Альтернативны ли эксперты?

На фоне киевской трагедии
23 января 2014  00:07 Отправить по email
Печать

В том, что на Украине, а особенно за ее пределами, имеются силы – и весьма влиятельные, - мечтающие и готовые развязать гражданскую войну, действительно стремящиеся к этому, сомнений не возникает. И с этой мыслью, содержащейся в предложенном нам интервью проф. Э.А. Афонина, трудно не согласиться. Можно даже усилить эту позицию упоминанием того, сколько раз в ходе многочисленных политических кризисов со времен «оранжевой революции», от украинских политиков и экспертов мы слышали тезис о том, что «1993 года на Украине не будет, ибо у украинцев другая ментальность: они не дерутся, а договариваются».

Уязвимость этой позиции и тогда не вызывала сомнений: политическая культура, уходящая корнями не только в советскую, но и в имперскую эпоху, накрепко спаяла оба наших народа, и без того переплетенных не только на географическом уровне, но и во множестве личных судеб.

Можно также вспомнить, что очень многие российские и советские руководители – от по-настоящему легендарной личности графа Безбородко до Хрущева, Брежнева и Черненко (не говоря уж о деятелях второго, третьего порядков и т.д.) – имели украинское происхождение. И это никак не мешало ни российскости первого, ни советскости трех последних.

Поэтому признать, да еще в 2011 г., возможность гражданского столкновения на Украине, - для этого требовалось определенное мужество, которое, без сомнения, и было проявлено автором интервью.

В остальном же этот материал, внимательно мной прочитанный, оставляет некое двойственное впечатление: интересные и порой глубокие выводы перемежаются:

- как с неприкрытыми идеологемами, например о российском происхождении скандальных событий 9 мая 2012 г. во Львове (венок, выбитый бандеровцами из рук российского консула на Холме Славы отнюдь не имел советской символики, а визит крымчан был первым и пока последним «ответом» на их собственные многочисленные вояжи на «чужую» территорию);

- так и с фактическими неточностями (Великая Французская революция, разумеется, утверждала идеалы не Постмодерна, а Модерна, на то она и буржуазная; отношение Советской власти к Церкви не было однородным – достаточно вспомнить Московское Всеправославное совещание, решившее целый ряд актуальнейших на тот момент общеправославных вопросов; неравенство – характеристика отнюдь не только Постмодерна, да и «культурного» неравенства в рамках цивилизационного, а не классового подходов, вообще не существует – имеет место культурная инаковость и т.д.).

Но для фокусированного внимания на всем этом на фоне киевской трагедии сегодня, по-видимому, не место.

И в этой оценке у меня с Э.А. Афониным, назвавшим почему-то мою позицию «альтернативной», особых расхождений нет. Особенно после того, как пролилась первая кровь, которая очень часто в подобных случаях становится между противоборствующими сторонами настолько непреодолимым барьером, что исключает какой бы то ни было компромисс, предопределяя только решительную победу одной из сторон.

В связи с этим напомню, что в обсуждаемом моим киевским коллегой материале от 21 января указывалось:

1) Что на Украине как раз запущен сценарий раскола страны.

2) Что в этом расколе заинтересована американская, точнее англосаксонская, сторона, давным-давно, еще с начала XX в. примерявшая этот сценарий на Советскую Россию, а затем на СССР.

3) Что раскол Украины – всего лишь первый шаг этих провокаторов, а сама республика – только «бикфордов шнур» для подрыва всего постсоветского пространства. С выходом, разумеется, в первую очередь на Россию – потому так и оживились представители нашего «малого политического народца» - либералы. Которые, аналогично бандеровцам, видят себя неким эксклюзивным «креативным классом» и глубоко чужды традиционным ценностям, сформировавшим тысячелетнюю, во многом единую историю наших народов, вышедших, по словам Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, из общей киевской купели.

Из множества приведенных мной свидетельств и источников по крайней мере два – книжка Бжезинского о разделе СССР на 22 части, а РСФСР – на 7-8, а также обнародованный в 2001 г. газетой «Завтра» фрагмент «Хьюстонского проекта» - непосредственно затрагивают вопрос территориальной целостности Украины, точнее, отказывают ей в этом непременном атрибуте суверенной государственности. В первом случае речь идет о планах объединения Кавказа и Крыма в турецкий протекторат НАТО (напомню, что датируются они концом 1970-х гг.), а во втором – о разделе Украины по Днепру.

Российскую оценку этим деяниям и планам, которые пытаются реализовать сегодня на киевских улицах и площадях, уже дали глава МИД России С.В. Лавров и Государственная Дума. Но еще более жестко и предметно прозвучала она из уст премьер-министра Украины Н.Я. Азарова, причем, в официальном формате – на заседании Кабинета министров. Добавить к этой оценке что-либо трудно, тем более, что уровень его вовлечения в сложившуюся ситуацию не идет ни в какой сравнение с нашими экспертными представлениями.

Ну, а о том, что произошло бы с майданом в США или, добавим, в любой из европейских стран, с проф. А.В. Радченко, безусловно, следует согласиться. Хотя, если бы это происходило там, у меня лично, честное слово, таких переживаний, какие я испытываю в связи с событиями в Киеве, это бы не вызвало.

 

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для ИА REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть