Выступление директора Института стран СНГ К.Ф.Затулина на научно-практической конференции «Гюлистанский мирный договор: история и современность»

Москва, 31 октября 2013 года
13 ноября 2013  00:19 Отправить по email
Печать

Позвольте, я начну нашу конференцию. Она, как вы знаете, посвящена 200-летию Гюлистанского договора – памятного события в истории международных отношений, в истории России, я уверен, в истории народов Кавказа и государств Кавказа, соседних держав. 12 октября по старому или 24 октября по новому стилю этот договор был подписан, как сказано в тексте, в карабахском урочище Гюлистан Российской империей и Персидским государством. Значение этого договора чрезвычайно велико и с точки зрения того, что он ознаменовал собой окончание многолетней русско-персидской войны, и главным образом, конечно, с точки зрения тех последствий, которые повлекло за собой подписание этого документа.

В этом году весной мы уже отмечали некруглую дату следующему русско-персидскому договору, Туркманчайскому, подписанному после очередной, но на этот раз уже последней русско-персидской войны. И можно на самом деле рассматривать эти два документа в комплексе, можно по отдельности. Однако для меня, например, очевидно, что с подписанием этих документов русские утвердились в роли лиц кавказской национальности. А приобщились к кавказским делам они за несколько веков до этого, еще во времена царя Ивана Грозного, вступив в сношения с Кабардой и другими северокавказскими территориями. За годы прошедшие до Гюлистана Россия уже успела вступить в кавказские дела достаточно основательно. И все же, как мне кажется, в полной мере мы можем считать русских коренным народом на Кавказе с момента, когда был подписан Гюлистанский договор. Для нас, русских, поверьте, это важно. Во всяком случае, для тех, кто помнит историю.

Но, безусловно, мы вряд ли могли бы претендовать на внимание к этой конференции, если бы не были бы в этом вопросе поддержаны нашими друзьями. Я хочу еще раз обратить ваше внимание, что эта конференция проводится Институтом стран СНГ и Союзом армян России, и мы надеемся, что уважаемый Ара Аршавирович Абрамян, руководитель этого российского общественного объединения, выступит здесь с приветственным словом.

В судьбе армянского, азербайджанского, грузинского, абхазского и многих-многих народов Кавказа подписание Гюлистанского договора означало легитимацию и узаконение новой реальности. И на два почти века после Гюлистанского договора судьба этих народов оказалась очень тесно связана с Россией. С Россией, которая выступала в форме Российской империи, а затем Советского Союза.

В настоящее время, как мне кажется, актуальность Гюлистанского договора во многих его положениях совершенно не устарела. Я, может быть, скажу, должен сказать и о том, что для нас, ценящих память своих предков, та война между Россией и Персией памятна и потерями, и поражениями, и славными победами. У вас есть стенограмма той передачи, которую мы сделали на канале «ТВ-Центр» неделю назад, посвященной как раз 200-летию Гюлистанского договора. Она начинается с утверждения, на мой взгляд, совершенно, к сожалению, верного, что события и герои той войны несколько подзабыты в российской истории. Их заслонила другая война – Отечественная война 1812 года. Это несправедливо, ибо и подвиги, и слава, и как сказал герой войны, генерал Петр Котляревский, «Кровь русская, пролитая в Азии, на берегах Аракса и Каспия, не менее драгоценна, чем пролитая в Европе на берегах Москвы и Сены».

Поэтому для нас обращение к теме Гюлистанского договора ещё имеет и это измерение - память наших предков, которая не должна быть забыта. В ходе подготовки этой конференции, я выслушал разные точки зрения о том, насколько она необходима, стоит ли об этом вспоминать и так далее. Так вот, я хочу сейчас, учитывая присутствие средств массовой информации, сказать, что я ни во что не ставлю соображения, по которым мы должны забыть о подвигах и славе, о наших предках, все равно какой национальности, которые вместе сражались за то, чтобы освободить Кавказ, за то, чтобы дать Кавказу мирную созидательную жизнь. Ни геополитические соображения, ни боязнь кого-то обидеть, учесть какие-то деликатные моменты меня в этом вопросе не останавливают. Потому что речь идёт о памяти, речь идёт о нашем, как в таких случаях у нас стало модно говорить, генетическом коде.

Это я считаю важным сказать сегодня, потому что, конечно, есть разное отношение к истории Гюлистанского договора и всех последующих событий. Хочу заметить, что после Гюлистанского, особенно после Туркманчайского договора наши отношения с Персией, а теперь с Ираном, получили совершенно иное измерение и звучание. На самом деле мы уже с тех пор перестали рассматривать друг друга после всех этих испытаний как исторических противников, а в настоящее время в некоторых вопросах, например сирийском, являемся геополитическими союзниками. По крайней мере, когда речь заходит о сотрудничестве на Каспии, мы опираемся на советско-иранские договоры 21-го и 40-го годов. А они написаны в продолжение линии Гюлистанского договора, где, как вы знаете, есть статья, по которой Россия и только Россия имеет право держать военный флаг на Каспийском море. В современном нам мире это выразилось в известном Соглашении прикаспийских государств 2010 года, по которому внерегиональные державы не должны иметь свой военный флот на Каспийском море.

Это очень важно, поскольку поползновения и разного рода фантазии на этот счёт время от времени появляются в прессе и в среде политологов некоторых уважаемых соседних государств, обсуждающих возможности сотрудничества с НАТО на Каспийском море, возможности какой-то военно-морской базы и так далее. Это на сегодняшний день не более чем фантазии, именно потому, что со времен Гюлистанского договора и до сего дня принцип остаётся неизменным.

Мы ведь все представляем, что в войнах, которые одна за другой происходили в этом регионе, интересы России сталкивались с интересами другой империи – Британской. И всем известна та роль, которую Англия играла, по крайней мере, в развязывании следующей русско-персидской войны, уже после Гюлистанского договора. И если бы эта война закончилась по-другому, совершенно неизвестно, как протекало бы следующее военное столкновение, в частности, Крымская война. И неизвестно, были ли бы так же безопасны в этом случае внутренние районы России по реке Волге, Астрахань и так далее, если бы под формально персидским флагом или чьим-то еще на Каспийском море плавал, по сути, английский флот.

Это – геополитика того времени, но она актуальна и по сей день. Актуальность Гюлистанского договора сегодня связана с тем, что после того, как распад Советского Союза вызвал к жизни новые исторические реальности, возникли новые независимые государства, на Кавказе не обошлось без конфликтов. И более того, распад Советского Союза, как вы знаете, сопровождался продолжавшимся на тот момент конфликтом в Нагорном Карабахе. И, конечно же, сегодня мы, апеллируя к документу, по которому к России отходил целый ряд территорий, в том числе и Карабахское ханство, видим основания для миротворческой миссии России на Кавказе. В частности, для участия России в составе Минской группы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Вообще, мне кажется, что кто бы как сегодня ни относился к российскому присутствию в этом регионе, к этой вот 200-летней истории, следует признать, что именно благодаря России, сюда пришли и европейские стандарты, и европейские обычаи, и расцвет производительных сил, культуры, и в конечном счете возможность решать вопросы национального возрождения. Ведь ни армяне, ни грузины, ни азербайджанцы, ни другие народы Кавказа не потеряли себя в этом общем составе. И в 1991 году, как известно, некоторые из них обрели государственное оформление. Все это вряд ли могло бы произойти, если бы в предшествующий период именно в такой форме не осуществлялось сосуществование народов под одним общим скипетром, в одном общем пространстве. Мы говорили об этом, в частности, и в нашей упомянутой передаче.

Я сейчас не хочу предвосхищать те многочисленные доклады, которые заявлены на этой конференции. Я хочу еще раз поприветствовать всех, в том числе и наших гостей из-за рубежа, приехавших сегодня для участия в этой конференции. Если, скажем, говорить о наших друзьях из Армении, которые здесь представлены особенно широко, то поверьте, мы оценили то решение, которое принято было совсем недавно руководством Армении, подтвердившее те самые принципы, которые были выработаны в российско-армянских отношениях во времена совместной борьбы, во времена войн и дипломатических переговоров. Я считаю, что решение Армении о вступлении в Таможенный Союз на самом деле является логическим следствием Гюлистанского и Туркманчайского договоров и всей-всей истории российско-армянских отношений. Мы понимаем, что это непростое решение. И поверьте, что бы кто по этому поводу ни говорил и каким бы образом ни пытался бросить на это тень (а есть люди, которые стремятся это сделать и в России, и в Армении, и в других странах), в России достаточно понимания того, что это –  решение близкого к нам дружественного народа, многие сыны и дочери которого являются гражданами России. Но об этом, наверное, скажет мой друг Ара Аршавирович Абрамян, которому я хочу передать слово.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (4):

Viktor78
Карма: 5
13.11.2013 11:04, #10428
Гюлистанский мир только закрепил согласие Персидского шахства признать факт вполне добровольного вхождения Карабаха в состав России, которое состоялось еще сравнительно задолго до этого, в 1805 году, в соответствии с условиями Кюрекчайского договора, стороной которого был ни кто иной как Ибрагим хан Шушинский и Карабахский, а сам договор с его стороны заключался именем Аллаха Всемогущего. Армянские церковные иерархи к этому процессу, как любят говорить сегодня отдельные российские не очень чистые на руку историки, никакого отношения не имели, да и не могли иметь в принципе, поскольку в то время находились на положении государственных рабов или райя в Османской империи. Таким образом, о вхождении Карабаха в состав Российской империи просили тогда у генерала Цицианова азербайджанцы, а никак не армяне, которые массово появились на его территории только спустя четверть века. Поэтому если у современной России и есть историческое основание признать по аналогии с условиями Кюрекчайского мира самопровозглашенную «Нагорно-Карабахскую Республику» частью своей территории, то только в том случае, если оттуда уйдут оккупационные армянские силы, вернется азербайджанское население, и уже оно попросит Россию принять Нагорный Карабах в свой состав. Ни о какой другой исторически обусловленной альтернативе речи быть не может.
ajbolit
Карма: 205
13.11.2013 18:35, #10433
"...поползновения и разного рода фантазии на этот счёт время от времени появляются в прессе и в среде политологов некоторых уважаемых соседних государств..." / К.Ф.ЗАТУЛИН

Что-что, а фантазии у соседей-азербайджанцев зашкаливают.
Мечататели, понимаешь ли...
D)))
иван волков
Карма: 5
13.11.2013 19:02, #10435
что правда на этом сайте не катит
иван волков
Карма: 5
13.11.2013 19:03, #10436
а все таки Кузнецов всех сделал если на этом сайте удаляют ссылки на него
Подписывайтесь на ИА REX
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
32.8% Ни за какую
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть