ПФР и пенсионеры: разбор полётов

11 мая 2014  16:22 Отправить по email
Печать

Если ПФР посчитает, что автор этих строк на него клевещет, он может обратиться в суд. С иском ко мне, но не к информационному агентству, любезно согласившемуся дать мне возможность высказать свои суждения (оценочного характера).

Начну с банального вопроса: «Кому и для чего нужны индивидуальные предприниматели (ИП)»? Они, наверное, нужны всем тем, кому оказывают свои услуги. А нужны ли ИП государству? Да, очень нужны. Чтобы налогами от своих доходов пополнять бюджет. А еще для того, чтобы перечислять взносы на обязательное пенсионное страхование в государственный Пенсионный фонд России (ПФР).

С формальной точки зрения, в качестве ИП должен регистрироваться каждый, кто вкладывает свое имущество, например, деньги в те или иные предприятия ради извлечения прибыли (от вложенного в эти предприятия имущества). А для индивидуальной трудовой деятельности (ИТД) регистрировать граждан можно было бы в ином порядке, что особенно актуально для пенсионеров.

Впрочем, пенсионер пенсионеру рознь. Судья, например, уйдя в отставку, за свои заслуги перед государством получает вполне приличное вознаграждение. И в силу этого может себе позволить не заботиться о хлебе насущном. Что же касается среднестатистического российского пенсионера, то ему нужно еще подумать, на что именно потратить свое пособие по старости: то ли на хлеб, то ли на лекарства, то ли на растущую квартплату.

Если у пенсионера есть силы на то, чтобы иметь приработок, то оказывать желающим те или иные услуги государство ему разрешит только в том случае, если он зарегистрируется в качестве ИП. В противном случае государство инкриминируют пенсионеру незаконное предпринимательство. Так, например, безногий инвалид Николай Игнатьев со своей супругой Гюльнарой Зиннатуллиной, которая пока еще не признана членом его семьи, по весне заготавливают веники. А потом продают их на рынке. За что их регулярно штрафуют. Так, неужели государство обеднеет, если инвалид I группы, живущий на пенсию (и пособие супруги в сумме 1,2 тысячи рублей по уходу за своим мужем) не будет платить ПФР, чтобы страховать себя от потери давно утраченной трудоспособности?!

Чем же предпринимательская деятельность (ПД) отличается от ИТД? Согласно закону «О предприятии и предпринимательской деятельности», предпринимательской деятельностью (ПД) признается инициативная самостоятельная деятельность, направленная на получение прибыли. Очевидно, что этот закон не применим к тем, кто, как например, Игнатьев, не преследует цели извлечения прибыли.

Обратимся к ст. 2 ГК РФ. Она предпринимательской определяет «самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» (выделено мной. – Е. А.). Здесь законодатель, на мой взгляд, лукавит, потому что пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ и оказание услуг совсем не обязательно сопряжено с извлечением прибыли.

В соответствии с экономической теорией прибылью предприятия считается разница между выручкой от реализации его продукции за вычетом всех издержек. Эта прибыль подлежит налогообложению, а то, что после этого остается, и есть чистый доход владельца предприятия.

Как видим, извлечение прибыли предполагает наличие предприятия. Однако гуманный российский закон (п. 1 ст. 23 ГК РФ) и гражданину дает право осуществлять ПД, правда, без образования юридического лица. С этой целью гражданин должен пройти государственную регистрацию в качестве ИП. Заметим, что сам факт регистрации гражданина в качестве ИП не обязывает его осуществлять ПД.

Если же гражданин осуществляет ПД, пусть и без образования юридического лица, то к нему применяются правила, регулирующие деятельность юридических лиц (п. 3 ст. 23 ГК РФ). И не просто юридических лиц (ЮЛ), а хозяйствующих субъектов, являющихся коммерческими организациями (если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения).

А теперь хотел бы обратить внимание читателя на то, что если по тем или иным причинам ЮЛ не образует фонд заработной платы, у него не возникает обязанности начислять взносы в ПФР. Почему же для гражданина, зарегистрировавшегося в качестве ИП, сделано исключение? Ведь, если ИП не отчисляет взносы на страхование нанимаемых им работников, ПФР дает поручение службе судебных приставов-исполнителей (ССПИ) найти источник доходов должника и удержать из него образовавшуюся задолженность. Установив, что должник живет на пенсию, ССПИ поручает ПФР удерживать образовавшуюся задолженность из его пенсии. ПФР исполняет это поручение, игнорируя Конституцию РФ (п. 3 ст. 35), на что суд закрывает глаза…

Принимая постановление об удержаниях из пенсии, ССПИ основывается на ст. 24 ГК РФ. Согласно этой норме гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Перечень такого имущества устанавливается ст. 446 ГПК РФ). Оправдать эти действия ССПИ нельзя, но понять их можно.

Весь фокус здесь в том, что организационно-правовая форма «ИП» – это своего рода юридический гермафродит – биологическим организмом, обладающим признаками одновременно мужского и женского пола (и, соответственно, имеющий как мужские, так и женские половые органы). Для некоторых видов гермафродитизм вполне естественен, но в отношении человека, например, он является патологией.

Юридическую патологию, как я считаю, представляет организационно-правовая форма «ИП», поскольку она сочетает признаки физического лица (гражданина) и лица юридического (организации). Этим и пользуется ССПИ, в нарушение Конституции РФ удерживая задолженность из пенсии ИП. Сказанное касается, в частности, автора этих строк. Единственным источником его дохода служит пенсия по старости плюс небольшая надбавка за инвалидность (имею II нерабочую группу).

В свое время, будучи не старым и вполне здоровым я – гражданин Андурский Е. Я. решился учредить хозяйствующего субъекта по имени «ИП Андурский Е. Я». Но никакую часть своего имущества в это учрежденное я не вкладывал и деятельность, направленную на извлечение прибыли этого (невложенного) имущества, не осуществлял.

Как видим, законодатель приравнивает ИП к юридическому лицу и тем самым обеспечивает право ПФР понуждать ИП к выплате взносов на страхование нанимаемых работником. Он делает это и в том случае, если ИП не начисляет фонд заработной платы. ПФР требует, чтобы все работодатели, включая ИП, страховали от старости даже тех своих работников, которые достигли пенсионного возраста и/или имеющих инвалидность. Но разве не очевидно, что таких работников не нужно страховать на предмет утраты трудоспособности?

ИП не могут не привлекать наемный труд, потому что по логике ПФР они нанимают… самих себя и, следовательно, должны себя страховать как наемных работников. С этим трудно поспорить, если ИП молод и здоров. А если он человек пожилой или инвалид?

Управление ПФР Кировского района Казани обратилось в мировой суд с иском к автору этих строк – в настоящее время неработающему (за деньги) пенсионеру. И потребовал, чтобы я – г-н Андурский покрыл задолженность, которую УПФР числит за хозяйствующим субъектом «ИП Андурский Е. Я.». Однако этот субъект свое существование прекратил без правопреемства.

Упомянутый хозяйствующий субъект, по мнению УПФР, должен был выплачивать в ПФР взносы, страхуя от старости г-на Андурского, достигшего старости и имеющего инвалидность. Это требование УПФР обосновывает тем, что в соответствующем федеральном законе нет оговорки о том, что старых не следует страховать от старости, а инвалидов – от утраты трудоспособности.

А как быть с Конституцией РФ? Она как бы гарантирует социальное обеспечение каждого гражданина вне зависимости от его социального статуса. Однако Верховный суд Татарии посчитал, что автор этих строк, видите ли, неправильно толкует Основной закон. Судьи, будучи опытными профессионалами, казалось бы, должны лучше меня – правозащитника знать, что право толковать Конституцию предоставлено только одному субъекту. Это Конституционный суд РФ. Остальным следует исполнять Конституцию, поскольку она в соответствии со ст. 15 имеет прямое действие.

Против этого моего замечания возразила юрист Тамара С., любезно согласившаяся прочитать настоящее расследование. С ее точки зрения, прямое действие Конституция сохраняется лишь в том случае, если не существует закона, которым и можно было бы воспользоваться в сложившейся ситуации. Но никакой закон не должен противоречить Конституции. Поэтому, как поясняет председатель Верховного суда Татарии Ильгиз Гилазов, в случае противоречия между федеральным законом и Конституцией суд должен основываться именно на Конституции.

Однако суд, как я замечаю, легко и просто преступает закон, не делая исключений даже для Конституции, если этого требуют интересы государства, которые, заметим, нередко противоречат интересам общества в целом и отдельных его членов. А еще, как я заметил, суть обязательного пенсионного страхования понимают далеко не все. Поэтому кое-что придется разъяснить.

Государственное пенсионное страхование относится к категории безрисковых видов страхования. Роль страховщика в этой системе играет государство. Это оно обязывает работодателей перечислять страховые взносы в государственный Пенсионный фонд. Последний как раз и играет отнюдь не уникальную роль держателя государственных страховых резервов. К слову сказать, советское государство прекрасно обходилось без ПФР. Без него обойдется и РФ, если роль держателя названных резервов доверит одному из крупных банков, либо пример решение о создании региональных держателей, закрепит соответствующие функции за негосударственными пенсионными фондами. И тем самым обеспечив в этой сфере здоровую конкуренцию.

Из государственных страховых резервов работнику после наступления предусмотренного законом страхового случая, например, в случае его выхода на пенсию, ПФР и должен выплачивать ежемесячное пособие, зависящее от специфики страхового случая и других факторов.

Порядок выплаты страховых платежей работодателями, играющими роль страхователей, регламентирует Федеральный закон от 24.07.2009 N 212-ФЗ. Да, в нем ничего не говорится о том, что работников, достигших пенсионного возраста и/или получивших инвалидность, не нужно страховать от уже наступившей старости или произошедшей утраты трудоспособности. Но для ПФР это, по-видимому, не очевидно…

ИП может быть сколь угодно старым или вконец разбитым инвалидом, но если уж он использует труд здоровых и нестарых работников, то по общему правилу он должны делать отчисления в ПФР. От тех средств, которые ИП выплачивают своим работникам.

А как быть, если пожилой или имеющий инвалидность ИП нанимает только самого себя? Очевидно, что он не должен страховать себя по той простой причине, что предусмотренное системой государственного пенсионного страхования событие с ним уже произошло, в виду чего государство как страховщик обязано приступить к безусловной выплате такому гражданину соответствующего пособия. Но если эта – само собой разумеющаяся логика все-таки требует законодательного обеспечения, то пусть этим займутся депутаты ГД РФ.

Министерству труда не помешало бы продумать меры по обеспечению индивидуальной трудовой деятельности. Но, если оно не пожелает забивать себе этим голову, разработку нормативно-правового обеспечения ИТД можем взять на себя мы – пенсионеры, которых в РФ по данным ПФР более 40 миллионов.

Как суд разрешит иск УПФР к автору этих строк – сказать трудно. Но при рассмотрении этого дела, суд, придя к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в соответствующем деле, направляет в Конституционный суд РФ запрос на предмет проверки конституционности этого закона (ст. 101 ФКЗ «О Конституционном суде»). Вот и я намереваюсь заявить ходатайство о том, чтобы мировой суд направил соответствующий запрос в Конституционный Суд РФ.

Кроме того, можно заявить ходатайство о том, чтобы суд, выявив нарушение законности, вынес частное определение в отношении должностных лиц УПФР, которые в течение месяца должны будут сообщить ему о принятых мерах (ст. 226 ГПК РФ).

Правда, у автора этих строк, имеющего немалый опыт судебных разбирательств с ПФР, есть сомнения в том, что суд, рассматривая иск УПФР ко мне, сохранит якобы присущую ему беспристрастность. Ведь если бы суд и в самом деле был беспристрастен, то он отказал бы УПФР в иске, потому что у меня как гражданина никакой задолженности перед этим учреждением нет.

Учитывая это, с жалобой на нарушение прав неопределенного круга пенсионеров намереваюсь обратиться к генеральному прокурору РФ Юрию Чайке. Опираясь на ст. 45 ГПК РФ прокуратура может (но не обязана) обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов указанного круга лиц.

Хотелось бы надеяться, что, отреагировав на публичное обращение автора этих строк, генеральная прокуратура посчитает возможным проверить действия ПФР, который, пользуясь пробелами отечественного законодательства, понуждает работодателей страховать пожилых работников от старости, а имеющих инвалидность – от утраты трудоспособности.

И если генеральная прокуратура, проанализировав действия ПФР в отношении стариков и инвалидов, подтвердит заключение автора этих строк о пробелах отечественного законодательства, она, имея право законодательной инициативы, сама же и обратится в ГД РФ.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть