Что с нами?

Нынешняя российская драма (спектакль) идёт по пьесе одинакового сюжета, что и в прежние смутные времена
17 декабря 2013  00:01 Отправить по email
Печать

Мы спим? И тогда – Что с нашими снами? Что же мы не можем сдвинуться? Что нас держит? Какой сон?

Эта тема из области человеческой психологии, этнопсихологии и психологии общества… И как здесь всё тонко. Вот чуть другое ощущение – и меняется взгляд, меняется направление, меняется судьба…

Это вопрос тактики – который «вдруг» становится самой что ни на есть Стратегией. И снова возвращается в область задач и действия.

Тактика связана со способностью/неспособностью и возможностью/невозможностью решения задач; то есть находится соответственно в области психологии и социальных условий. И психология – это всё же решающее.

1

Так что за камень лежит на пути? Что за камень лежит на сердце?...

Живём, относя это к своим заслугам; а не благословляя день. Живём, отмеряя оценкой и мнением. Живём «от сих до сих». Эта внутренняя ржа закрывает глаза и уши; внутренние глаза и уши. Ржа самозначимости, самостийности, самоутверждения, самоблагости и самодостатка, самодостаточности. Всё. Тупик.

Западные люди подчиняются силе. Сила – разная; не афишируемая, скрываемая; но дающая приобщённость, и потому почётная для них.

Русские подчиняются правде. Потому для них остра обида и выбивает из колеи. Обманутое доверие ранит, сеет растерянность, замыкает в себе. Переводит в выяснение отношений. Процесс заменяется оценкой. Счастье процесса – фиксацией, как кажется, блага, а на самом деле – стяжательства. Происходит смещение в централизацию своих отношений, а не действия; погружение в централизацию себя и своего. Человек замыкается.

А Русский человек живёт – как летит. Но если тормозится, то падает… Русский человек лёгок на подъёме. Но если остановился, то тяжёл стал. Душа отяжелела. Русский человек не погружается в отношения, он – увлечён. Но если погрузился, то ушёл в себя. Русский человек – человек ядра, смысла, дела.

Есть ядро личности; это – Божественный уровень. Дальше к периферии – строятся взаимоотношения; и это уровень социальности. И уже на внешнем уровне проявлений находятся всевозможные реакции на окружающее, наведённые разным реакции; это уровень болезни, психоанализа… Вот мы туда и перешли; там нет устремлённости, и счастья, и действия.

Когда человек обижен или оскорблён, то воодушевление, подъём в действующее состояние из этой точки становится истеричным. Это также, как из зависти. Тогда действие будет наоборотным, или с надрывом, или с опиранием себя, отяжелением.

Из уныния состояние поднимается, если прямо, то в гордыню.

Что значит прямо? Это значит без сомнения в своих установках, значении… Без прощения/отпускания или же «расставления точек» (отдания отчёта/покаяния и перехода к реальной жизни, реальным делам и ответственности).

Другая сторона этого внутреннего состояния упадка – тщеславие по разному поводу (богатству в том числе). Получаются своеобразные качели из «-» в «+» прямо. С превратными истолкованиями и действиями. Без ясности, простоты и товарищества. При этом выделяющим и объединяющим фактором этих состояний становится перепоручение стороннему своей самооценки (то есть совести), да и просто оценка тем, «как принято».

Так ничего не получится. Надо своё упадническое состояние сначала вывести по горизонтали в точку низовой адекватности, печали, познания. Здесь печаль и знание – взаимообратны по источнику. Сопровождение действительного и действенного Знания спокойной и собранной печалью – признак адекватности. Суть – Знание. Можно было бы сказать – Мудрость, но она уходит с последующими ошибками и состояниями. Можно было бы сказать Мировоззрение, и это – правильно. Потому что Мировоззрение – это именно изменение себя внутреннего, изменение позиции, собственного центрирования. И вот когда займётся другая позиция, адекватности, тогда и можно подниматься к действиям, можно воодушевляться. Тогда состояния Души будут отвечать Духу.

Надо обрести прежде то состояние, о котором говорят разными словами – действенность, совесть, страх Божий.; но и Любовь, потому что со-единённость. Это – состояние; то есть наличие постоянного углублённого, нерефлексируемого критерия, оселка соответствия. И одновременно – спокойствие… То есть обрести ту целостность с собой и миром, когда не разделяешься, а живёшь «как надо», как правильно. Вот этого и нет у нас.

А из внутреннего раздрая правильно действовать невозможно. Сначала надо стать внутренне честным, и лишь потом воодушевляться. Иное – истерика; а значит – усугубление, порочный круг.

Есть в человеке сложность. Он одновременно принадлежит и Божественности, и социальности. А они принципиально – разные! Человек же один и тот же. Потому посвятившие себя Богу часто уходят из социума. Так можно ли быть органично, целостно и в том, и в другом? Если общество основано на противобожественных принципах, то очень трудно. И прежде всего, если расслоение людей узаконивается. Хотя в принципе для общения с Богом есть только внутренние причины и условия, всё же внешние условия или помогают, или мешают. Здесь решает сам человек. И фактически критерий правильного социума – возвышает ли он человека, требует развития, реализации прозвания, способствует пути к божественному в человеке?

Бог не создавал социум. Здесь творит человек, и несёт полную ответственность за последствия своего творчества. И понятно сразу, что успех этого связан с соответствием своей целостной природе, с соответствием заповедям, с соответствием максимам бытия. Определённое противоположение, антитеза Божественности и социальности связаны не только с авторством. Но и с разным отношением к такому органическому свойству человека, как память. В чём здесь коллизия?

Память прошлой жизни, опыт, установки нужны в обществе, но совершенно не нужны и даже вредны в общении с Богом. Становление человека без общества, без памяти невозможно. Иначе он становится животным; даже, имея Искру Божию. Но став человеком, сформировав сознание в передаче опыта старшими поколениями, утвердив, оформив, связав с собой Дух (Искру Божию), выстроив личностный канал, он получает возможность вырваться из обусловленности. Уже здесь парадокс – имея изначально свободу Духа, воспользоваться ей человек может лишь после социализации… Вот некоторые и отрываются… Так какова должна быть в рациональных формах (дискурсе) степень понимания своего взаимодействия/связанности? Каковы – полнота и целостность... Так вот оправданность этого – разрыва социальной обусловленности – для развития человека связано как раз со служением людям в целом (или, как понимаете, обществу). То есть мотив собственного развития может быть только такой. Опять парадокс? Вся природа человека – парадоксальна. И каждый решает это сам. Сам поднимается…

Вернёмся к памяти. Для человека память это, прежде всего, память о своих делах (1) и память об идеях (2). Это и есть отражение социального и Божественного. Так вот в социальности желательно помнить всё, то есть быть опосредованным, а в Божественности – ничего, то есть быть непосредственным… И как это соединить человеку?? Особенная путаница начинается именно в идеальном пространстве. И то, что выручает здесь, как механизм истинности – это нравственность… Так удерживается целостность: и человека, и общества.

Память о своих делах, то есть о себе (в том числе осознанное отношение) – это о твоём выборе, о твоих решениях. Эти решения имеют фон, то есть руководство. Вот они – главное. Решения, имевшие влияние, фон памяти о себе любимом, о своих заслугах становятся неадекватными. В этом какая-то болезнь «держания за соломинку своего значения» и понимания этого, как о личности. «Неадекват»; но с другой стороны, нельзя и прогибать себя… Опять парадокс. И не последний. Одни из труднейших решений в ситуациях – быть активным или пассивным; где граница равнодушия и правильного невмешательства? Другая связанная с этим сложная тема – «недеяние»… Человек в этих парадоксах постоянно «падает с велосипеда». А чтобы не падать, надо просто не стоять!.. Движение к цели и ответственность становятся тем, что тоже держат Человека в равновесии. Но и они же могут подменять и подменяться… Как тонко… Это и есть – осознанность. Кто-то – в зависимости от развитости определённой сферы, от особенностей призмы восприятия – может это называть грамотностью, порядочностью, интеллигентностью. Но это просто более социализированные слова, и соответственно – более нагруженные контекстом.

Вообще, человек рождается с определённой структурой личности. И это – как кристалл, через который он воспринимает мир, взаимодействуя с ним. И этот кристалл – Душа – не меняется. Человек – не меняется. Но есть события и практики изменения Души; и это тоже связано с памятью…

Смыслы людей очень дифференцированы. В этом – проявление Божественного многообразия. Но тогда опять вопрос к организации социальности. Вопрос состояния общества (в том числе обострённого, как сейчас) и вопрос адекватности этому структуры общества. Ведь структура, правильно выражающая (отражающая) природную стратификацию человека/общества, будет как раз адекватна и в периоды обострения, то есть будет иметь и давать каналы коммуникации, каналы гашения, разрешения деструктива. Мы говорим именно о структуре профессиональных сословий. Эти сословия не имеют жёстких административных (или там родовых) границ, но в своих рамках имеют свои функции, соответственно свои права/обязанности! И имеют общее пространство решений.

Вообще в управлении должны реализовываться и Божественность, и социальность. Линии управления (принятия решений) в обществе, политические формы решений должны иметь каналы, восходящие и в социальности, и в Божественности. Это значит, что в управлении обществом должно принимать участие и жречество. В очень сбалансированных формах, и не все. Лишь те, что отвечают нашей цивилизационной ценностной матрице…

2

Что же мы не можем сдвинуться? Что нас держит?..

В том числе – как проявление выше обозначенного разлада – продолжающееся желание выехать за счёт кого-то, попросту кого-то объегорить. Халтура и халява; в прямом тексте – творение ада.

Здесь есть держащая психическая связь. Нет большой цели и смыслов, понижена общая планка, понижена требовательность, понижено и самоуважение. Понижена жизнеустойчивость; тяжело, трудно… Халтура другим, но и халява – себе. Как ты, так и другие. И так по кругу…

Некое отношение не даёт отвязаться от прошлого, держит обиды, воспроизводит их. И тогда снова возникает тот рецепт душевного здоровья: человек не может (не должен, но способен) почивать на прошедшем; не может (нд-нс). Ради своего душевного здоровья человек с долгами должен расплачиваться и тему закрывать. Нет заслуг в прошлом, но есть долги. Заслуги – и чем меньше в них внешнего – кристаллизуются в личности; а долги и обиды держат развитие и даже искажают. И здесь снова возникает тема служения. (Даже рента по сути – есть долг, вызывающий служение.)

Жизнь «здесь и сейчас», жизнь чувством – основа адекватности. И счастья. Вместе с писаной историей в обществе заметно убавилось у людей счастья …

И опять – а как же память? Память о заслугах рода, народа? Мы уже один раз нарвались, что не хранили, как зеницу ока, свою писаную историю; вот её и переписали другие. И здесь тоже – парадокс. Обществу она – история – очень нужна, а человеку – и нужна, и нет. Всему – мера. Человек должен творить историю; и по этой мере он должен знать её. Не замещать и не замещаться. Этот как бы парадокс (когда человек встал-упал) завязан на той же различности природы человека и социальности; который и разрешается только в служении. А владение не помогает. Потому – «Служение выше владения». И поэтому социальность должна иметь некую этапность, чтобы своим ходом вытягивать человека в естественное развитие. А не закреплять его для его же погибели, и выстраивая контр-социальность; в том числе порождая «малый народ».

Память выборочна… Не помнить обид – это и есть та Простота, что покоряет Просторы. Потому что для этого есть энергия… И это есть то, что на Руси ценили и сказывали, как Скромность (способность не останавливаться в жизненном пути). Которая – не как некое индивидуальное качество непритязательности. Но которая – как метафизическая, может быть лишь в товариществе и движении к осмысленной цели.

Отсюда важность счастья Большого проекта, «чтобы забыть себя». Но забыть (в процессе) и забыться – разные вещи. За-бытие… Как различны и заботы. Забота, как незаметное служение, и забота наоборотническая, присваивающая…

Присвоение, стяжательство – оно действует и в материальном, и в идеальном. У этого есть корни.

И превознесение собственности, и её низведение – есть абсолютизация собственности. А она – относительна, инструментальна. На земле, в материальности по отношению к ним абсолютен Человек, как есть Целое; но представленный в социальности, реальности, в массе он – разный по своим качествам и уровню. И потому Человек в то же время относителен – в идеальности. Сознание его формируется в обществе; да и на Небе он – не сам по себе. Человек – и абсолютен, и относителен. И чем более – если уж зайдёт об этом речь – он сам посчитает себя относительным (но – ответственным!), тем более он на самом деле – абсолютен, то есть принадлежит Небу. Неответственные (или равнодушные), то есть отстранившиеся от проблем и вопросов мира тем и переводят себя в мнимый абсолют, наоборотный абсолют, присвоенный абсолют. Они становятся неадекватны. Такова исходная коллизия человека.

В относительности/абсолютности человека есть и такая сторона, такой взгляд. Человек – он со-творец. Воля ему нужна – но всё своя ли воля? Воля – она тоже разная. Есть желание, и есть стремление. Желание – своё. А вот стремление – оно в стремлении творящегося природного развития, оно – в творящемся движении Вселенной. Вот и посмотрите – что, кто и как здесь становится относительным и абсолютным…

В присваивании или наоборотничестве есть одна сторона. Присваивание себя. (Вообще в мире психологии причины и следствия часто меняются и поддерживаются. Потому и трудно выходить самому из таких замкнутых состояний. Лишь образец, в том числе транслируемый обществом, помогает человеку.) Это очень вредно – рассуждать о себе в пост-характеристиках, в оценочных категориях, присваивающих тебе некие качества (конечно, положительные J; да и «самоедские» тоже). Такая аналитика русских стесняла. А Западу было впору с самого начала. Западные люди – не стеснялись. Западная философия и пошла из этой особенности…

Здесь оказываются связаны многие аллюзии. Не переходя в восприятие себя абсолютным, отношение к другим людям происходит не как к средству, а как к цели. Кстати, это значит, что «относящийся» живёт не нижней частью своей тройственной природы. Но здесь то мы – русские – сейчас всё преступили, пропустили и опустили.

Нынешняя российская драма (спектакль) идёт по пьесе одинакового сюжета, что и в прежние смутные времена. Одинакового не в «одеждах», а в сюжетах... 400 лет сюжет повторяется через век. Внешняя его форма – оккупация. Это началось после Рюриковичей, после периода Руси. 1612-1613 – изгнание поляков (и шведов). 1712-1713 – перелом в войне со шведами. 1812-1813 – изгнание французов. 1913 – предшествие 1-ой мировой войны, имевшей цель остановку экономического расцвета русских и немцев, предгодина немецкого нашествия: 300-летие дома Романовых, создание ФРС, Балканские войны. И всегда за акторами этих событий стояла Англия. А что в 2013-м году? Во-первых, это перелом на этот раз в духовной оккупации, внутренней оккупации. А во-вторых, англо-саксы вынуждены здесь выйти на передний план.

3

Есть известные слова – «любите врагов ваших». И понимание этих слов – разное.

В нашем понимании – это обращение к сохранению определённого состояния даже перед лицом врагов. Это и есть сохранение пути Духа. По-другому это Спасом называется...

Да, Душа проводник Духа, к Духу. И фильтры Души – это не чувства. Это – состояния. Чувств много, ещё больше эмоций. Состояний – не много. Одно из – известное двустороннее «уныние-гордыня». Другое, противоположное – Любовь, действенное Единство...

Без Любви и Надежда – бессодержательна. И Вера – близка к фанатизму, к форме. Что они друг без друга? Но вот часто их разносят и соизмеряют. Начинают спорить о словах.

И это определённый диагноз времени. Восприятие изменилось. Даже такого слова, как «восторг» у Даля и Ожегова с разницей в век. Возьмите их словари и сравните. Что уж говорить о метафизических понятиях – а Вера, Надежда и Любовь таковые.

А смотреть надо максимально целостно; из общего для всех трёх...

Надежда – не исходное, но последнее и соединяющее. А также и первое – для начинающего путь... Парадокс? Да, нет; потому что Там всё вместе. А здесь всё – в восхождении. (См. на сайте рисунок Д-13.)

Вообще апофатика (выявление пространства смысла через отрицание не относящегося) в этой высокой сфере – лучший разделитель. Тогда утрата Надежды – это уныние. А утрата Любви – это гордыня. Превознестись любя невозможно, «Любовь долготерпит, не превозносится»...

А утрата Веры – приводит, конечно, и к унынию, и к гордыне; к самоуничтожению... Но сначала к локализации, индивидуации, свободе личности, «гуманизму»... то есть движению по определённой линии; то есть в одно-мерности... Так получается, что Вера в какой то мере (некой мере!) объединяет Любовь и Надежду...

Надежда, конечно, бывает разная, у разных. Но что – предельное? Так ведь? Правда и чудо? Некое из социальности и некое из небесности?... А человек при этом пассивен...

Нет. Предельная Надежда – надежда соответствия Промыслу, Пути, Призванию; Надежда бессмертия Души... Об этом и молитвы предельные... «Отец Небесный, ибо не моя воля, но Твоя.» И тогда понятно, что Надежда умирает вместе с человеком...

Говорят, что "Утрата Любви – это безразличие"... Это лишь следствие, проявление (и не одно) того, что есть "не-Любовь". А вот то, что к этому приводит, конечно, грех; то есть потеря контакта с Единым.

Разные авторы, смотря и действуя в социальности, порождают в данной мета-психической сфере разные сентенции. "Любовь – это оружие Веры." "Действие Духа направляется правдой/справедливостью." "Соотношение любви и правды – один из вопросов основы." Может быть, может быть. Может быть и такой целенаправленный взгляд.

Спорить здесь не о чем. Человеческий ум защищает догматы. Вместе с ними – себя. И закрывает мир. А открывает мир – сердце.

Главное в другом. Не надо их – Веру, Любовь и Надежду – разделять и противопоставлять. Ведь, прежде всего, это разные стороны, обращённые к Духу... Люди разные, и через разное приходят к Духу и держатся ... Люди идут через разное. Творчество (не креативничанье) имеет отношение к Духу? Но оно-то идёт, прежде всего, через Любовь, через проникновение...

Любовь, это не размазня, не обязательно всепрощение, тем более, как некое априори. Это – состояние и отношение. Но никак не чувство. Если чувство, то та «любовь», которая рифмуется с морковь и кровь... :)

Уже было написано, что Она имеет отношение к со-Единению. И здесь метафоры меча и щита, как бы из другого. Но это Единение отнюдь не мешает воинству. Но наоборот – в их стойкости. Именно тогда "один в поле воин". Потому что он не один...

Потому русские стойки, что подчиняются правде. Но и слабы, когда правда уходит. Сила же для западного человека всегда находится. И каково здесь понимание Любви?...

Любовь – это состояние, и потому – проводник к Духу. Зачем совсем разъединять Душу и Дух? Ясно, что это не одно. Но человек то – в 3-х! Можно «улететь», но возвращаться то придётся...

Одно и тоже (Один и тот же) поворачивается разными сторонами в ответ на отношения (призвания, вопрошания) снизу. Именно многообразие нижнее, разнообразие, многопроявленность людей создают разные определения одного Божественного состояния в приложении к обстоятельствам действия, к сфере отношений, к проявлению. Чтобы они были истинными, они не должны опускаться до пропадания своей целостности.

Понятно тогда, что в социальности неоднозначно использование психо-метафизических категорий, а в политике – прикладывание пост-характеристик к действиям «здесь и сейчас». Может у тех, кто принимает трудные решения Любви/Ответственности как раз больше, чем у «добро-мудреньких»? Судить можно будет только после. И часто – для наших политиков, деятелей – оказывалось, что настоящих мудрости и доброты в их решениях было много больше...

Во всех направлениях, настоящая Любовь даёт критерий и возможность не зарваться. Всегда надо и придётся возвращаться. И она не мешает действию. Когда в человеке всё целостно.

Чего и желаю.

 * * *

Заканчивается 2013 год. Год надежд, год перелома, год выхода на свет того, что готовилось и зрело до этого. И теперь многое зависит от нас всех вместе.

Многое и многим в происходящем стало понятно и очевидно. А значит – перспектива ясна и воля правильного понимания/действия выходит на первый план. Общего и правильного понимания/действия.

Потому и надо разобраться – «Что было с нами?».

С наступающим Вас!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
32.8% Ни за какую
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть