Страхование старых от старости, а инвалидов – от утраты трудоспособности

17 мая 2014  12:21 Отправить по email
Печать

Согласны ли вы с тем, что старых не нужно страховать от старости, а инвалидов – от утраты трудоспособности? - поинтересовался автор этих строк мнением членов сообщества «За права пенсионеров». Но, как это ни парадоксально, большинство участников состоявшегося опроса на этот вопрос ответило… положительно.

Опрос был основан на публикации в ИА REX в связи с иском, с которым Управление Пенсионного фонда России обратилось в мировой суд, потребовав взыскать с автора этих строк якобы имеющуюся задолженность. Обосновывая свои требования, УПФР пояснило, что плательщиками страховых взносов являются индивидуальные предприниматели (ИП) и иные категории лиц. Однако я – неработающий пенсионер ни к одной из этих категорий не отношусь и, следовательно, надлежащим ответчиком не являюсь, что, впрочем, мирового судью не смутило.

Истцу я задал простой и очевидный вопрос: «На каком основании он требует, чтобы я – неработающий пенсионер ему что-либо платил»? Представитель истца – начальник юротдела УПФР Анна Закирова - невпопад начала рассказывать про долги ИП «Андурский», по обязательствам которого я никакой ответственности не несу.

Не отрицаю того, что в свое время как гражданин РФ, то есть  в качестве физического лица (ФЛ) я действительно учредил названного хозяйствующего субъекта. Но, во-первых, никакого имущества я в этого субъекта не вкладывал. Во-вторых, к настоящему времени он свое существование прекратил. Во-вторых, к ИП, действующим без образования юридического лица (ЮЛ) согласно ст. 23 ГК РФ применяются правила, регулирующие деятельность ЮЛ, являющихся коммерческими организациями (если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения). В-третьих, в соответствии со ст. 61 ГК РФ ликвидация ЮЛ влечет его прекращение без правопреемства (за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом). В виду сказанного правопреемников у ликвидированного ИП нет и, следовательно, ответственности по его обязательствам никто не несет. В-четвертых, я – учредитель ИП и само ИП – это далеко не одно и то же. И если споры с ФЛ рассматривает суд общей юрисдикции, то с ЮЛ – арбитражный.

Однако напрасно я метал бисер своих доводов: мировой судья, совсем еще молоденькая женщина, определенно не разбирающаяся в специфике хозяйственного права, мои аргументы, по-видимому, не восприняла и, к слову сказать, не обязана была воспринимать, потому что процесс, напомню, шел в суде общей юрисдикции.

Впрочем, судьба спора государственного учреждения с неработающим пенсионером была предрешена, потому что этот спор рассматривало заинтересованное лицо. Но разве государственный суд может сохранять беспристрастность, рассматривая спор государственного же учреждения с каким-то там пенсионером?! Именно поэтому я заявил о недоверии суду...

Надо сказать, что в последние годы ИП Андурский никак не участвовал в системе обязательного пенсионного страхования и, соответственно, не платил страховые взносы ПФР – держателю государственных страховых резервов. А с чего было платить, если единственный его работник – автор этих строк – уже 14 лет пребывает на инвалидности, получив в 2004 году II (нерабочую) группу, назначенную пожизненно. А официального возраста выхода на пенсию по старости достиг 10 лет тому назад. Очевидно, что такой работник попросту не имел права работать. И кто, кроме конченного идиота (или мошенника) может обязывать работодателя страховать старого работника от старости, а больного – от утраты трудоспособности?!

Требуя, чтобы я, будучи ФЛ, ему что-то платил, УПФР сослался на Закон № 212-ФЗ, который и в самом деле позволяет ПФР обращаться в суд с иском к ФЛ. Однако удовлетворить такой иск суд может только в том случае, если истец докажет, что ответчик имеет перед ним неисполненные обязательства. Однако в данном случае этот закон применению не подлежит, поскольку ответчик – неработающий пенсионер никогда никаких обязательств перед УПФР не имел. Во всяком случае, он не доказал те обстоятельства, на которые ссылается как на основания своих требований и возражений (если иное не предусмотрено федеральным законом), как этого требует ст. 56 ГПК РФ.

Интересно, что многие нормы и, в том числе, на которые сослался я, имеют оговорку «если иное не предусмотрено федеральным законом». Впрочем, федеральных законов, которые позволяли бы требовать от ЮЛ каких-либо платежей, УПФР так и не привел. И не привел никаких доказательств того, что я – гражданин Андурский имею перед ним какую-либо задолженность. Тем не менее, мировой суд, попирая ст. 195 ГПК РФ, требующую, чтобы решения суда были законные и обоснованные, требования УПФР удовлетворил.

В этой связи припоминается шутливое объявление, которое однажды попалось мне в социальной сети: «Проводим судебные заседания по сценарию заказчика». Ну, что же, как только мирового суда изготовит в окончательной форме свое решение, тут же обжалую его в федеральный суд. А когда тот оставит обжалуемое решение в силе, в чем у меня нет ни малейших сомнений, приступлю к подготовке жалобы в Конституционный суд, а поскольку и на него особой надежды нет, и в Европейский суд по правам человека. Потому что, отбирая у меня часть пенсии – единственного источника моего существования, Российская Федерация нарушает не только собственный Основной закон, но Конвенцию о правах человека.

А еще напишу генеральному прокурору России Юрию Чайке и, основываясь на ст. 45 ГПК РФ, попрошу обратиться в суд, чтобы он выступил в защиту прав неопределенного круга работодателей, которых ПФР, пользуясь пробелами в отечественном законодательстве, понуждает страховать старых от старости, а инвалидов – от утраты трудоспособности. И в ГД РФ с инициативой, направленной на уничтожение абсолютно порочной организационно-правовой формы «ИП».

И какая, в самом деле, нужда всех индивидуалов стричь под предпринимателей, если гражданин, желая осуществлять предпринимательскую деятельность, вправе учредить одну из предусмотренных ГК РФ коммерческих структур. А для пенсионеров, имеющих возможность немного подрабатывать своим трудом, восстановить возможность осуществления индивидуальной трудовой деятельности.

И, пожалуй, еще раз предприму обращение в федеральную Антимонопольную службу России, в качестве бывшего (на протяжении 15 лет) члена Экспертного совета регионального антимонопольного ведомства поставив вопрос о целесообразности дальнейшего сохранения абсолютной монополии, которую ПФР удерживает в сфере накопления государственных страховых резервов.

В 1922 году ровесник моего отца – советский поэт Николай Тихонов сочинил Балладу о гвоздях. В ней он, восхищаясь стойкостью своих современников, написал такие строки: «Гвозди бы делать из этих людей, крепче б не было в мире гвоздей». Боюсь, однако, что наковать гвоздей из многонационального источника власти в Российской Федерации пока никто не сможет. У нас – не Украина, в которой обитает свободолюбивый народ. И в которой, насколько мне известно, старых от старости не страхуют.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть