обнищания и озлобления, «сам свергнет иго большевиков» и Русской армии останется лишь постепенно продвигаться вперед, закрепляя за собой освобожденные территории. По сути, они планировали политику «двух России»: созданная ими «вторая Россия» как альтернатива большевистской должна была существовать до тех пор, пока русский народ не сделает выбор в ее пользу и не сметет большевистский режим.

Умело использовав национальный вопрос, как фактор обеспечения своей победы в революции, лидеры большевиков вскоре изменили свое отношение к идее самоопределения наций. В 1918 года принцип «самоопределения, вплоть до государственного отделения», начал заменяться лозунгом самоопределения для трудящихся классов. С 1919 года как развитие данного лозунга широко пропагандируется идея федерации. При этом РСФСР рассматривалась как опора мировой диктатуры пролетариата.

Предоставляя независимость или автономию бывшим национальным окраинам России, ленинское правительство стремилось учитывать сложную международную обстановку. С 1919 года в национальной политике РСФСР проявляется стремление волевыми методами навязать Советскую власть автономиям.

Послеоктябрьский контрреволюционный сговор великодержавников и местных националистов оказался бесплоден. Идея «контрреволюционного федерализма» была мертворожденной в силу исторической обреченности своего содержания. Буржуазная федерализация страны, как и любая форма буржуазной государственности, не смогла стать преградой интернационализму социалистической революции. Контрреволюция объединялась на основе старого великодержавия.

Идея федеративного партнерства антисоветских сил всплывала на протяжении гражданской войны лишь эпизодически в связи с попытками военно-диктаторских режимов поправить свое положение за счет внешней «демократизации».

Таким образом, в любом случае было очевидно, что российская буржуазия не способна найти реальной альтернативы советской государственности народов бывшей Российской империи. Стремление сохранить целостность России рассматривалось национальными меньшинствами как великодержавный русский шовинизм «единой и неделимой» России. Руководящей оставалась идея государственности, при которой выделение в пределах империи суверенных независимых единиц представлялась ей совершенно невозможным, а осуществление назревших практических задач этнической политики откладывалась до созыва Учредительного собрания.

 

Иванников Олег Владимирович - директор благотворительного учреждения «Право и Порядок», кандидат исторических наук, подполковник запаса

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (8):

sergeev
Карма: 981
04.07.2014 00:14, #19127
Это очень интересная и важная тема, хотя, как будто, не на злобу дня.
Важная обозначена мысль: Россия могла сохраниться только в новой, т.е. советской ипостаси. Милюков довольно поздно и с горечью понял, что Россия была нужна тогдашней Европе только в качестве сырьевой колонии.
Ленин собрал распавшуюся империю невероятными посылами и дальнейшими отказами от них - единственно возможным способом.
Не плохо бы, упоминая об октябрьском "перевороте", говорить, что власть взяла левая революционная коалиция - в ней главной сплочённой силой были л.эсеры, а большевистская коалиция была какой угодной, только не ленинской, т.е. не большевистской: левые и правые коммунисты, будущие троцкисты. Первое голосование "большевиков" по Брестскому миру показало реальный расклад сил и ответный ультиматум Ленина. Испугались не Ленина - испугались распада коалиции, и тогда править бал стали бы левые эсеры.
Коалиция сохранилась, но дальние последствия этого - Красная армия стала, главным образом, троцкистской - это и стало причиной жестоких чисток армии перед угрозой военного переворота во время вторжения Гитлера.
Сейчас не только титанов - даже карликов политики нет...
Алекс
Карма: 66
04.07.2014 00:19, #19128
В ответ на комментарий sergeev #19127 (04.07.2014 00:14)
Уважаемый, несите вашу чушь в твиттере или в википедии.
Здесь аудитория достаточно образована, чтобы посмеяться над Вашими глупостями.
Какую империю собрал Ленин????
Вы хотя бы историю в рамках средней школы выучите....
Нет слов.
sergeev
Карма: 981
04.07.2014 00:27, #19130
Добавлю.
Нынешняя Россия не имеет перспектив существования в нынешнем сгнившем мировом порядке.
Зелёный росточек (божье чудо!) появился таки в лице Новоросии, и это шанс для всей цивилизации.
Сегодня путин имеет (ещё пока) шансы стать Путиным, РФ - Россией, Россия - возрождённым Союзом!
Но именно этого и смертельно боятся - не знаю даже, где больше: в США, или в РФ.
sergeev
Карма: 981
04.07.2014 00:29, #19131
В ответ на комментарий Алекс #19128 (04.07.2014 00:19)
Уважаемый, отвечаю в рамках средней школы: Российскую.
Алекс
Карма: 66
04.07.2014 00:56, #19135
В ответ на комментарий sergeev #19131 (04.07.2014 00:29)
И какова же была территориальная площадь этой империи?
sergeev
Карма: 981
04.07.2014 08:00, #19148
В ответ на комментарий Алекс #19135 (04.07.2014 00:56)
За некоторыми понятными минусами - территория Российской империи до 17 года.
Следует ещё добавить, что "большевики" в глазах вождей белого движения выглядели весьма непрезентабельно, в силу разношёрстности левой коалиции. Понять цель "большевиков" было действительно трудно, ибо цели Ленина, Троцкого, Бухарина были разные. Однако надо помнить, что практически половина офицерского состава царской армии воевала в составе красной армии, т.е. разобралась и сделала непростой выбор в пользу России, а не "союзников". Что выбор этот был вынужденным, а не радостным, - естественно понимаю.
Алекс
Карма: 66
04.07.2014 09:46, #19151
В ответ на комментарий sergeev #19148 (04.07.2014 08:00)
Уважаемый, вполне допускаю, что Вы осознали случайную оплошность в отношении "империи Ленина".
Ленин разрушил империю.
Участие Ленина в уничтожении русского народа и государства продолжалось до 1920, когда он занимал пост Председателя Совета народных комиссаров.
"Собирание" земель Российской Империи началось при Сталине.
Цель большевиков понимать не нужно. Она была ими задекларирована официально и неоднократно!
И основой была диктатура пролетариата.... и террор!
(см. труды Ленина)
Кстати, здесь на РЭКСе о Ленине много хороших и качественных материалов.
Виктора Аксючица, к примеру.
sergeev
Карма: 981
04.07.2014 23:47, #19181
В ответ на комментарий Алекс #19151 (04.07.2014 09:46)
Я понял причину Вашей реакции на мой пост.
Такие версии о Ленине имеют место быть.
Я не сделал ещё для себя вывода, почему эти версии так живучи - ведь никаких сколько-нибудь серьёзных научного склада построений по ним нет. Видимо, их носители довольствуются ещё перестроечными вбросами инфо-оружия и компиляциями, искренне уверовав в их подлинность.
Надёрганные фразы про "диктатуру" и "террор" - это не моя тема, но, по-видимому, Ваша.
Весьма сожалею.
Один вопрос, если можно, - когда и как Ленин разрушил Империю?
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
71.5% Да, считаю.
Образ России в СМИ Белоруссии, по Вашему мнению: