Бандеровщина как неонацистский геополитический плацдарм: Продолжение

8 февраля 2014  16:54 Отправить по email
Печать

…Вы можете идти. Исторический спор славян с тевтонами окончен. (Маршал Советского Союза Г.К. Жуков - генерал-фельдмаршалу В. Кейтелю после подписания Акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил в Карлсхорсте (9 мая 1945 г.))

 

Вместо обещанного окончания получилось продолжение. Ничего не поделаешь, острота и важность затронутого нами фашистского происхождения нынешнего мятежа на Украине и реакции на него Европейского союза и официального Берлина, ставит в повестку дня целый ряд проблем, требующих детального и аргументированного раскрытия. Причём, тем более, что возникающие вопросы весьма «неудобны» для этих субъектов, которые, громко возмущаясь сопротивлением своему разрушительному сценарию, пусть и вялым, официальных украинских властей, переходят к открытой поддержке фашиствующей оппозиции.

Приходится констатировать, что поддержка эта, наглядно продемонстрированная главным редактором немецкого официоза «Deutsche Welle» Инго Маннтойфелем, заявившим о наличии у Евросоюза неких «стратегических целей» на постсоветском пространстве, отнюдь не случайна и имеет глубокие исторические и идеологические корни. Так что продолжим.

*       *       *

Встречаясь с Гитлером и фон Папеном 4 января 1932 г., братья Даллесы представляли интересы целого ряда структур большого бизнеса и большой политики, в том числе:

- транснациональной банковской группы Шредеров с филиалами в Нью-Йорке, Лондоне и Франкфурте-на-Майне (малоизвестный факт: головной американский банк являлся официальным банком-агентом гитлеровского правительства, то есть был уполномочен представлять его финансовые интересы в США); Даллесы были связаны с группой Шредера через обслуживавшую её юридическую контору «Sallivan & Cromwell»;

- Международной никелевой компании, которую обслуживала та же самая контора, и которую в качестве генерального директора и председателя совета директоров возглавляли соответственно Джон Фостер и Ален Даллесы;

- Фонда братьев Рокфеллеров, в попечительском совете которого председательствовал Джон Фостер Даллес, а в его состав входили такие «политические тяжеловесы», как Уолтер Липпман - «правая рука» полковника Эдварда Хауса по обществу «Inquiry», послужившему организационным фундаментом Совета по международным отношениям (впоследствии, как помним, его возглавил Ален Даллес), а также крупный банкир Пауль Варбург – один из совладельцев присно памятной по событиям 1917 г. в России компании «Kuhn, Loeb & Co», принявшей непосредственное и деятельное участие в создании Федеральной резервной системы (ФРС) и др.

В 1936 г. «Schroder Bank of New-York», на который работали Даллесы, окончательно предал гласности, можно сказать официализировал, свои «особые» отношения с кланом Рокфеллеров, создав новую компанию «Schroder, Rockfeller & Co»; посты вице-президента и директора в ней занял Эвери Рокфеллер - племянник основателя династии Джона Дэвиса Рокфеллера. Но ещё с августа 1934 г., при поддержке компаний Рокфеллеров и тесно связанных как с ними, так и с Ротшильдами Морганов, была запущена форсированная кампания реиндустриализации гитлеровской Германии, в центре которой оказались вотчина Рокфеллеров – нефтяная компания «Standard Oil of New Jersey» (НПЗ в Гамбурге, картель с I.G. Farbenindustie, немецким филиалом American I.G. Farben), а также International Telephone & TelegraphITT (инвестиции в авиационную компанию «Focke-Wolfe»), General Motors и Ford Motors Co (производство танков дочерними «Opel» и «Ford AG») и др.

Тем же путём шло и финансирование преступного гитлеровского режима и нацистской партии. В нём участвовали рокфеллеровский Chase National Bank (безвозмездные $25 млн. плюс переданная немецкой стороне картотека фашистской «пятой колонны» в США), включая займы, предоставленные «Standard Oil of New-York» ($2 млн) и American I.G. Farben ($30 млн); последняя вместе с германским филиалом General Elecrtriс вытянула на себе от 50% до 70% финансирования избирательной кампании НСДАП на выборах 1933 г. и, кроме того, совместно с ITT и партнёром британского королевского двора техасским «нефтяным бароном» Эмилом Хэлфришем, близким к семейству Бушей (German-American Petroleum Co), основательно вложились в упомянутый «кружок друзей рейхсфюрера СС» (Кеплера), в котором заправлял Курт фон Шредер, глава немецкого филиала этой транснациональной банковской группы.

Фонд братьев-Рокфеллеров – «интересная» структура даже не в связи с Хаусом, Бернардом Барухом (его преемником в образе «власти за американским троном»), Липпманом и наиболее известным из братьев Варбургов Паулем, а кругом своих интересов. Имеющий желание – да зайдёт на англоязычный сайт этого фонда и отыщет на нем информацию об его современных интересах и программах, включающих насаждение «демократической практики», «устойчивого развития» и «миростроительства».

А компания «Kuhn, Loeb & Co», ещё во второй половине XIX в. превратившаяся в вотчину Ротшильдов, как и её «одиссея» в XX в., и не только связанная с Россией, требует отдельного внимания. Именно её, начиная сразу же с окончания гражданской войны в США, с 1865 г., настойчиво превращали в «троянского коня» Ротшильдов на североамериканском континенте, призванного возглавить реванш банкиров за унизительное поражение Юга. Убийство Авраама Линкольна - лишь первый акт этой драмы. Известно, что его исполнитель Джон Уилкс Бут принадлежал к тайному ордену «Рыцари Золотого Круга», в который также входили «президент» мятежной Конфедерации Джефферсон Дэвис и отец полковника Хауса Теодор Хаус, занимавшийся в интересах Ротшильдов поставками продовольствия, оружия и амуниции в южные штаты в обход блокады северян. Орден послужил Сесилу Джону Родсу организационной и кадровой основой появившегося в 1891 г. Общества Круглого стола, объединившего британских и американских олигархов вокруг контроля над захваченными в англо-бурскую войну богатствами юга Африки. (Из него вышел весь спектр институтов англосаксонского господства: Королевский институт международных отношений с его филиалами в странах британского Содружества, Совет по международным отношениям, Бильдербергский клуб, Трёхсторонняя комиссия и др.).

Возвращаемся к «Kuhn, Loeb & Co». Прибывший в 1865 г. в США крупный партнёр Ротшильдов Якоб Шифф в 1973 г. овладел этой компанией, выкупив долю Куна и женившись на старшей дочери Лоеба. Спустя почти 30 лет в США появились братья Варбурги, старший из которых Пауль женился на младшей дочери Лоеба, а младший Феликс – на дочке Шиффа (обеспечение всех финансово-семейных манипуляций предоставлялось Ротшильдами).

«Закладка», каркасом которой вновь оказался альянс олигархов США, Британии и Германии («ось Вашингтон – Лондон – Берлин»), была сделана. Именно Шифф и Варбурги под неусыпным контролем Ротшильдов, Рокфеллеров и Морганов, в том числе подконтрольных им политиков, двинулись к созданию ФРС. «Концы в воду» по завершении всех этих спецопераций прятались последовательно. В 1977 г. «Kuhn, Loeb & Co» была поглощена банком «Lehman Brothers», американские активы которого во время шумного и памятного банкротства в период кризиса 2008 г. перешли к британскому банку «Barclays», входившему в британский филиал Шредеров, на которых «круг» вновь замыкается. (Именно «Barclays» в 2004 г. наследует место спрятанной в тень компании N M Rothshild & Sons в «золотой пятёрке» - объединении банков, контролирующих мировую цену золота – главного актива и, до недавнего времени, ключевой геополитической ставки клана Ротшильдов).

Вся эта информация будет неполной без упоминания о создании в конце XIX в., параллельно с британским Обществом круглого стола (точнее, даже с опережением), оккультного Ордена черепа и скрещенных костей. Функционируя при Йельском университете, он объединил крупные американские олигархические семьи немецкого происхождения – Бушей, Гарриманов, Тафтов, Леманов – и контролировался Рокфеллерами.

Как тут не вспомнить о немецко-турецких корнях самих Рокфеллеров, изначально Роггенфелдеров, а также о том, что немецкое влияние в США исторически было настолько сильным, что при создании страны пришлось решать отнюдь не очевидный на тот момент вопрос о государственном языке – быть ему английским или немецким. Забегая вперед – без этого здесь не получится, - отметим, что и в 1945 г. произошла отнюдь не ликвидация нацизма. А его «залегание на дно», на плацдарм, заранее созданный во франкистской Испании и расширенный за счёт экстремистского исламско-фундаменталистского подполья на Ближнем и Среднем Востоке (подробно об этом ниже). И именно с этого момента деятельность «йельского» ордена – от ритуалов до политического участия - приобрела отчётливый неонацистский характер.

Из этой точки нашего «расследования» исторических оснований, которые подведены под антироссийский информационно-пропагандистский демарш г-на Маннтойфеля, начинаем приближаться к сугубо политическим и геополитическим аспектам стратегического шефства глобальной олигархии над раскручиванием нацистского проекта и его последствиям.

Известный исследователь Николас Хаггер указывает, что в Королевском институте международных отношений (КИМО), созданном на основе связки ордена «Рыцари золотого круга» с Обществом Круглого стола и его внутренним «малым кругом» - собственно Круглым столом, рассматривались два проекта глобального будущего:

- «имперская федерация» суверенных государств, создаваемая по образцу и подобию Британской империи, проект которой уходил корнями глубоко в XVI в., к автору концепта «Британская империя» Джону Ди, советнику королевы Елизаветы I, при которой был закреплён «реформационный» тренд в направлении протестантского перерождения британской монархии (его придерживались последователи Родса и прежде всего Лайонел Кёртис, «правая рука» его преемника Альфреда Мильнера по Круглому столу);

- федерация «мировых блоков» с централизованными управленческими структурами (то есть с «мировым правительством»); спустя десятилетия, в 1974 г., этот проект был представлен вторым докладом Римскому клубу «Человечество на перепутье» Майкла Месаровича и Эдуарда Пестеля (Хаггер Н. Проект Синдикат. История мирового правительства. – М., 2009. С. 45).

Разница существенная: в первом случае «мировым центром» официально признавались англосаксонские страны («старая» Британия и «новые» США); во втором всё зависело от формы «мирового правительства». Оно предполагалось либо централизованным, базирующимся на системе глобальных институтов, либо сетевым, имитирующим «бесструктурное управление» без правительства, при котором легальные институты-учреждения (например, ООН) замещались бы виртуальными институтами-функциями, уводящими стратегическое планирование и управление в теневые закулисные структуры. Но не исключён был и комбинированный вариант: сочетание «верхушки» глобальных институтов с сетевой организацией замкнутого на трансграничные некоммерческие (НКО) и неправительственные (НПО) организации «гражданского общества».

Идею замещения конкуренции этих проектов их параллельным продвижением и чередованием в зависимости от текущих условий, следовало «вбросить» со стороны. И с этим, скорее всего, что поручением, как раз и справился Гитлер. «Имеются две возможности оформления отношений между народами, - заявил он на первой встрече по подготовке позорного мюнхенского сговора с будущим главой МИД Великобритании Эвелином Галифаксом. - игра свободных сил, которая …могла бы вызвать серьёзные потрясения... Вторая возможность состоит в том, чтобы, вместо игры свободных сил, допустить господство “высшего разума”; при этом нужно, однако, отдать себе отчёт в том, что этот высший разум должен привести примерно к таким же результатам, какие были бы произведены действием свободных сил. Я последние годы часто задавал себе вопрос, достаточно ли разумно современное человечество, чтобы заменить игру свободных сил методом высшего разума» (Документы и материалы кануна Второй мировой войны. В 2-х т. - М.: Госполитиздат, 1948. Т. I. С. 20).

Итак, собираются «уважаемые» люди, фиксируют сложившуюся расстановку сил. И принимают совместное решение о том, что именно произойдёт по воле «высшего разума», и какими способами народам и государствам эта «воля» будет навязываться, выдаваясь за естественный, как бы «объективный» процесс. (А именно: на какие «рычаги» нажать, какие СМИ подключить, какие партии, профсоюзы и политиков профинансировать, какие исследования заказать «мозговым центрам» и т.п.). Причём, понятно, что право на обладание «высшим разумом», по договорённости Гитлера с Галифаксом, оставалось монополией того же вашингтонско-лондонско-берлинского триумвирата «глобальных господ».

По этой модели всё и пошло, плавно вкатившись во Вторую мировую войну, в огне которой стали появляться новые проекты, принадлежавшие уже не вышедшему в тираж и признанному «нерукопожатным» Гитлеру, а вождям «Чёрного ордена СС», выстроенного, по модели англосаксонского Круглого стола, на основе организации, ритуалов и традиций, свойственных масонству (и там, и там имелась иерархия, соединявшая элитарные образовательные и воспитательные программы с «широким кругом» сторонников и участников и, наконец, «узким» или «малым» кругом «высших посвящённых»: двенадцатью в Круглом столе и тринадцатью в СС, куда входили все оберст- и обергруппенфюреры).

В центр любых проектов неизменно ставилась идея единого, опять-таки англо-американо-немецкого альянса против СССР. Вот как она была изложена шефом внешней разведки Третьего рейха (СД) Вальтером Шелленбергом рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру в августе 1942 г. (забегая вперёд, отметив, что этот проект, получивший название «Основы новой Европы» и одобренный Гиммлером, тогда не получил развития ввиду сокрушительного удара, полученного немецкими фашистами под Сталинградом, где, как выясняется, была одержана победа ещё и на этом, закулисном фронте глобальных политических комбинаций).

Вот основные «вехи» этого плана (Шелленберг В. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика – М., 1991. С. 302-305). И то, как проходила в дальнейшем их практическая реализация, осуществлённая уже не нацистами, а англо-американцами, но с участием Западной и объединённой Германии, их государственных структур и спецслужб:

- восстановление прежней государственности стран будущего Бенилюкса (Шелленберг считал их «объектами торга» при заключении сепаратного мира с Западом; реализовали же эту идею договорённости научного директора КИМО Арнольда Тойнби с представителем Фонда братьев Рокфеллеров, всё тем же Джоном Фостером Даллесом);

- создание стратегического германо-французского альянса (реализация: Елисейский договор 1963 г. между Францией и ФРГ; последовательное продвижение - через Европейское объединение угля и стали и ЕЭС - к превращению этого альянса в «ось» интеграции, которое в конечном счёте привело к упомянутому Маастрихтскому договору 1992 г.; причём, излишне напоминать, что европейская интеграция была чётко синхронизирована с натовской, что опровергает тиражируемый блеф о якобы имеющей место «конкуренции» США с Европой: экономические противоречия, к которым в этом случае любят апеллировать, в этой системе взаимоотношений никогда не только не доминировали, но и не имели самостоятельного значения, ибо были, есть и будут обслуживающей функцией геополитики, а её формируют и проводят англосаксонские элиты);

- обеспечение экстерриториальности Швейцарии, которую Шелленберг посчитал «конституционным образцом новой Европы», «мостом на Запад» и «европейской валютной и фондовой биржей» (Запад впоследствии внёс в эти планы лишь весьма незначительные уточняющие корректировки, не затрагивающие концептуальных основ этой части эсэсовского проекта);

- сохранение территориальной целостности Италии (западные союзники это исполнили вообще без корректив);

- дальнейшее пребывание Восточной и Юго-Восточной Европы в германской сфере влияния; выведение из этого списка Польши и поиск по ней компромисса (после распада СССР это и начало происходить, распространяясь теперь и на Украину, причём, с помощью именно Польши, прежде всего ввиду её особых связей с Ватиканом, Лондоном и Парижем, а также патологической зацикленности на противодействии России).

Генеральной целью в рассматриваемом эсэсовском плане было названо «превращение великой германской империи» в «ядро» «перестроенной на новых началах» Европы, а также обуздание германского национализма, причём, как показало будущее, с упором на «социалистическую» составляющую нацизма. И, главное, отодвигание СССР на «исходные» для Второй мировой войны рубежи 1 сентября 1939 г. – с отобранием западной Украины, западной Белоруссии и Прибалтики. (Последняя определялась в финскую сферу влияния).

Как свидетельствует правый французский исследователь румынского происхождения Жан Парвулеско, горячий сторонник именно подобной трансформации нацизма, верховным командованием СС в развитие «Основ новой Европы» в 1942-1943 гг. было сформировано некое «бюро планирования» (рабочая группа «D» - Европейского отдела). Его возглавил Александр Долежалек, работу которого в политико-идеологической сфере, а также сформированные на её основе тезисы Парвулеско считает «бесценными» (Парвулеско Ж. Путин и Евразийская империя. – СПб., 2006. С. 110-111).

Парвулеско ссылается на не называемые им труды Ганса Вернера Нойлена и Герберта Тэге. В них эти тезисы были представлены следующим образом: «Идея европейского мира и порядка не была полностью связана только с национал-социализмом. Она предполагала ряд (sic!) привлекательных решений во внутренней и внешней политике, предусматривавших упразднение тоталитарного Führerprinzip…» (фюрерского принципа руководства) и «…установление “конституционного Führerstaat”», то есть «государства фюрера», власть  которого ограничена конституцией (Там же. С. 111).

Ещё конкретнее декларировалась «цель войны», изложенная в итоговом официальном документе верховного командования СС, именовавшегося «Die europäische Friedensidee 1944/1945» («Идея мира для Европы 1944/1945): «Германия ведёт эту войну ради достижения положительной цели: создать Европейскую Конфедерацию как ассоциативное и социалистическое сообщество народов Европы. …Отказ от всякой претензии на немецкое господство вне естественных этнических границ расселения немецкого народа и, таким образом, возвращение к первоначальной программе партии (речь, видимо, идёт о программе Немецкой рабочей партии до её преобразования в 1921 г. в НСДАП. – Авт.). Создание Соединённых Государств Европы на основе равенства прав всех вошедших в них народов. Подчинение всех национальных точек зрения этой великой цели» (Там же. С. 111-112).

Это же самое засвидетельствовал в советском плену и обергруппенфюрер СС Рихард Гильдебрандт, куратор данного проекта в «малом круге» «Чёрного ордена». Но при этом он показал, что при разработке документов Гиммлер опирался не на расовый идеологический официоз, а на, условно говоря, «оппозиционные» группы влияния эсэсовского офицерства (Там же).

Иначе говоря, план «новой Европы», свёрстанный в недрах СС и СД, предполагал стратегическое партнёрство Германии с англосаксонским Западом с помощью германо-французской «оси» и оттеснение СССР на периферию европейского процесса с явочной денонсацией пакта Молотова – Риббентропа. (Кстати, Риббентроп подвергся в ходе обсуждения жёсткой критике; Шелленберг настаивал на его отставке, с чем Гиммлер согласился и обещал переубедить чрезмерно, на его взгляд, доверявшего тому Гитлера).

Перед нами – не что иное, как разработанный совместными силами СД и СС проект Европейского союза при лидирующей роли Германии, сегодня уже выросшей из германо-французского альянса и постепенно прибирающей к рукам нити манипулирования европейским объединением, но строго под контролем «оси Вашингтон – Лондон – Берлин». С разрушением ГДР и СССР, «отбрасыванием» России на восток и расширением в этом же направлении НАТО и ЕС, остающейся под западным контролем объединённой Германии (не забудем про «Канцлер-акт»!) стала отводиться роль «тарана» в новом «Drang nach Osten!», руками и под прикрытием которого и действуют англосаксонские державы. И всё это цинично и лицемерно прикрывается упомянутыми «баснями» об «особых» отношениях Германии и России и общности исторических судеб «наших» народов, что явно необходимо авторам проекта для вовлечения нашей страны в «имперско-евразийскую» авантюру, ведущую к её полному краху. Не забудем: никто ещё не исключил (хотя, на мой взгляд, это давно нужно было сделать) из действующей Концепции внешней политики Российской Федерации (в редакции 2013 г.) статью 54, которая полностью соответствует данному концепту. Во избежание двусмысленности, приведу её полностью: «Приоритетный характер имеет развитие отношений с государствами Евро-Атлантического региона, с которыми Россию связывают, (sic!) помимо географии, экономики и истории, (sic!) глубокие общецивилизационные корни. С учётом растущей востребованности коллективных усилий государств перед лицом транснациональных вызовов и угроз, Россия выступает за (sic!) достижение единства региона без разделительных линий, через обеспечение подлинно партнёрского взаимодействия России, Европейского союза и США».

Пусть читатель самостоятельно, с учётом полученной информации, оценит и сделает выводы по поводу:

- и якобы «общецивилизационных корней» России и Запада (что, кстати, полностью противоречит содержанию программного идеологического выступления Президента России Владимира Путина на заседании Валдайского клуба);

- и единства региона без разделительных линий;

- и, особенно, перспектив партнёрства с США и ЕС, ведущая роль в котором принадлежит «демократической» Германии, подкапывающимся под российский суверенитет с помощью подливания масла и бензина в огонь украинского кризиса.

Реализацию нацистского плана в редакции Шелленберга и разработках верховного командования СС, остановила решительная победа СССР. Всемирно-исторический характер этой нашей Великой Победы на фоне изложенного приобретает особое значение и актуальность, становясь триумфом не только над фашистской Германией, но и над всем западно-фашистским проектом, видимой «верхушкой» которого Германия являлась. Западные державы, разделявшие «федеративно-социалистические» идеи эсэсовских верхов, были вынуждены, пусть и сквозь зубы, смириться с новым раскладом, тем более, что этому дополнительно способствовал провал упомянутой операции «Валькирия». Как Божий день ясно, что успех покушения на Гитлера, неминуемо приводил к власти в Берлине контролируемый СС (возможно, и лично Гиммлером) «второй эшелон» нацистской элиты, который Запад тут же объявил бы «не-» и «постнацистским», соответствующим «демократическим» стандартам. Фашистский режим в Германии был бы по факту сохранён или «подреставрирован». Это пытались «протащить» даже после безоговорочной капитуляции. Имеются все основания утверждать, что именно в этом состоял скрытый смысл тайных переговоров личного посланника Гиммлера Карла Вольфа, обергруппенфюрера СС и, следовательно, участника «малого круга» «Чёрного ордена» СС, с будущим директором ЦРУ и главой Совета по международным отношениям Аленом Даллесом. А также назначения в русле достигнутых на этих переговорах договорённостей «преемником фюрера» гросс-адмирала Денница, державшего в руках все нити тайных спецопераций рейха. (Напомним, что военно-морская база уже капитулировавших германских вооружённых сил во Фленсбурге, в британской зоне оккупации, просуществовала до 23 мая 1945 г. и была распущена только после настоятельных требований Москвы).

Если бы не эта Победа, к которой вела вереница блестящих и успешных операций, по результатам которых западные «союзнички» и их немецко-фашистские контрагенты всякий раз оказывались не у дел, в положении безнадёжно опоздавших, Советский Союз оказался бы перед тяжёлым выбором. Одним из вариантов становился «новый Брест-Литовск»; другим - продолжение войны либо в одиночку, либо, что более вероятно, против всего англосаксонско-германского альянса.

О принципиальной готовности Запада к такой войне свидетельствуют упомянутые планы «Рэнкин» и операции «Немыслимое» - «Unthinkable». Кроме того, дополнительное воздействие на Москву в ситуации «федеративно-социалистического» перерождения Третьего рейха и его переоформления в «четвёртый» должна была оказать изменническая РОА («Русская освободительная армия») генерала Власова, возможности которой в подобном случае как минимум удесятерялись. Ведь верставшаяся под российским «триколором» власовская политическая программа полностью разделяла этот эсэсовский тренд новомодной «толерантной» эволюции фашизма… 

В конечном счёте, роль Власова, сведённую к нулю, в том числе из-за противоречий между СС и геббельсовским министерством пропаганды, пытавшимся взять «решение русского вопроса» под себя, исполнили «проигравший» страну Горбачёв и воспользовавшийся этим проигрышем для её расчленения «уральский мужик» Ельцин.

Остаётся только догадываться, почему эти выводы, к которым ещё в застойные времена прямо подводила повесть Юлиана Семёнова «Семнадцать мгновений весны» и снятый по ней культовый сериал, в Политбюро ЦК КПСС были положены под сукно.

И не усматривается ли здесь прямая связь между этой кажущейся беспечностью, стоившей нам в итоге Советского Союза, и той настойчивостью, с которой, как уже упоминалось, Юрий Андропов и Андрей Громыко проталкивали «Большой договор» 1970 г. с ФРГ? Причём, проделывалось это даже вопреки сопротивлению глав являвшихся членами ООН советских Украины и Белоруссии.

И не протягивается ли ниточка этой гипотетической связи к вовлечению влиятельной части советской элиты в деятельность Римского клуба, которая прикрывалась родственным тандемом Алексея Косыгина и Джермена Гвишиани?

Риторические, однако, вопросы!..

О том, какое развитие получил «федеративный» эсэсовский проект, об его роли в создании и динамике развития нынешнего Европейского союза, а также об антироссийских и антиукраинских бандеровских ставках этого проекта на Украине, в том числе и в нынешних событиях, - в завершающей части статьи.

 

(окончание следует)

 

P.S. По авторскому недосмотру в первую часть статьи вкралась досадная фактическая ошибка. Разумеется, предводитель монархических «соборников» в эмиграции Великий Князь Николай Николаевич Романов, которому присягнул генерал Врангель со своим РОВС (Русским общевоинским союзом), как родной брат Александра III, сын Александра II и внук Николая I, приходился Николаю II не братом, а дядей.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

Алекс
Карма: 78
09.02.2014 00:46, #12542
Спасибо. Ждём продолжения.
Владимир
Карма: 15
09.02.2014 14:31, #12549
Согласен не со всем, но читается с большим интересом - уж больно много фактического материала. С удовольствием "содрал" обе опубликованные статьи. Жду третьей. Заранее спасибо!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
37.3% Считаю защитником.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть