Субъективный анализ Основного закона

8 октября 2013  14:23 Отправить по email
Печать

Стагнация российской экономики затягивается, - констатирует Евгений Ясин. - Казалось бы, надо перестроиться (еще раз?! – Е. А.), сократить госрасходы, содействуя росту частных инвестиций. Но у нас напротив, увеличивают госрасходы, добиваясь снижения влияния частного бизнеса. И о том, что российская экономика состоит из двух секторов, и о мере участия государства в экономике мы уже говорили. Причины стагнации мы еще обсудим. Но сначала попытаемся выяснить, что есть Россия?

Россия – это территория, ограниченная в прямом смысле слова: наша страна обладает границей. И охрана границы, и другие вопросы, касающиеся безопасности страны и жизнеобеспечения ее населения, относятся к компетенции российского государства. Итак, Россия располагает-таки государством, в норме представляющим главное учреждение российского общества. Проблема лишь в том, что общества как субъекта в стране нет.

А ведь только общество могло бы наделить государство уставом. Роль такого устава играет Основной закон или Конституция. Ее принятие и ключевые изменения относятся к компетенции конституционного собрания (КС) – специального органа учредительной власти, создаваемого в соответствии с федеральным конституционным законом (ФКЗ). Однако сформировать КС мы не можем, поскольку такой ФКЗ пока не принят. И это не случайно. Ну, нельзя законом, вытекающим из устава учреждения, регламентировать работу учредителя.

Однако что мы должны понимать под учредительной властью России? Думаю, что ст. 3 Конституции РФ найти ответ на этот вопрос нам не поможет. В соответствии с п. 1 названной статьи единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ. А народ – это совокупность граждан, права и обязанности которых определяются… Конституцией. Но могут ли субъекты, права и обязанности которых регламентирует некий нормативный акт, определять его содержание? Очевидно, что нет, не могут.

Это, в свою очередь, лишает смысла п. 2 «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления» и п. 3 «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». И, соответственно, нет смысла и во всеобщем избирательном праве. Отсюда сомнения в основательности п. 4 «Никто не может присваивать власть в РФ. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону».

Право как таковое есть атрибут государства. Но Основной не может быть атрибутом государства, ведь, как уже было сказано, и принятие устава учреждения, и его коррективы относятся к компетенции учредителя. А таковым в отношении государства не может быть никто, кроме общества.

Достижением действующей Конституции можно считать то, что в отличие от предшествующих конституций, в ней нет положения о том, что право ее принятия относится к компетенции какого-либо государственного органа. Но есть оговорка о том, что принятие и изменение Конституции составляет предмет исключительной компетенции РФ. В соответствии со ст. 71 Конституции в ведении РФ находится и её принятие, и изменение. Однако это противоречит здравому смыслу, в соответствии с которым принятие и изменение устава какого-либо учреждения составляет предмет исключительной компетенции учредителя.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть