Несколько дней из жизни «ЮКОСа» и банка «МЕНАТЕП»

Воспоминания
Михаил Ошеров
21 декабря 2013  11:07 Отправить по email
Печать

В связи с помилованием Михаила Ходорковского теперь я могу поделиться несколькими личными воспоминаниями.

Как известно, первоначально центром империи Ходорковского был банк "МЕНАТЕП". Сейчас мало кто помнит, но этот банк был создан еще при существовании СССР. Из небольшого банка он превратился в большой, а в последствии – в очень большой банк очень интересными способами.

В 1991 году на фоне борьбы ельцинской России с горбачевским СССР в сфере финансов происходили интересные процессы. Как грибы, создавались и росли биржи и банки. На фондовых биржах нечем было торговать – акций и других ценных бумаг в СССР почти не выпускалось, ваучеров и приватизации ещё не было. На рынок сначала вышли акции концерна "НИПЕК" – при собственном капитале то ли 1, то ли 2 миллиона рублей, в которых были оценены неизвестные миру интеллектуальные вложения, направо и налево продавались его акции, по сути – не ценные бумаги, а – фантики, объемом выпуска несколько миллиардов рублей. На эти деньги потом будут куплены ваучеры, а на эти ваучеры потом будут куплены акции Ижорского завода и Уралмаша. В советском акционерном законодательстве оказалась лазейка – не были сформулированы требования к гарантированности выпуска акций, чем и воспользовались хитрые предприниматели.

Примерно по такой же схеме в 1991 году продавались акции банка "МЕНАТЕП" – неограниченно и ничем не обеспеченно. Название "МЕНАТЕП" расшифровывается как "Межотраслевые научно-технические программы" и произошло от центра НТТМ (центра научно-технического творчества молодежи), которым в 1980-х годах руководил Михаил Ходорковский. Название "МЕНАТЕП" было красивым и загадочным для непривычного русского уха, и народ эти акции брал, что назвается, как горячие пирожки. В результате банк "МЕНАТЕП" набрал огромный уставный капитал.

Дальше банк "МЕНАТЕП" благодаря усилиям его руководства стал близким к правительству и получил возможность привлекать государственные деньги, деньги министерств и управлений.  Статус уполномоченного банка давал тогда большие права.

В далеком уже 1994 году предприятия сидели без денег – российское  государство под давление международных финансовых институтов урезало финансирование оборонного заказа и тем самым уничтожало свою промышленность. Российское правительство одновременно столкнулось с проблемой недосбора налогов. Тогда был придуман хитрый механизм финансирования – предприятиям, в основном оборонным предлагались государственные ценные бумаги – казначейские налоговые освобождения (КНО). Оборонные предприятия продавали их по цене ниже номинала крупным предприятиям – налогоплательщикам, а те возвращали их обратно государству в зачет налогов. "Оборонка" получала хоть какое-то финансирование, а нефтяники – скидку при уплате налогов. Государство вместо того, чтобы заниматься организацией рынка этих ценных бумаг и его инфраструктуры, под давлением банковских олигархов, отдало этот громадный рынок государственных ценных бумаг в руки пяти уполномоченных банков, в том числе и банка "МЕНАТЕП". Возможно, именно тогда руководство банка "МЕНАТЕП" стало присматриваться к деньгам, которые крутились в нефтепромышленности.

Схема сделок по КНО была сложной. В конце концов, они передавались в один из этих 5-ти уполномоченных банков,  который фиксировал передачу казначейских налоговых обязательств в реестре сразу, а перевод денег от покупателя продавцу обязывался осуществить в течение 5-ти банковских дней.

У меня уже тогда было много клиентов среди оборонных предприятий, которым я в начале 1990-х годов помогал отбиться от приватизаторов. Они сидели без денег, получали от Минфина КНО и не знали, что с ними делать. КНО были зарегистрирован в банке "МЕНАТЕП", который вел их реестр. Я тогда работал вице-президентом одного небольшого питерского банка, который в банковском мире назывался "еврейским" – по национальности его хозяев и руководителей.  Со всеми этими облигациями я пошел к руководству – с предложением о выкупе у этих предприятий казначейских налоговых обязательств для их дальнейшей продажи. Прибыль банка за короткий период времени от покупки до продажи могла быть очень большой. "Нет, - сказали мне руководители банка, - мы не можем на это пойти". "Почему?" – удивился я. "Видишь этот пункт в договоре и в условиях выпуска облигаций – "в течение 5-ти дней"? "Ну и что?" – спросил я. "Как, ты что, не понимаешь? "МЕНАТЕП" спишет у нас с нашего счета эти облигации, потом не оплатит. У него бандиты – самые отмороженные. Судиться мы с ним будем, но пока судимся, деньги обесценятся". Ставки по депозитам тогда были страшно сказать – что-то типа 100 процентов годовых, по кредитам – 140 – 160 % годовых. 1994 год, зима, не то ноябрь, не то декабрь. Уже тогда предприниматели, причем еврейские предприниматели, так отзывались о Ходорковском. Еще не было Нефтеюганска и мэра Петухова, еще не было самого "ЮКОСа", был только банк "МЕНАТЕП".

Второй эпизод произошёл в 1998 году, во время очередного финансового кризиса.  За некоторое время до этого в Санкт-Петербурге был создан не филиал банка "МЕНАТЕП", как это делали другие московские банки, а дочерний банк "МЕНАТЕП-Санкт-Петербург". Когда рухнул основной банк "МЕНАТЕП", его активы сливались на финансовую группу "МЕНАТЕП" и частично на банк "МЕНАТЕП-Санкт-Пететбург". В результате вкладчики банка "МЕНАТЕП" были просто-напросто "кинуты", "разведены" – у них остались требования к пустому банку, у которого не было ни активов, ни кредитов, ни залогов, ни имущества.  Этим вопросом занималась даже Государственная дума и Счетная палата.

Через некоторое время я разговаривал с одним из питерских банкиров. Он мне рассказал историю своего друга. Его друг был хозяином фирмы, которая имела на счете и на депозитах в банке "МЕНАТЕП" суммарно что-то около 10 миллионов долларов. Этот человек был знаком с Ходорковским лично. Когда произошел дефолт в 1998 году, банк "МЕНАТЕП" остановил платежи и начал выводить активы. Этот друг моего знакомого поехал в Москву на встречу с Ходорковским, который его принял. Разговор был такой: "Я лично тебе бы деньги вернул, - сказал ему Ходорковский, но я  - не один. Мы договорились – никому ничего возвращать не будем. Поэтому я тебе ничего вернуть не могу".

У банка "МЕНАТЕП" в 1998 году только частных вкладов было заморожено и не возвращено вкладчикам на суммы несколько десятков миллиардов рублей. За счет активов, осевших в банке "МЕНАТЕП-Санкт-Петербург", в Международной финансовой группе (МФО) "МЕНАТЕП" и в "ЮКОСе" с этими обманутыми "МЕНАТЕПом" вкладчиками можно было расплатиться – как это в том же году сделал "Альфа-банк", также оказавшийся в тяжелом положении, но не обманувшим своих вкладчиков. Но руководство банка "МЕНАТЕП" тогда поступило по-другому. В результате десятки тысяч людей потеряли свои деньги, вложенные в банк "МЕНАТЕП". Я думаю, что сейчас, после помилования Михаила Ходорковоского, эти люди справшивают себя, есть ли на свете справедливость, или же ее нет совсем?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

Boris
Карма: 28
23.12.2013 10:16, #11209
Ходорковский на свободе.
Искренняя радость оппозиции, "либералов", правозащитников, "борцов с коррупцией" и Запада.

Странная радость у оппозиции.
Каждый взрослый россиянин знает, что Ходорковский получил не построенный им ЮКОС за 300 млн.долл, при том, что одних только налогов смог не заплатить и попасться в несколько миллиардов долларов.

Россияне, по мнению оппозиции - идиоты?
Далеко не все россияне считают, что это было "креативное использование предоставленных возможностей", кто то думает, что это воровство государственных активов, которое всем сошло с рук.

Странная радость у "либералов".
Залоговые аукционы и неуплата налогов - это либерализм?

Странная радость у "правозащитников".
Они вспоминают в правах десятков миллионов Россиян, живших в нищете, и по полгода не получающих копеечную зарплату, в то время как Ходорковский "оптимизировал налогообложение"?

Странная радость у "борцов с коррупцией".
Разве одни только лишь Залоговые аукционы сами по себе не являются по факту одним из величайших мошенничеств с государственными активами в истории человечества?
Куда уж нынешним взяточникам и откатоедам.

Странная радость у Запада.
Неужели им все равно, что ютя у себя таких как Ходорковский, они вызывают лишь недоверие у населения России?
И что самое плохое - недоверие не только к западным ценностям, которые на самом то деле прекрасны, а еще и в том, что сам запад в них верит.

Пока символами нашей оппозиции являются такие как Ходорковски
Boris
Карма: 28
23.12.2013 10:19, #11210
Пока символами нашей оппозиции являются такие как Ходорковский, не стоит беспокоиться ни Путину за свою власть, ни взяточникам ни откатоедам у своих кормушек.
И самое главное не стоит беспокоиться за сами кормушки - будут меняться лишь лица, вкушающие с них.
Не более.
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть