Фельдфебельское расследование истории. Часть II

Читая Бушкова
6 октября 2013  17:25 Отправить по email
Печать

Продолжение. Начало материала читайте: «Фельдфебельское расследование истории. Часть I: Капица о смертности в России».

Читая Бушкова

Не хотелось бы отбрасывать ценное, что можно найти в книге Александра Бушкова «Россия, которой не было» (М., ОЛМА ПРЕСС, СПб, «Нева», Красноярск, «Бонус», 2002). Казалось бы, книга в лучшую сторону отличается от телевизионного бреда, с пещерным антикоммунизмом, с демократией розлива Новодворской и т.п. Но любая правда бочка межа может быть испорчена ложкой дегтя, любую 99%-ю правду можно заставить работать на 1% лжи. Верно?

Автор уверяет, что его принципом является: «подвергая сомнению, следуй строгой логике и незыблемым законам детективного расследования» (с.6). Что ж, проверим! Читаем на той же странице: «... лично я уверен (так знаю или уверен? Б. И.), что Виктор Суворов, ругаемый и оплевываемый иными ревнителями идеи коммунизма, был всецело прав: Сталин в самом деле готовил операцию „Гроза“ — сиречь неожиданный удар по Германии с выходом в Европу. Убеждает меня в этом... холодная логика. Совершенно нелепая череда странностей, приведшая к форменному краху 22 июня 1941 года, может иметь только единственное объяснение. В противном случае придется признать, что гений упорства и недоверия, на несколько предвоенных месяцев сошел с ума — а потом, после удара немцев, столь же стремительно выздоровел, обретя прежнюю железную волю и недоверие решительно ко всем... Следовательно, Гитлер и в самом деле сорвал своим ударом операцию „Гроза“...»

Во-первых, сам Резун (В. Суворов) иначе трактует события. Он утверждает, что Сталин, готовя нападение, выжидал, пока Гитлер не выдержит, нападет первым. Тогда общественное мнение будет против Гитлера. Но почему бы тогда Резуну не предположить, что и Гитлеру тоже стоило бы выжидать, пока Сталин нападет первым. Сталинский блицкриг тоже бы не получился — к 1941 году вместо небольшой Германии — вся Европа, огромный рейх.

Ну, хорошо, Сталин готовился напасть, и, чтобы было полегче, чтоб общественное мнение обратить против Гитлера — такой долгий план измыслил, просчитал и битву под Москвой, и Сталинград, и Курскую дугу... Может, киевский котел, два харьковских котла — тоже коварный замысел Лубянки?

И уж если общественное мнение так много значит в войнах, какого черта Сталин накинулся на Финляндию — ведь после советско-финской войны СССР исключили из Лиги наций!

Но как определял, как высчитывал силу общественного мнения Резун, если США, наплевав на общественное мнение, вступили в войну лишь после Пирл-Харбора, а второй фронт союзники открыли только в 1944 году? Как помешало общественное мнение Штатам торговать с Гитлером на протяжении всей войны?

Но что это городит Бушков: как это к Сталину «неожиданно» вернулось недоверие «решительно ко всем», если он не верил ни единому донесению своих же разведчиков-нелегалов о скором нападении Гитлера?

В СССР после Мюнхенских соглашений и захвата Чехословакии каждый столб знал, что будет война. Не СССР захватывал Чехословакию, а Германия. Потому и напали на Финляндию — отнять кусочек земли у Ленинграда, для его защиты от Германии. Причем если бы финны согласились на переговорах, им бы отходила вся Карелия, территория, в несколько раз больше того, что просил СССР у Финляндии. СССР поступил по-сволочному, но прагматично. Т.е. никаких надежд на пакт Риббентропа-Молотова: пакт подписан 23 августа, СССР напал на Финляндию 30 ноября. А дальше Сталин злостно не хотел верить своим разведчикам. Но если он ждал, пока Гитлер нападет первым, отчего ж не верить? Ну, принял бы к сведению. А то ведь не верил! Или очень хотел, чтобы нападение было неожиданным? Настолько неожиданным, что немцы быстро дошли до Москвы и судьба страны повисла на волоске?

Невозможность того, чтобы Сталин был одурачен Гитлером, Бушков с железной логикой выводит из... чего? Из своего же филологического восприятия генсека: «гений упорства». Вот и всё доказательство. Ясно теперь, что в Ленинград должен был лететь Лукашин-Мягков... По той же логике СССР, заполучив водородную бомбу раньше, чем США, должен был непременно напасть на США. Поскольку США, имея на руках атомную бомбу, когда ее не было у СССР, собирались напасть первыми. И когда появилась ядерная бомба, у Штатов тоже было несколько планов нападения на СССР. Отчего ж не сорвал Кремль планы Вашингтона? Ведь операцию-то янки готовили!

Не говорю о том, был ли план или нет; но иметь план и осуществить его — две большие разницы. Следовательно — вовсе не следовательно, что Гитлер просто сорвал планы Сталина.

Если Резун с Бушковым не в курсе — у Гитлера был план нападения на СССР совсем безотносительно, собирается на него напасть Сталин или нет. План назывался «Барбаросса», интенсивно начал разрабатываться после советско-финской войны. А до «Барбароссы» была книжка «Майн кампф», где тоже говорилось о порабощении славян. И плевал Гитлер на всякую «коммунистическую опасность». Он сам говорил, что лишь подыгрывает Западу в нагнетании «коммунистической угрозы» (см. Б. Ихлов, «Обыкновенный фашизм XXI века», сайт РИФ).

Наконец, есть масса фактов, опровергающих миф Резуна-Бушкова, см., напр., брошюру Дементьева (ПГУ, 1988). Несостоятельность мифа понимает любой, кто способен мыслить логически. Кроме того, своим желанием отождествить Гитлера и Сталина Резун и Бушков не открыли ничего нового. Если для Троцкого Сталин был «переродившимся», то для последователей Мясникова — Тони Клиффа Сталин вообще ничем не отличался от Гитлера, равно как Ротшильда или Форда — поскольку был главным капиталистом, главой класса советских капиталистов, с вытекающей тождественной империалистической политикой. Тождеством Гитлера и Сталина вовсю пользовалась западная пропаганда до перестройки, расширяя тождество и на период Отечественной войны.

Суть в том, что умеющий логически мыслить человек обязательно подумает: «Ну, Резун, конечно, загнул... Нужно выбрать позицию где-то посередине». Что и планировалось тем, кто заказывал Резуну его пропаганду. Потому что посередине располагается как раз позиция дорогих сердцу отечественных демократов союзников, США и Англии... Т.е. независимо от их желания и пристрастий Бушков совместно в Резуном «подпирают», «обеспечивают» интересы Вашингтона и Лондона.

Но Резун не так прост. Он в курсе, как бывшие члены КПСС в России (а их очень много) в припадке облаивания всего того, что дало им путевку в жизнь, с умным видом поддержат его псевдоисторические изыски. Итак, информированный Резун для более резвого протаскивания интересов Вашингтона-Лондона организует пиар-акцию. Он уверяет — на самом деле — что, независимо от фактов, Сталин бы первым начал войну. Ибо война входит составной частью в марксистские построения, как средство осуществления мировой революции и установления социализма-коммунизма во всем мире.

Это именно пиар-акция, т.к. ни о каком серьезном исследовании истории здесь и речи нет, как о мало-мальском понимании марксизма. Рассуждения Резуна имеют характер искривленных газетных штампов типа «каждая кухарка должна управлять государством» (у Ленина «учиться управлять»). Или «социализм — это всё поделить», на самом деле это лозунг «уравнительных коммунистов», которых Маркс критиковал в «Новой Рейнской газете», и т.п. Факты же говорят против Резуна. Потому что в марксистских построениях — невозможность экспорта революции, с одной стороны. С другой — почему бы не создать в какой-либо стране «просоветский» режим, коль скоро аналогичным занятием охвачены все развитые страны? Как мирными, так и военными средствами? Т.е. марксизм здесь вообще нипричем.

Важно здесь лишь то, что Сталин и помышлять не мог ни о какой всемирной революции в ходе войны. Ведь он принял тезис о построении социализма в одной отдельно взятой стране. Мечту о таком построении Ленин называл мелкобуржуазным идеалом. Сталин явно отверг идею всемирной революции, которую отстаивал Троцкий. Против которого воевал Сталин (см. также Б. Ихлов, «В обеспечении», в кн. «Восстание элит», Пермь, 1995). Если уж говорить об идеологических построениях, как о причинах — тут у Резуна явная нестыковка.

Если же Резун в принципе поддерживает превентивные войны — что ж, после так и не найденного химического оружия в Ираке мы только по одному этому можем уверенно определить, чьи интересы он обеспечивает.

«Что очень важно, — весьма последовательно пишет Бушков, — не хотел никого обидеть... просто-напросто пытался дать другое толкование кое-каким общеизвестным истинам, не моя вина, что истины допускают двойное толкование... мною двигают не «фобии», а «филии», а слова Сенеки: «Да, я преклоняюсь перед всем, что создала мудрость, но... умножим полученное, чтобы это наследие обогащенным перешло от нас к потомкам... Но пусть даже всё открыто древними — всегда будет ново и применение открытого другими, и его познание и упорядочение...» (с. 7) Маленькая ремарка: Бушков открыл, что есть ряд истин или фактов, допускающих двойное толкование... Свежо. Зенон с его апориями, Кант с его антиномиями, с доказательствами и опровержениями существования бога, Гегель с его диалектикой, наконец, классовый подход к истории — просто отдыхают.

Но Бушков совершает подтасовку: он говорит не о противоречивости истины или факта. Он один факт подменяет другим, истину — ложью. Сколько будет дважды два? Четыре? Но ведь если посмотреть с другой сточки зрения... если следовать плюрализму мнений... Как говорил Лев Ландау: «Ничего нет плохого в том, если все думают одинаково, но правильно. Плохо, когда все думают по-разному и неправильно».

Если пробежаться вперед, мы увидим, что далее в книге Бушков будет шаг за шагом отвергать любимую им логику. Противоречить и Сенеке, и всем своим заверениям насчет объективности исследования.

Например, из фразы в историческом документе, обращенном к татаро-монголам, мол, пусть земли не пашут, будут пользоваться награбленным, делается вывод, что татаро-монголы до этого документа занимались землепашеством. Может, и занимались, только из фразы, записанной полуграмотным монахом-летописцем, ничего не следует, это мог быть субъективный взгляд летописца или просто поэтическая приписка, а может, как у Манефы из пьесы Островского — была страна, где люди с пёсьими головами, а люди говорили судьям: «Суди меня, судья неправедный!»

Отметим и полезное у Бушкова: прекрасное описание разрушения «святынь»: храмов, церквей — задолго до большевиков. Или ремарка насчет Виктора Астафьева (с. 9-10), которого нынче почитают за тождественную Резуну позицию, почитают те, кто ранее, вслед за Эйдельманом, клеймил писателя за антисемитизм. Или фраза: «Речь пойдет... об Америке, по мнению убогоньких светочей демократии...»

Но вот тема, которая, простите, красной нитью проходит через всю книгу. На стр. 14 автор пишет об установившихся в РФ «нормальных (ну, почти нормальных) рыночных отношениях». Что «нормальное» имеет в виду Бушков? Разрыв технологических цепочек, катастрофическое увеличение издержек производства, гиперинфляцию? Обрушение промышленности, обнищание населения, беспрецедентный рост смертности? Слияние власти и криминала? Вывоз капитала в оффшорные зоны и нежелание, неумение «автохтонной» буржуазии развивать отечественное производство? Где, в какой стране мира Бушков видел «нормальные» рыночные отношения? Войны за нефть, бомбардировки Белграда или Багдада — это нормально? Разве это нормально?

Далее фраза: «Затем объявили капитализм. Капитализм был хиленький, сюрреалистический и нелепый...» Интересно, а «нехилый» капитализм — не сюрреалистический, не нелепый? Бушков — как Шура Балаганов, попробовавший чугунную пыль от распиленную гири на зуб: «Не-а, это не золото...» А Паниковский ему: «Пилите, Шура, пилите!..»

Далее Бушков цитирует Авигдора Эскина, заявившего, что в Израиле кто-то препятствует «расформированию социалистических государственных и профсоюзных структур». Да ведь ни киббуцы, ни профсоюзы вовсе не являются социалистическими... И то, что кибуцы — государственные, социалистичности им не добавляет... Словом. понятия о капитализме и социализме у Бушкова — неандертальские.

Политическое кредо Бушкова — что-то до боли знакомое... Вот он пишет на стр. 379-380: «Главный и трагичнейший признак российского отставания от Западной Европы... слабость третьего сословия (т.е. ничего не производящий торгашей, ростовщиков, менял, посредников, Б. И.)... в правление Алексея Михайловича, Федора и Софьи прямо-таки ударными темпами стала развиваться самая что ни на есть рыночная экономика, т.е. частное предпринимательство, торговля и производство, практически свободные от опеки государства. Иван Грозный... был сатрап. Однако он... вовсе не посягал на основы рынка. Не лез в экономику». А вот Борис Годунов ввел регулирование цен, Петр I вообще учредил большевизм «или госкапитализм, не суть важно... до Петра российская экономика развивалась по общемировым законам...»

Итак, согласно Бушкову, в Японии, Швеции и даже в США, где государство владеет контрольным пакетом совокупной экономики в 25% (контрольник определен в США в 22,5%) — самый настоящий большевизм. Интересно, где Бушков видел, чтобы государство не вмешивалось в экономику? На Луне? Он не знает, что такое, скажем, протекционистские меры? Али аннексия? Или империалистическая война?

Даже классики марксизма-ленинизма проводили четкую грань между социализмом и госкапитализмом. Для Бушкова — все кошки серые... Хуже, ему что феодализм, что госкапитализм — всё едино, при феодализме Бушков откопал рабочую силу, как товар... Смешнее всего, что по Бушкову Иван Грозный не лез в экономику... Ну, а при Петре I рынок волшебным образом исчез. Денег не стало, обмен товарами прекратился. И вообще России не везло на царей... Вот получится из Бушкова юморист — скажут, зачем двойки ставили, талант зажимали...

В чем суть?

Либерализм Штаты дарят России, более качественный товар, кейнсианство, а также неокейнсианство, т.е. легкую критику кейнсианства с позиций марксизма, они оставляют себе. Монетаризм, либерализм, т.е. расчленение монополий для облегченного проникновения американских монополий на чужие рынки со своим некачественным товаром, «ножками Буша» и т.п. — с усердием внедряли в головы бедных россиян Явлинский, Березовский, Немцов, Гайдар, Чубайс и прочие. Их проамериканская позиция хорошо известна. Видимо, в отличие от перечисленных, Бушков остался американскими конфетами не охваченный. Вот и пишет, изгаляется...

Бушков поминает политическое завещание Ленина, он считает, что такового не было. Его доказательство — цитата из статьи Троцкого «По поводу книги Истмена «После смерти Ленина»: «В нескольких местах книжки Истмен говорит о том, что ЦК скрыл от партии ряд исключительно важных документов, написанных Лениным в последний период его жизни... это нельзя назвать иначе, как клеветой на ЦК нашей партии... Владимир Ильич со времени своей болезни не раз обращался к руководящим учреждениям партии и ее съезду с предложениями, письмами и пр. Все эти письма и предложения... всегда доставлялись по назначению, доводились до сведения делегатов XII и XIII съездов партии... Никакого завещания Владимир Ильич не оставлял...» (с. 17-18)

Можно узнать, меняется ли сумма от перемены мест слагаемых в поле С-чисел? Разумеется, никакого завещания Ленин не писал. Он написал письмо съезду, где характеризовал Сталина как грубого, предлагал его сместить и т.д. Это уж потом диссиденты и прочие нарекли это письмо завещанием. Одно правильно: ничего съезд от делегатов не скрывал, известна и реакция Сталина: Сталин уверял, что «исправится»... Но и Троцкий лукавит: не все, ох, не все документы Ленина доводились до сведения широких партийных масс...

Еще Бушков не может терпеть «гнилую интеллигенцию», как понимаю, со времен Герцена, Белинского, Петрашевского с Достоевским, вплоть до Блока. Но выделяет государственническую верноподданную личность Федора Тютчева. Какую интеллигенцию имеет в виду Бушков — неясно. Если такую, как он — да, гнилая. Если научно-техническую, благодаря, в частности, которой он все советские годы спокойно кушал, то какая ж тут гниль. Есть озверелая, с крепкими зубами, озлобленная и на «коммунистическую сволочь» (по выражению Ленина), и на сытую кабанью буржуйскую физиономию. Высококвалифицированная, прошедшая стройотряды и шабашки по высшим рабочим разрядам, со званиями мастеров спорта, всегда приложимая к производству любого уровня, слитая и спитая с рабочим классом. Эта интеллигенция уже через месяц после воцарения Ельцина заявила: «Никому нельзя верить!» Эту интеллигенцию не волнует тема интеллигенции, она не «озабочена политически», как Бушков. Она охвачена тем же настроением, что и рабочий класс. Этот настрой звучит так: «Спасайся, кто может!»

Еще пример, как Бушков, опять же не желая никого обидеть, обходится без «фобий» и «филий»: «Впрочем, Александр III уже тогда понимал, что лучший метод убеждения народовольческой сволочи — петля или, в крайнем случае, солидный тюремный срок.» (с. 20) Вот такая двойственность толкования. Кто думает, что не сволочь, а Бушков — что сволочь. Ибо двойственность. Бушкову в спектр стоит добавить также иные определения, которыми наделяла в ветхозаветные времена царско-помещичье-кулацкая шваль народные низы: голодранцы, черномазые, быдло, шелупень и т.п. С другой стороны у Бушкова — тут же! С легкостью в мыслях необычайной — исключительная зарисовка беспредела в лице представителя помещичьего сословия Струйского, устраивавшего охоту на своих крестьян, плюс хорошее замечание насчет проституции в плане реституции. Двойственность, господа... И бывает она... ну, врачи лучше знают.

О роли случайности в истории (какая свежая тема!) автор рассуждает на стр. 24-32: «...роль случая в истории — тема крайне увлекательная. А потому... умы привлекает давно. Еще и оттого, что настрадались вдоволь под гнетом дубоватой „марксистско-ленинской“ историографии, сводящей всё, когда-либо в этом свете происходившее, к „борьбе классов и производительных сил“. Хватит, накушались досыта... Правда, не стоит выплескивать вместе с водой и ребенка. Классы и производительные силы, их борьба и столкновения интересов выдуманы отнюдь не большевиками. Крайности тут возможны с любой стороны. Станислав Лем... довел отрицание марксистских догм до абсурда — в... „Философия случая“ он провозгласил, что Его Величество Случай лежит в основе всего и вся. По Лему и искусства, и человеческое общество, и сама эволюция — продукт слепого случая. „Случай — поворотный фактор всякого эволюционного процесса, создает собственные системные законы, не имеющие ничего общего с первоначальным поворотным фактором.“ Правда, спустя несколько лет Лем самокритично признал, что был не совсем прав. Что ж, истина, как ей и полагается. Лежит где-то посередине...» (с. 24-25)

Какое замечательное отсутствие «фобии», не правда ли! Наплюем на неряшливость типа «столкновения интересов выдуманы...» Так же на то, что Бушков не знает разницы между религией, т.е. догматикой, и марксизмом-ленинизмом. Так же на то, что слова «марксистско-ленинская» заключены в кавычки, откуда неясно, то ли к историографии эти слова вообще не приложимы, то ли Бушков настолько марксист, что понимает отличие сталинской дубоватой историографии от марксистско-ленинской.

Вообще-то в марксизме сведение конкретно всеобщего, т.е. включающего в себя особенное, к особенному, всё многообразие истории к борьбе классов — обозначается как грубый объективизм. Правда, многие, считающие себя марксистами, так и думают, например: «Дарвин появился тогда, когда для этого созрели материальные условия...»

Обозначая позицию Лема, Бушков приводит абсолютно неподходящую для него, Бушкова, цитату. От чего было Лему здесь отказываться? От позиций ряда советских биофизиков, именно так и трактовавших развитие живой материи? Или от гегелевского «случайность закономерна, закономерность случайна»? Каждому гидродинамику известен механизм, как случайный вихрь, оторвавшись от стенки трубы, ломает основное течение и сам становится течением. Только не всякий, а тот, что устойчив по отношению к основному течению и которого это течение поддерживает... И вообще вихря может не быть, напр., в гладких кровяных сосудах (там скорость течения превышает критическую)... Каждый физик знает, что флуктуации закономерны, подчиняются собственным законам. Но сами по себе не существуют, даже в квантовой теории поля. Неужели кто-то думает, что история проще гидродинамики?

Но для Бушкова, видимо, всё равно, что чего определяет, кто кого родил, мать сына или сын маму. Истина у него посередине: оба родили. Если один дурак говорит, что дважды два — семь, а другой — что 354, то истина — 180,5.

Автор послесловия к книге, кандидат исторических наук, доктор философских наук, профессор Красноярского университета, известный безграмотный мракобес А. М. Буровский так озаглавил свое впечатление: «Россия, которой не было — взгляд гения». Начал с того, что обвинил Бушкова в незнании истории. По Бушкову историю фальсифицировали всегда, а Буровский считает, что историю фальсифицировала исключительно советская власть. Затем в экстазе утверждает: «... Бушков ухитряется оказываться на передовом рубеже современной науки... он очень точно воспроизвел представления современного глобального эволюционизма, разработанные... Н. Н. Моисеевым. Согласно этим представлениям, всякая система развивается в своем „канале эволюции“. Но каналы исчерпывают себя... И система вступает в точку бифуркации, время поиска нового канала эволюции... Он строит вероятностную модель...»

Ну, хоть бы для приличия вспомнил такого антикоммуниста, как Поппер, с его ситуативным подходом к истории. Ммм... у каждого не сумасшедшего ученого, как только ему скажут про «глобальный эволюционизм», мгновенная реакция — мошенник! Ну, а уж если еще и бифуркации... Бифуркации и вероятность — из разных опер. Бифуркации — из гидродинамики, из синергетики, из теории особенностей Уитни, из стохастических моделей... И разработаны эти вещи никаким не Моисеевым и задолго до него, и, кстати, имеют количественную сторону. А у Моисеева-Буровского-Бушкова — сторону болтологическую. Стало быть, это не производственные отношения исчерпывают себя. А, знаете ли, некие «каналы»... Бифрукация, знаете ли...

После показа своего превосходства на Лемом Бушков приводит примеры, показывающие определяющую и направляющую роль случая в истории. В том числе в восстании Уота Тайлера в 1380 году. Он уверяет, что в 20-е годы XX века в СССР было принято отмечать в крестьянском восстании городского пролетариата. На деле лондонский пролетариат был движим шкурными интересами, топил в Темзе «гастарбайтеров» — «понаехавших» не коренных фламандских ремесленников. Затем — пример неклассовости истории в деле Шуйского.

Мало того, что Бушков лондонских ремесленников обозвал пролетариатом. Он забыл, что во множестве войн (не говоря уж об Отечественной) братья по классу шли друг на друга со штыками. Но оказывается, все забастовки с требованием увеличения зарплаты — это шкурные интересы! Он забыл, что в 1917-м состоялась-таки классовая солидарность — на фронте шли братания. Когда же пытались призвать на подавление революции французскую эскадру, Франция отказалась, мол, иначе и во Франции учредили бы советскую власть. Допустим, что крестьяне рабочим классом не являются. Но причем здесь случайность, скажите?

На самом деле Бушков следует именно дубоватой историографии, которая демиургом ставит единственную личность: царя, генсека или президента. Которая объявляет первичным субъектом истории не класс, а партию, которая надстроечный фактор объявляет базисным. Это и есть передовой рубеж науки?

Читаем на стр. 78-79, что гуситы — те же большевики. Аскеты, не желавшие роскошных одежд, «бесполезных и суетных вещей»... На самом деле у большевиков всё наоборот. Они-то читали мнение Маркса об уравнительных коммунистах, которые: «...не только не возвысились над частной собственностью, но даже не доросли еще до нее...»

«Не лишне упомянуть, — пишет Бушков, — что были еще адамиты, желавшие общности женщин...» Вот так понимает большевизм Бушков. Маркс смеялся: какая, к черту, общность жен при коммунизме, это как раз в буржуазном обществе, где всё продается и всё покупается, в том числе любовь, жены общие...

«Кто же должен определять, — визжит Бушков, — какая вещь является суетной и бесполезной...» (с. 78) Зато сегодня в России элита хорошо определяет низам, какая вещь суетная. Включая жилище. И по всему миру, от Югославии до Ливии и Сирии, от Багдада до Венесуэлы расстреливает и устраняет неугодных, «не вписывающихся в общую гармонию» (с. 79).

Как же объясняет историю Бушков? Что для него движущая событийная сила? Проклятие. Вот что, оказывается, заменяет классовый подход и оказывается воплощением случая, бога-законодателя. Или точкой бифуркации...

«Славянская книга проклятий», так называется целая глава из книги (с. 92-97). Кто-то кого-то проклял — а тот возьми и помри. И ведь как совпадает! Вот-вот... Т.е. помер после того, как прокляли. Один князь другого проклял — потому и победил. А другой не успел проклясть, потому и проиграл. После «цып-цып»... Т.е. причинно-следственная связь подменяется временной последовательностью, «из-за того» подменяется «после того», с чем знаком любой следователь. После старта «Шаттла» с мыса Каннаверал у Бушкова заболел зуб. И Бушков отыскал виновного! Стоило бы нашей курочке иметь более тонкое представление о путях научного обобщения...

И всевозможные чудеса, и мироточение туда впридачу. За такие деньги, которые отвалены на пиар мироточения, ваш покорный слуга и второе пришествие Христа б организовал... Недавно выяснили, что больные, «освященные матерью Терезой, выздоравливали не потому, что над ними чудила Тереза, а по причине стандартного лечения...

Между прочим. Любой грамотный верующий знает, что существование бога недоказуемо, это догматика, времена Локка, Толанда, Гассенди, Гоббса, когда еще верили во вмешательство бога в жизнь, канули в Лету. Единственно, что ему оставили — карать неверных. Причем, по большей части, используя законы механики сплошных сред — всякими наводнениями, засухой и т.п. Потому любое чудо, наоборот, свидетельствует против существования бога. Посудите сами: как только происходит какое чудо, т.е. что-то выдающееся за рамки законов природы (установленных, согласно вере, тем же богом), так ученые всего мира, верующие и неверующие, начинают ковырять это чудо, без всякой задней мысли о высшем существе.

Бушков не просто вводит заклинания в причинно-следственную структуру истории. Он выступает против ее материалистического толкования. Почему победили именно большевики, которых было впятеро меньше, чем эсеров (см. Рабинович, «Большевики приходят к власти»)? Не потому, что война, и большевики единственные, кто требовал выхода из нее. Не потому, что 1,5 миллиона солдат было уничтожено, 2 миллиона ранено и еще 3 миллиона попали в плен. Не потому, что противоречие труда и капитала, не потому, что высочайшее в сравнении с Европой и Америкой угнетение рабочих и крестьян. Не потому, что именно большевики были связаны с рабочим классом. А потому, что «...у большевиков была ИДЕЯ, способная овладеть массами, а у их противников... таковой идеи не нашлось... точка». (с. 508-509)

Разумеется, «идея», как выражается Бушков, у большевиков была-таки. Только идея идее рознь... Если идея не вырастает из материальных отношений в обществе, а навязывается сверху, толку от нее — как мертвому припарка. Если большевики пропагандировали такую идею, которая откликнулась в массах, значит, они имели хорошее представление о будущих изменениях общественного базиса. А их противники такого представления не имели. Бушкову же не нужны никакие материалистические представления — придумал ходовую идейку в избирательную кампанию, вот и к власти пришел. Такая «технология».

Нет, вы не поняли. Я имел в виду, что «откликнулись» — это вовсе не сказали «ого-го, согласны, ура». Разве не кричали «ура», когда Жириновский всем обещал зарплату по 10 тыс. долларов? И не возрадовались иконе, которую показывает КПРФ, для облегченного вхождения в социалистический рай. «Откликнулись» — значит пошли в драку, рискуя шкурой. А не пошли опускать бюллетень в урну.

Оставим в стороне лингвистические изыски Бушкова, они столь же нелепы, как лингвистические изыски Носовского и Фоменко или клоуна Задорнова. Или одного ретивого татарина, который названия речушек Пермского края, Койвы, Ласьвы, Усьвы, Иньвы, Обвы, Яйвы, Юсьвы, Чус-вы (Чусовой) объявил татарскими. Хотя все они — коми, ва по коми — вода.

Но вот что голубчик Бушков пишет о Льве Гумилеве, доказывая, что термин «пассионарность» ненаучен: «Скажем, рязанский воевода Балдоха... налетел на суздальцев... перебил их войско... Можете, многозначительно прищурив глаза, произнести: «Рязанцы получили пассионарный толчок, а вот суздальцы пассионарность растеряли к тому времени.» Прошло полгода — и вот уже суздальский князь Тимоня Гунявый... напал на рязанцев... на сей раз «рязани косопузой» вломили по первое число... Картина для историка гумилевской школы насквозь понятная: «Рязанцы потеряли прежнюю пассионарность».

Хотелось бы возразить. Это не пассинарность вовсе, а проклятия, скажем мы, многозначительно прищурив глаза. Картина для историков бушковской школы насквозь понятная: сначала рязанцы прокляли суздальцев, а потом суздальцы — рязанцев.

Но между Гумилевым и Бушковым есть существенное различие. Во-первых, Лев Гумилев — глыба, историк-профессионал. Во-вторых: если Бушков пытается объяснить историю тем, что заранее не подлежит исследованию, чем-то мистическим, то Гумилев вводит что-то непонятно материальное — пассионарность. Может быть, этой пассионарности не существует, но я бы хотел напомнить историю несуществующих флогистона, теплорода или монополя Дирака и их вклад в физику.

(Что до книг Носовского и Фоменко, здесь явно прослеживается «математический» стиль мышления, цепляние за факты. Но нельзя отбрасывать существенное: 1) они указывают на тот факт, что уж если в сталинские времена, с развитой печатью и СМИ, фальсифицировали историю, то ее тем более фальсифицировали и ранее. 2) Датировка исторических событий неверна. 3) Куликовская битва вдали от Москвы — миф. И т.д. Только не надо думать, что советские историки столь наивны — они десятилетиями смущали школьников уточнениями, что княжна Ольга на самом деле не могла кого-либо рожать после наступления климакса.)

А вот и «филия» Бушкова — очень не любит, когда богатую сволочь обижают. На стр. 252: «...Евгений Ясин во время своего визита в Красноярск в июле сего (2002, Б. И.) года, заявивший с кровожадным простодушием ханского баскака: «Налоги надо драть с богатых!..» Вот так.

В целом ничего особо нового Бушков не сообщает в своей книжке. Многое он просто скомпилировал у тех же Носовского и Фоменко, просто один к одному, многое — у К. Валишевского, у Екатерины Дашковой. Только обозначил свои фобии и филии. Особо значимая фобия: Бушков уверен, что Ленин был германским шпионом. Вот что он пишет: «...похоже (!!), придется признать: были иностранные денежки, были... Главным образом, германские. Чересчур уж неопровержимы улики». (с. 470-471). Какие же это улики? Бушков не приводит ни единой. Об уликах писал не Бушков, писал ярый антикоммунист, историк, дипломат, отец политики сдерживания времен холодной войны, американец Джордж Кеннан. В 1956 году он опубликовал двухтомное исследование «документов Сиссона», явившихся единственной уликой. Кеннан обнаружил, что автор «улики» — журналистишка Оссендовский, и показал, что эти документы — липа.

Но это не всё. Читаем книгу Л. Г. Соболева «Русская революция и «немецкое золото»:

«Как отмечает профессор Э. Саттон, «в 1918 г. правительство США захотело повлиять на мнение американцев после непопулярной войны с Германией, и документы Сиссона, драматически доказывая исключительную связь Германии с большевиками, обеспечивали дымовую завесу...»

Кроме того,

«Образование Советской республики, пишет американский историк С. Ленз, «было не просто еще одной проблемой для государственных деятелей западного мира, а проблемой совершенно иного порядка. В прежнем мире не нужно было опасаться разлагавшихся феодальных и племенных обществ. Конкуренцию великой нации могло составить лишь капиталистическое государство, стремившееся расширить сферу своего влияния. Война была единственной угрозой балансу сил великих держав. Но утверждение большевизма в России намного усилило и сделало более реальной другую опасность — опасность революции. Теперь западные лидеры вынуждены были защищать свою безопасность с двух флангов, а не с одного, как это было прежде. Это была отнюдь не радужная перспектива...

Американский посол Д. Фрэнсис еще 10 декабря 1917 г. сообщал из Петрограда в Госдепартамент: «Только что узнал из заслуживающего доверия источника, что правительство в Смольном находится под абсолютным контролем германского генерального штаба». Американский историк К. Лэш пишет по этому поводу: «Нужда поверить в это предположение объясняет сильный интерес в США к так называемым документам Сиссона, которые имели целью доказать, что большевики были тайными агентами Германии. Ни одна другая союзная держава не придавала этим документам такого внимания, какое они привлекли в США. Только в США они были одобрены и опубликованы правительством, самим президентом, заявлявшим об их полной аутентичности, хотя на самом деле они свидетельствовали об обратном. Только в США их аутентичность была удостоверена известными историками и большинством прессы»

...

Пожалуй, самым ярким по своей нелепости, которая у нас стала исторической правдой, является «документ», направленный 25 октября 1917 г. из Германского генерального штаба «Правительству Народных Комиссаров». Ссылаясь на заключенное еще в июле 1917 г. соглашение с «вождями русской революционной армии и демократии» Германский генеральный штаб уведомлял «Правительство Народных Комиссаров» о том, что направляет в Петроград своих офицеров для организации «Разведочного отделения штаба.» «Разведочное отделение, — говорилось далее, — согласно договору с гг. Лениным, Троцким и Зиновьевым, будет иметь наблюдение за иностранными миссиями и военными делегациями и за контрреволюционным движением, а также будет выполнять разведывательную и контрразведывательную работу на внутренних фронтах, для чего в различные города будут командированы агенты». Вот из какого источника появились германские офицеры в Смольном, став там полными хозяевами положения! Оставляя в стороне вопрос о том, почему Германский генеральный штаб пользуется в своем делопроизводстве старым стилем, нельзя не обратить внимания на другой, более существенный «прокол»: 25 октября 1917 г. «Правительства Народных Комиссаров» еще не существовало, а Ленин с Троцким, в ожидании взятия Зимнего дворца и ареста Временного правительства вечером 25 октября, лежа на газетах в одной из комнат Смольного, еще обсуждали, как назвать новую власть. А в Берлине, оказывается, уже знали, а может быть даже и подсказали, как отличить от Временного правительства будущее Временное рабоче-крестьянское правительство, созданное в ночь на 26 октября на Втором Всероссийском съезде Советов.

...

Хотя Кеннан раскрыл многие секреты подлинного автора «документов Сиссона», тем не менее ему не удалось избежать всех ловушек, искусно расставленных Оссендовским в своей мистификации. В частности, Кеннан был склонен считать, что определенная часть документов все же имеет отношение к «компромату» на большевиков, собранному контрразведкой царского и Временного правительства. Американский исследователь также не исключал, что те, кто занимались подделкой «документов», определенно имели доступ к какой-то весьма надежной информации...

Но самое главное открытие Кеннана состояло в том, что все документы основной части сиссоновской публикации были напечатаны на пяти различных машинках одной серии. «Внимательное изучение образцов машинописи основной части официальной брошюры (все напечатаны на машинке! — писал он, — показывает совершенно определенно, что в подготовке этих документов использовались пять различных пишущих машин.

...

«Таким образом, — писал Кеннан, — документы якобы из русских источников были реально изготовлены в том же самом месте, где и документы, претендующие на то, что они исходят от германских учреждений — это явный признак обмана»

...

...не менее важно пристальнее всмотреться и в те источники, на основе которых разрабатывается эта версия. Так как это сделал по отношению к „документам Сиссона“ известный петербургский историк В. И. Старцев... Работая в начале 90-х гг. в Национальном архиве США, он обследовал личный фонд Сиссона, хранящийся в Фонде Государственного департамента... он обнаружил еще около сорока документов того же происхождения, что и сиссоновские, но имеющих более поздние даты и до сих пор не опубликованных!.. Результатом тщательного изучения В. И. Старцевым этих документов и всех „бумаг Сиссона“ стала его превосходная книга „Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского“, изданная автором в 1994 г... Можно без преувеличения сказать, что это исследование первоклассного знатока документа ставит окончательную точку в многолетних спорах о подлинности „документов Сиссона“... Старцев достойно завершил начатую почти 50 лет тому назад работу американского историка Джорджа Кеннана».

Например,

«...Старцев убедительно показывает полную несуразность главного документа этой серии — о планах финансирования большевиков германской стороной еще до начала Первой мировой войны. Он обнаруживает в нем столько „проколов“, что они выдают с головой его автора, слабо владевшего историческим и политическим материалом, но сильно желавшего представить большевиков германскими агентами задолго до выдвинутых против них обвинений в июле 1917 г. В частности, сочиненный Оссендовским циркуляр Германского генерального штаба своим „военным агентам в государствах смежных с Россией, Францией, Италией и в Норвегии“ от 9 июня 1914 г. уведомлял, что „во всех отделениях германских банков в Швеции, Норвегии, Швейцарии и США открыты специальные военные кредиты на вспомогательные нужды войны“ , и уполномачивал „пользоваться в неограниченном размере этим кредитом для уничтожения неприятельских фабрик, заводов и важнейших военных и гражданских сооружений“. Но как в июне 1914 г., до начала первой мировой войны, можно было предсказать точный расклад воюющих сторон и нейтральные страны? В результате Италия, бывшая в июне 1914 г. членом Тройственного союза и союзницей Германии оказалась у Оссендовского в составе антигерманской коалиции, к которой она примкнет только в 1915 г.»

Понятно, карлик не может мыслить великана выше себя. Однако его повтор древней антибольшевистской агитки пал на благодатную почву. Сегодня ВСЕ партии продажны. И правительство тоже. Потому Бушков легко переносит окружающую действительность на большевистскую партию.

Но ведь находят и находят «наконец-то рассекреченные» документы, хоть из под цветного лазерного принтера, и «состаренные» известными всем уголовникам методами... Хотя любой грамотный историк в курсе, что деньги от немцев брал социал-демократ Парвус, а Ленин отказался даже вести на этот счет переговоры.

Первооткрыватель Бушков даже не в курсе, что всем советским историкам известно, как порядка 10% большевистских организаций финансировалось охранкой.

Когда нет реальных, не сфальсифицированных документов, когда вообще население не видело своими глазами никаких документов — легко говорить о чем угодно. Абстрактный подход к делу — средство манипуляции массовым сознанием.

Например, нельзя обсуждать тему объединения Белоруссии и России, если никто не видел проекта договора. Объединение кого? Правительств? Не народов же, коль скоро в одном цехе рабочих невозможно объединить на забастовку. Нельзя обсуждать тему ввоза радиоактивных отходов, если нет перед глазами документации. Точно так же бессмысленно говорить об абстрактной России. Если речь идет о трудящихся — мы за «данную» Россию. Если речь идет о российской элите, о государстве, на котором свихнулись обремененные деньгами буржуа ФСБ-шники — мы против такой России.

Армия, МВД, ФСБ, суд, прокуратура — тоже ведь служат не абстрактной России, не абстрактной родине. Они обслуживают правящий класс. Кто же в России правящий класс? — Буржуазия. Именно потому силовые структуры, правоохранительные органы палец о палец не ударили и не ударят, чтобы охранить население России от вымирания.

Продолжим трясти за лацканы Бушкова. Ах, альтернатива Октября... Можно подумать, меньшевики с большевиками мало спорили.

Пассаж Бушкова о Николае II — взят без ссылки из статьи начала 80-х ленинградского историка Измозика.

Зато вот какую плюшечку делает наш научный передовик на стр. 490. «Что любопытно, об иных внешних воздействиях критики большевиков и не задумываются вовсе... Между тем, отгадка предельно проста. В полном соответствии с чеканным изречением древних римлян „кому выгодно?“ — не помешает оглядеться... и поискать, нет ли... кого другого, получившего от прихода к власти большевиков немалую выгоду?.. трудно даже подсчитать выгоду, которую получили от Советской власти американцы. Здесь и неисчислимые сокровища, антиквариат, вывозившийся в США чуть ли не (охо-хо... Б. И.) пароходами вплоть до 1930 года — полотна великих мастеров, изделия Фаберже, драгоценные камни... Здесь и сырьевое богатство... Здесь и царское золото... Не бывает таких случайностей!» — восклицает Бушков.

А вдруг случайно? А не закономерно? Вдруг интересы финансового класса Штатов здесь нипричем? Ведь Бушков сначала так любил случайность в истории и ненавидел классовый подход?

Что ж, тема участия США, и не просто США, а евреев США, и даже жидо-масонов США — нова, как мир, ибо новое — это хорошо забытое старое. Чем бушковы и пользуются. Сегодня даже откопали историю, как американские евреи снабжали Троцкого долларами, а Вудро Вильсон лично поставил печать на его загранпаспорт. Зайдите на макспарк, и вы увидите комментарии кретинов, которые веруют: революцию 1917 года организовал капитал американских евреев. Да вообще вся история, все скопом революции объявляются происками евреев. Хуже — всего двух семей, Ротшильдов и Рокфеллеров.

Но как же так случилось, что после всех богатств, отправленных из России чуть ли не пароходами... нет, не пережевывается: если не пароходами, а чуть ли не — это чем? И как удалось на целых пароход, даже чуть ли не пароход, набрать в России антиквариата? Правда, Бушков антиквариатом обозвал полотна великий мастеров, изделия Фаберже и драгоценные камни...

Хорошо. Вывезли. Только отчего бы из России вывозили, а Россия жила без кризисов и с огромными темпами роста промышленности. А в США ввозили, в там в 1929-м случилась затяжная депрессия... Не бывает таких случайностей, твою мать!

То, что Запад выкачивал нефть из царской России, то, что 50% всей промышленности царской России принадлежало западному капиталу, то, что правительство Вудро Вильсона видело в царском правительстве, а потом и Временном правительстве своего военного союзника — не знает только Бушков. И кретины с макспарка. Что там яйца Фаберже перед военными успехами. Американские верхи были готовы воевать с Германией до последнего русского. Американский посол в Петрограде Френсис настаивал на широких репрессиях против большевистской партии, на суде над Лениным со смертным приговором (D. Fransis, Russia from the American Ambassy, N.Y., 1921, p. 19). Деньги от Штатов получали ярые враги большевиков, меньшевичка Брешко-Брешковская, Н. В. Чайковский, Милюков. На средства САСШ в России содержались сотни митингующих, издавалось около 20 газет, все они вели жесткую пропаганду против РКПб. Затем САСШ попытались восстановить восточный фронт, американский представитель передал главнокомандующему в то время Н. В. Крыленко предложение платить по 100 р. за каждого солдата, посланного на Германский фронт, затем САСШ участвовали во множестве заговоров, чтобы свергнуть большевиков...

Вряд ли Бушков ничего об этом не читал. Но если так пишет, то... в полном соответствии с чеканным изречением древних римлян — кому выгодно?

Читайте окончание матриала: «Фельдфебельское расследование истории. Часть III».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть