18+
«Капитал революций»: с 4 по 6 октября в Финансовом университете пройдёт научная конференция, приуроченная к столетию Великой русской революции
Новоявленные бояре и дворяне России
«За три года Бочаров сумел перезагрузить региональную политическую систему»
Линии интерпретаций итогов голосования в регионах: первичная оценка
Азербайджанская «прачечная» ликвидирует посткоммунистическую болгарскую

Кому служит суд

Ефим Андурский
10 октября 2013  22:38 Отправить по email
В закладки Напечатать

В прошлый раз упоминалось о том, что стагнации в России затянулась. Она, возможно, потому и затянулась, что в стране сложилась ситуация, когда писаное право существует преимущественно для того, чтобы его нарушали. К такому парадоксальному выводу в своей статье «Правила нарушения правил» пришел Кирилл Рогов. Автор статьи пишет о «плохих институтах», которые, дескать, и обусловливают «неудобства обществу». Но общество к этим неудобствам сумело приспособиться, а определенная его часть даже научилась извлекать из них выгоду. Правда, в данном контексте лучше использовать термин «социум», ведь общества как субъекта в российской природе не существует. Во всяком случае, каких-либо признаков жизни этот субъект пока не подает.

«Плохие институты» по Рогову – это различные государственные структуры, включая, в частности, судебную систему, представляющую совокупность судов – специализированных органов государственной власти, призванных вершить правосудие. Об этой системе и пойдет речь сегодня. Что же касается коррупции, послужившей причиной стагнации, то о ней мы поговорим в следующий раз.

Разговор о судебной системе начнем с того, что в судах работают члены судейского сообщества. Они образуют профессиональную корпорацию, члены которой свои решения принимают именем Российской Федерации. И тем самым как бы подчеркивают то, что они находятся на службе у государства, но не у общества, интересы которого нередко расходятся с интересами государства.

Очевидно, что любые судебные решения должны основываться на законах, подлежащих применению в том или ином конкретном деле. Столь же очевидно то, что право есть атрибут государства и что законы вытекают из Конституции. Менее очевидно то, что право учреждения не может быть атрибутом этого учреждения, поскольку формулируется учредителем. И я не понимаю, почему государство должно быть исключением.

Очевидно и то, что закон не должен противоречить Конституции. Но если уж закон ей все-таки противоречит, свои решения судьи должны основывать на Конституции, но они предпочитают ограничиваться законом. Это объясняется тем, что судьи служат государству, которое достойно оплачивает их труд. И если, к примеру, судья Гульчачак Хамитова обнаруживает, что Конституция препятствует защите интересов государственного Пенсионного фонда России, она ее легко и просто переступает, осознавая, что государство в обиду ее не даст.

Знакомый судья в приватной беседе заметил, что сомнительное решение суда первой инстанции можно обжаловать в суд вышестоящей инстанции. И если, дескать, первоинстанционный судья и допустит ошибку, то старшие товарищи его поправят. Но, как показывает практика, старшие товарищи весьма неохотно поправляют нижестоящих коллег. И когда я на судью Хамитову пожаловался в вышестоящую судебную инстанцию и в региональную Квалификационную коллегию судей, они, конечно же, никакого криминала в ее действиях не нашли. Иными словами, судьи сами себе ОТК, что и обеспечивает их вседозволенность, нередко переходящую в полный беспредел. И поскольку общества как субъекта в России не существует, контролировать работу государства в целом, и судебной системы, в частности, как бы некому.

Судебная система должна служить государству постольку, поскольку является его подсистемой. Противное может обусловить конфликт суда как органа с государством как организмом. Такие конфликты заканчивается либо отторжением конфликтного органа, либо гибелью последнего. Но ведь и государство является своего рода органом, который подобно позвоночному столбу поддерживает устойчивость общественного организма. Правда, чрезмерная устойчивость не делает организм конкурентоспособным, снижает его эффективность.

Будучи учреждением общества, государство, казалось бы, должно действовать в строгом соответствии с уставом, которым его наделяет учредитель, то есть общество. Оно же, то есть общество в норме и должно финансировать собственные нужды государства, например, содержание судебной системы, а так же его услуги по разрешению споров, возникающих между субъектами гражданского, уголовного или административного права. Проблем лишь в том, что общества как субъекта в России нет.

Есть, однако, институты так называемого гражданского общества. И они таки могут контролировать деятельность как государства в целом, так и отдельных его институтов. И не только эти институты, но и каждый, кто осознает себя членом российского общества. Да, но не повредит ли общественный контроль независимости суда? Нет, не повредит, тем более что в действительности такой независимость не существует.

Суды независимы от государства и от его главы лишь с формальной точки зрения. Но могут ли судьи быть независимы от персоны, которая назначает их на должности, позволяющие вершить наши судьбы? Президент РФ Владимир Путин не раз пояснял, что не имеет права влиять на решения своих назначенцев, что не бесспорно. Еще более спорно то, что, имея право назначать судей, глава государства не обременен ответственностью за возможные ошибки или даже преступления своих назначенцев.

Странное все-таки это учреждение – государство. Главная же его странность заключается в том, что у него нет проявленного учредителя. Только не надо напоминать о ст. 3 Конституции, в соответствии с которой многонациональный российский народ является единственным источником власти в России. Ну, как может быть, чтобы совокупность субъектов, права и обязанности которых регламентирует Конституция, определяла ее содержание? Единственным источником власти любой организации может быть только его создатель. Именно он наделяет созданное учреждение правилами, которым это учреждение и должно следовать. Он же должен контролировать неукоснительность соблюдения этих правил всеми гражданами, включая главу государства

Экспертное сообщество с энтузиазмом обсуждает законопроект об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов, который Владимир Путин внес в Госдуму. В соответствии с этим законопроектом Высший арбитражный суд подлежит упразднению, а немалые полномочия президента еще более увеличиваются. Как видим, глава государства может легко и просто повлиять на судебную систему в целом. Но на сколько-нибудь радикальную реформу этой системы Владимир Путин не пойдет. А зачем, если она устраивает главу государства и в том виде, в котором существует теперь.

Приведу только два экспертных мнения. «Арбитражный суд более прогрессивный, к его главе Антону Иванову было претензий гораздо меньше, доверия же к ВС и судам общей юрисдикции у народа нет, я боюсь, мы потеряем то завоевание, которого добился Арбитражный суд», - сказал правозащитник Валерий Борщев. - Многие выражали недовольство независимостью Арбитражного суда, он вел дела совсем не так, как ВС, который был предсказуем, – пояснил г-н Борщев.

Сложились две системы, которые плохо совместимы, арбитражные суды в смысле организации ушли далеко вперед. Печально потерять суд, который не зависит от другого в административном плане, – отмечает судья Верховного суда РФ в отставке Владимир Радченко.

Интересно, если бы глава государства объявил конкурс на замещение должности председателя объединенного суда, нашлись бы желающие выполнять эту работу на общественных началах? Я, например, думаю, что таковые нашлись бы. Боюсь, однако, что глава государства хотел бы иметь гарантию того, что объединенный суд будет беспрекословно служить государству. А без материальных стимулов этого не добиться.

Как это следует из конфликтной теории Карла Маркса, государство не обслуживает социум в целом. Оно ограничивается преимущественно господствующим сплавом чиновников с олигархами, легированным добавками элемента, которого нет в периодической таблице Дмитрия Менделеева. Я имею в виду коррупцию, которая только и является причиной стагнации. Но об этом в следующий раз.

Источник: ИА REX
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (1):

Efim
Карма: 100
11.10.2013 12:38, #9827
В норме богиня правосудия обладает тремя символами. Это меч, символизирующий государственную власть; чаши весов, взвешивающие людские дела; завязанные глаза - символ беспристрастности. Но у статуи на здании Верховного Суда РФ повязки нет. Наверное, потому что в РФ правосудия не существует. В отличие от судебной системы, являющейся органической частью государства.
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров