Экспертократия вместо мыслителей

Владимир Павленко
14 января 2014  00:01 Отправить по email
Печать

Сосед орет, что он – народ,

Что основной закон блюдет.

Мол, кто не ест, тот и не пьет –

И выпил кстати.

Все дружно повскакали с мест,

Но тут малец с поправкой влез:

«Кто не работает – не ест,

Ты спутал, батя».

 

Владимир Высоцкий. «Свадьба»

В 1975 г. увидел свет уникальный, до сих пор не изданный на русском языке доклад Трехсторонней комиссии «Кризис демократии» («The Crisis of Democracy. Report on the Governability to the Trilateral Comission»), подготовленный экспертами региональных групп этого органа – С.П. Хантингтоном от Северной Америки (тем самым будущим автором теории «столкновений цивилизаций»), М. Круазье (от Западной Европы) и Дз. Ватануки (от Японии).

«Трехсторонняя комиссия решила рассмотреть этот проект, поскольку она чувствует – правильно, с моей точки зрения, - что выживание наших политических систем – важнейшее предусловие установления стабильного международного порядка и формирования более тесных связей между нашими регионами, - отмечал во вступительной статье к докладу Зб. Бжезинский, первый директор этого теневого института глобальной власти. - Многие проблемы, относящиеся к международным отношениям, такие как Восток-Запад, Север-Юг, как и “трехсторонний” процесс, Трехсторонняя комиссия исследует в рамках понимания важности для граждан наших демократий еще раз рассмотреть основы наших систем. Это, как мы надеемся, поможет укрепить взаимосвязь центральных целей демократических систем – персональной свободы и социального прогресса».

О каких регионах ведет речь Бжезинский? О тех, что составляют основу «трехстороннего» процесса и сегодня. О Северной Америке, о Европе, распространенной на Восток с помощью Парижской хартии для новой Европы (1990 г.) и трансформации СБСЕ в ОБСЕ (1994 г.), а также об АТР, до которого была расширена японская региональная группа, существовавшая на момент написания доклада. Три глобальных региона, в свою очередь, в соответствии с «десятирегиональной» моделью из второго доклада Римскому клубу «Человечество на перепутье» М. Месаровича – Э. Пестеля (1974 г.), образуются путем меридионального (и частично горизонтального) соединения Северной Америки с Южной, Европы – с Африкой и Ближним Востоком, Японии – с АТР. Маленький нюанс: существовало (и существуют) две модели «интеграции» в трехблоковую систему евразийского Хартленда (по Х. МакКиндеру): с включением России и бывшего СССР в «европейскую» зону целиком («проект Синдикат») и с расчленением их по Уралу на «ЕвроРоссию» и азиатскую «Россию XXI века» (проект «Сотовый мир XXI столетия»). Первый из этих проектов приписывается Рокфеллерам; второй Ротшильдам. При этом имитируется их конкуренция, хотя на самом деле продвигается тот, который наиболее реален в конкретно-исторических условиях, могущих меняться и в реальности часто меняющихся.

Методологию такой «имитационной» борьбы с продвижением конкурирующих проектов изложил не кто иной, как Гитлер. Во время предварительной беседы по подготовке мюнхенского сговора с посланником британского премьера Н. Чемберлена и будущим главой британского МИД Э. Галифаксом, он разразился пространной тирадой, встретившей полное понимание собеседника и при этом циничной в своей откровенности настолько, что требуется приведение ее целиком. «Имеются две возможности оформления отношений между народами, - заявил фюрер Третьего рейха. - Игра свободных сил, которая во многих случаях означала бы активное вмешательство в жизнь народов и могла бы вызвать серьезные потрясения нашей культуры, созданной с таким трудом. Вторая возможность состоит в том, чтобы, вместо игры свободных сил, допустить господство “высшего разума”; при этом нужно, однако, отдать себе отчет в том, что этот высший разум должен привести примерно к таким же результатам, какие были бы произведены действием свободных сил. Я последние годы часто задавал себе вопрос, достаточно ли разумно современное человечество, чтобы заменить игру свободных сил методом высшего разума» (Документы и материалы кануна Второй мировой войны. В 2-х т. // М.: Госполитиздат, 1948. Т. I. С. 20).

Итак, понятно: собираются влиятельные люди, фиксируют сложившуюся к их встрече расстановку сил и принимают совместное решение по двум вопросам: о том, что именно произойдет по воле «высшего разума» и какими способами народам и государствам эта «воля» будет выдаваться за естественный процесс. Это и есть базовая «скрижаль» внешнего управления, унаследованная Трехсторонней комиссией и другими подобными структурами от фашизма. (Так, ЕС – это подправленный проект «новой Европы» Гиммлера – Шелленберга; фашизм в упомянутом докладе именуется «возвратом к старым формам авторитета», который может повториться, но уже «под новым соусом»  и т.д.).

«Самомнительные» «мыслители», имеющие весьма призрачные и извращенные представления о механизмах реальной политики и морщащиеся от имени Макиавелли, но очень любящие сложные и наукообразные построения и концепции, не имеющие ничего общего с реальной действительностью, по определению классика, страшно далеки от народа. Поэтому его (народ) и недолюбливают, отказывая ему в субъектности (в отличие от себя-любимых). Но при этом их исходные посылки зиждятся на параметрах, которые видятся им «объективными» и которые они, в силу «фундаментальности» и «обстоятельности» своего философского ума, даже вообразить себе не могут сфабрикованными. Тем временем представления о влиянии субъективных факторов (точнее, фактора, если брать философскую сторону вопроса) у них нет. Хотя В.И. Ленин еще в 1915 г. раскрыл его в «Крахе II Интернационала», завершив серию глубочайших аналитических работ по исследованию взаимодействия объективного и субъективного факторов в политике, в том числе «Что делать?» (глава «Стихийность масс и сознательность социал-демократии») 1902 г. и «Последнее слово “искровской” тактики» (1905 г.).

О чем еще говорит в предисловии к докладу Бжезинский?

О том, что центральные цели демократии – «персональная свобода» и «социальный прогресс», которые выдаются за универсальные, опосредующие естественные цивилизационные (то есть народные) и государственные отличия. Ключевое здесь постмодернистское прилагательное «персональный», в которое вкладывается куда больше смысла, чем во многие существительные.

Как добиться универсализации «персонального» - от индивида до меньшинств, на которой и паразитируют «правозащитники»? На этот главный вопрос, которым задается как Бжезинский, так и «самомнители» от философии, почитающие себя «мыслителями», и дается ответ в докладе Трехсторонней комиссии. Главными «угрозами» демократии в нем названы:

- сама демократия;

- высокообразованное общество;

- высокая степень участия масс в управлении.

Преодоление этих «угроз» документ связывает:

- с изолированием масс от политики;

- с развитием социальной апатии;

- с созданием «прикормленной» экспертократии.

Именно к этому и взывают наши «философы», предлагая не только передать то, что именуется «концептуальной властью» экспертам, но и опереться на «наиболее умную часть народа, заслуживающую того, чтобы ее холили и лелеяли». (Тем более, что задачи изоляции масс и внедрения социальной апатии давно и «успешно» решены гайдаровскими «реформаторами»).

Прежде всего, критерием «умности» является отнюдь не стремление к тому, чтобы тебя «холили и лелеяли», а личный пример в жертвенности, который, скажем, являли христиане в языческом Древнем Риме или коммунисты в Великую Отечественную войну. Если взять типологию элит В. Парето, то легко убедиться, что оппонентом элиты может быть как контрэлита, идеологизированная и обладающая способностью к стратегическому мышлению, так и гламурная, безыдейная и коррумпированная антиэлита. Именно антиэлиту и представляет собой сегодняшний российский «креативный класс», считающий себя «умным», но на деле, скорее, являющийся пронырливым коллективным аферистом.

Мы уж не говорим про порядочность и патриотизм, про который экспертократы и «готовые к конструктивному (то есть в собственных интересах) сотрудничеству конструкторы-технологи» вообще не распространяются. Вот «перестроечный» пример на эту тему: «Для достижения всеобщего народного возмущения довести систему торговли до такого состояния, чтобы ничего невозможно было приобрести. Таким образом можно добиться всеобщих забастовок рабочих в Москве. Затем ввести полностью карточную систему, оставшиеся товары (от карточек) продавать по произвольным ценам». Чем не «креатив»? Это Гавриил Попов на конференции Межрегиональной депутатской группы в Московском энергетическом институте (16-18 сентября 1989 г.) (Сазонов А.А. Кто и как уничтожал СССР? Архивные документы. М., 2010. С. 45).

«Закрепление прав демократического меньшинства. Установить право, если 1/10 часть ставит вопрос, а остальные отклоняют, то выносить вопрос на референдум (это и есть не дать работать съезду)». Это Николай Иванов, соратник Тельмана Гдляна (Там же. С. 46). И т.д.

Так кто «протаскивал» «перестройку»? Именно те экспертократы, которые и сегодня намерены это делать, обвиняя власть в том, что она эту «перестройку» уже ведет.

Не ведет, ибо «перестройка» - соответствующие исследования давно проведены на конкретном историческом материале – предполагает нечто иное, чем фактическое бездействие. А именно:

- внедрение принципа «прямой противоположности», то есть создания на месте пусть и уродливой, но кое-как функционирующей системы последовательно противоположной, причем во всем, и нежизнеспособной антисистемы, несущей в себе подрывной социальный смысл и деструктивный политический заряд (а что такое «болото», если не это самое?);

- тотальная дегероизация (героя заменяет деклассированная богема или просто шпана, вроде «ловца заблудших душ» Марата Гельмана), призванная низложить все и всяческие идеалы, заменив их «чистоганом» (девиз этой шпаны: «если ты такой умный, почему такой бедный?»);

- подмена высокого низким, точнее низкопробным – переворачивание с ног на голову (в этом, кстати, одна из скрытых символик игральных карт, обращающихся к герметической философской традиции, проповедующей «что сверху – то и снизу»);

- высмеивание всего и вся, всех настоящих, не ложных добродетелей, превращение уродливого и циничного смеха, извините за выражение, в постмодернистское об…ранние всей окружающей действительности, смешивание ее с грязью.

Громче всех «Держи вора!» кричит, как водится, сам вор?

Вы, уважаемый читатель, думаете, что «готовые к конструктивному сотрудничеству» «конструкторы-технологи», обладающие патентами на новые философские «истины», зарегистрированные по только им самим ведомым причинам в некоем «научно-техническим центре», предложат вам что-нибудь другое? (Кстати, название этой «конторы» как нельзя лучше оживляет в памяти «научно-технический центр» при Фрунзенском райкоме комсомола, из которого вышел Ходорковский).

Именно всего этого и не выдержал СССР, готовый к физической войне с любым противником, но оказавшийся бессильным перед организационным оружием, примененными против него с помощью «пятой колонны» отнюдь не в физическом, а в ментальном и духовном пространствах.

Нынешней власти можно предъявить множество претензий и, прежде всего, в идеологической бесхребетности и всеядности, уверенности во всевластии денег, классовой изоляции от народа и т д. Но только не в стремлении к «перестроечному» взрыву и фрагментации того, на чем эта власть стоит, – страны. Этим занимается как раз гламурная, а также интеллигентствующая антиэлитная шпана, тщащаяся представить себя контрэлитой и злящаяся на окружающих, что ее маневры раскусили и публично раскрывают.

При этом власти нельзя отказать в инстинкте самосохранения: подлинным креативным классом президент не случайно называет сельского учителя, а не «офисный планктон» и записных «интеллектуалов», мечтающих слиться в экстазе с авторами трехблокового глобального проекта, как говорит Бжезинский, «за счет России, вместо России и на ее обломках».

А президентские реверансы «правозащитному» сообществу?

Это – не что иное, как поддержание баланса сил «в верхах», уравновешивание одних другими, не более того. Пример? Пожалуйста. У Льва Пономарева («За права человека»), близкого партнера и соратника Леха Валенсы по подрывной работе в шахтерских регионах России в составе некоего «Профцентра» в начале 2000-х гг., сначала отбирают помещение – затем, после отказа (а куда деваться?) от встречи с Обамой в Питере – дают новое. Все правильно: иначе с этой преимущественно антиобщественной (а не только антинародной и антигосударственной) публикой нельзя.

Резюмируем.

Количество по-настоящему умных, а не ушлых людей во власти – не причина, а следствие идеологически оформленной и политически выверенной стратегии. Для ее осуществления сегодня требуется не пресловутый «гражданский контроль», а нарушение, если не разрушение, баланса и удаление из власти наводнивших ее «креаторов» с направлением последних в народное хозяйство и предоставлением им права проявить свои лучшие «креативные» качества на производстве. Как учил товарищ Мао Цзэдун, «чтобы выпрямить – нужно перегнуть!».

Так ведь не пойдут в народное хозяйство – «за бугор» смоются.

А может, оно к лучшему? Ведь баба с возу – кобыле легче! Сбросив их со своего загривка, народ очень быстро восполнит эту сомнительную потерю подлинной, а не шкурной креативностью, двинув страну на десятилетия вперед, как это уже имело место в славные 30-е, 40-е, 50-е и 60-е годы прошлого столетия.

 

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для ИА REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть