Государство, правосудие, справедливость

29 июня 2014  22:48 Отправить по email
Печать

Начнем со справедливости. Достижима ли она? Быть может и достижима, но государственный суд этого не гарантирует. Более того, государство и не ставит перед судом такую задачу, усматривая его назначение в обеспечении законности. А она нередко достигается попранием справедливости. Как, например, в деле о сносе дома. А ведь термин «юстиция» происходит от латинского justitia, что в переводе на русский означает справедливость.

В чем же состоит назначение правосудия? – спросил я у практикующего юриста – опытного, но достаточно скромного, чтобы не афишировать себя. И вот какой у нас состоялся диалог.

- Целью правосудия служит установление и поддержание установленного государством порядка, необходимого для обеспечения целостности государства и достижения единообразного решения возникающих проблем.

- То же можно сказать и о других органах государства, например, об МВД.

- Уточню: правосудие выполняет свою задачу, опираясь на закон.

- А на что опирается МВД?

- Разве это имеет значение? Главное, чтобы МВД, суд и другие органы власти служили государству.

- А кому должно служить государство?

- …

- Член Конституционного Суда РФ, доктор юридических наук Геннадий Жилин приоритетной конституционной целью правосудия считает защиту прав и свобод человека и гражданина.

- Мнение ученого юриста не аргумент?

- Это декларация, не имеющая отношения к реальным целям государства.

Правосудие необходимо обществу, например, для разрешения имущественных и иных споров, рассмотрения жалоб, установления фактов, имеющих юридическое значение и т. д. Только не стоит смешивать установление этих фактов смешивать с выяснением объективной истины, суду недоступной.

Как это следует из ст. 123 Конституции РФ, судопроизводство в России, осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Но может ли идти речь о равноправии, когда государственный суд рассматривает иск государственного же ПФР к неработающему пенсионеру, у которого истец собирается отобрать часть пенсии – единственного источника выживания ответчика?

Поэтому, когда истцом выступает ПФР, а ответчиком – пенсионер, победа присуждается государственному ПФР. А суд ради победы госоргана легко и просто переступает через ст. 39 Конституции, каждому гарантирующую социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом. И игнорирует  ст. 15, в соответствии с которой Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ.

Вернемся к справедливости. Открытая энциклопедия определяет ее как понятие, содержащее требование соответствия деяния и воздаяния, прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания, но это скорее адекватность. А справедливость, с точки зрения субъектолога, – это ничто иное, как субъективное восприятие установленных правил и в том числе законов. И если вы, например, обращаетесь к правозащитнику с жалобой на несправедливое судебное решение, это означает, что это решение вы считаете незаконным.

Как показывает опыт, суд – это не то место, где достигается справедливость. Тому пример – решение Верховного суда Татарстана, который, считаю, исходя из корпоративной солидарности, оставил в силе определение судьи Приволжского районного суда Казани Рузили Минигалиевой. Несмотря на то, что это решение явно противоречит ГПК РФ.

Вступившие в силу судебные решения считаются не просто законными, но и истинными, что далеко не всегда соответствует действительности. Порочность некоторых судебных решений объясняется тем, что они основываются не только на законе, в силу своей природы имеющем объективный характер, но и на внутреннем убеждении судьи, а оно в принципе не может быть объективным: судьи живут не в башне из слоновой кости, а в том же мире, что и мы. Это значит, что на внутреннее убеждение судьи могут повлиять факторы, не всегда поддающиеся контролю. Например, установка председателя суда или заманчивое предложение одного из участников процесса. Во всяком случае, на антикоррупционную устойчивость судей пока еще никто не проверяет…

И все же есть, есть средство, способное обеспечить справедливость судебных решений. Это общественный контроль, осуществление которого можно было бы доверить профильным некоммерческим организациям. Однако применение общественного контроля предполагает согласие с тем, что общество превыше государства и, следовательно, имеет право его контролировать.

Главенствующая роль народа (общества?) закреплена ст. 3 Конституции РФ. В соответствии с этой нормой именно народ является источником российской власти. Но это в теории. На практике же наблюдается превосходство государства над обществом. Пользуясь этим, государство нас – членов общества, имеющих российское гражданство, понуждает следовать государственным законам.

Никто не оспаривает необходимость государства, которое в общественном организме играет роль станового хребта , придавая этому организму должную устойчивость. Но способно ли общество, которое, строго говоря, не есть субъект, управлять государством? Да, государство - это главное учреждение общества. И это учреждение призван осуществлять жизнеобеспечение граждан. Но в отсутствие общественного контроля оно игнорирует свою миссию и начинает работать само на себя, игнорируя интересы учредителя.

В соответствии с логикой всеобщего избирательного права (ВИП) государство, играющее роль аппарата управления делами общества, формируют граждане, которых этот аппарат и наделяет ВИП. Согласно Конституции РФ именно граждане и выступают в роли источника российской власти, которой они затем и подчиняются. А вы представьте себя в роли учредителя организации, которую вы наделили уставом. А как вы отнеслись бы к тому, что эта организация будет обязывает вас – ее учредителя следовать своему уставу? Это требование вы сочтете алогичным и совершенно справедливо. Но разве больше логики в обязанности общества, якобы наделившего государство властью, ему подчиняться?!

Как думаю я (и Ж. Ж. Руссо) на роль учредителя государства может претендовать только общество - совокупность субъектов, изначально наделенных правами человека. Правда, закона, которым эти права были бы предусмотрены, не существует. Так, его и быть не может, ведь закон есть атрибут государства.

Так, хорошее ли у нас государство? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать, что любой объект, с точки зрения субъекта, анализирующего этот объект, может быть хорошим, если анализируемый объект способствует достижению целей познающего субъекта, либо нехорошим, если этому противодействует. Но в чем же состоит цель общества? В достижении материального благоденствия? Или же в духовном возрождении?

Увы, но у российского общества нет, да и быть не может никаких целей. И лишь потому, что оно не является субъектом. В отличие от государства, целью которого, как мне представляется, служит обогащение богатых. Как правило, за счет обеднения бедных. Государству же нет никакого дела ни до общества, ни до его духовного возрождения.

Сказанное означает, что у нас - членов российского общества неважное государство. Но винить в этом нам некого. Кроме самих себя.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть