Планирование в СССР. Часть IV

План и капитализм
5 октября 2013  22:38 Отправить по email
Печать

Окончание. Начало материала читайте: «Планирование в СССР. Часть I: Промышленный взлёт», «Планирование в СССР. Часть II: За счёт села», «Планирование в СССР. Часть III: План и социализм».

План и капитализм

Любая капиталистическая монополия имеет план. Без него она немыслима. И не только бизнес-план, но и производственный план. Без плана невозможно производство даже зубочистки. Все это планирует капитализм. Во все времена и народы общество «сознательно планировало», и реформы Солона (после восстаний рабов), и реформы Бисмарка, и введение золотого рубля Витте, и план Маршалла, и подавляющее большинство войн произошло от планирования, а не от того, какому правителю попала под хвост вожжа. 1-я мировая — это закон, а не ночные мысли кайзера. Конечно, не закон столкновения бильярдных шаров. Но закон. Человек вообще отличается от животного тем, что сознательно (а не инстинктивно) планирует свою деятельность.

И знаменитые 22 принципа Гитлера — план, и меры, принятые Пероном, Муссолини, Кастро, Уго Чавесом — план.

Любая монополия зажимает стихийность рынка, уничтожает свободную игру спроса и предложения, например, обрекая потребителя покупать по максимуму покупательской способности, до дыр в кармане. Об этом писал еще Рикардо, а Маркс, который столько слов написал о стихийности капиталистической экономики, забывал, что сам этот момент у Рикардо цитировал. Александр Амосов пишет, что марксизм, твердя об анархии производства, впал в миф о решающей роли свободного предпринимательства. Ну, во-первых, анархия производства не только в том, что у предпринимателей есть свобода, но, главным образом, в противоречии между производством и потреблением. В раннем капитализме — в первую очередь, в непропорциональности, несогласованности производства и потребления в сфере производства средств производства. Ну, будучи раздираемым частнособственническими интересами. А также по причине незнания, кому чего и сколько надо. В отсутствие-то компьютеров.

Анархию производства трудно элиминировать из раннего капитализма, ее отчетливо наблюдали не только Маркс с Энгельсом и Лениным.

Во-вторых, в плен мифа попадал Маркс. Но не марксизм. У Маркса есть то, чем исправить Маркса.

«Политэкономы» социализма привыкли приписывать планирование экономики социализму. Вот что пишет Энох Брегель:

Создание планового хозяйства сначала в СССР, а затем в других странах мировой социалистической системы показало всему человечеству преимущества социалистической экономики перед капиталистической.

В этих исторических условиях пропаганда теории «планового капитализма» стала настоятельной задачей для буржуазных апологетов: с помощью этой «теории» они пытаются убедить народные массы в том, что плановость не является отличительной чертой социалистического хозяйства, что она совместима с капитализмом, что современный капитализм «трансформировался», преодолев анархию производства и власть стихийных экономических законов.

Сторонники теории «планового капитализма» прежде всего исходят из очень расширительного толкования понятий «планирование» и «плановое хозяйство». Например, американский экономист Л. Лорвин определяет планирование как «сознательное направление человеческой энергии для достижения разумно желаемой цели», делая отсюда вывод, что «планирование — нормальный способ человеческого поведения» и что оно присуще любому хозяйству. Подобным же образом американские экономисты М. Аншен и Ф. Уормус заявляют, что «противопоставление планирования непланированию является бессмысленным» и что различные экономические системы отличаются одна от другой не наличием или отсутствием планового хозяйства, а только задачами, объемом, техникой и организацией планирования.

В свою очередь норвежский профессор В. Кейльхау пишет: «Не существует и никогда не существовало беспланового хозяйства. Каждое хозяйство включает план».

Один из новейших примеров самого широкого и расплывчатого толкования экономического планирования — следующее высказывание Я. Маршака: «Мы будем называть экономическим планированием процесс достижения оптимального решения».

Другим исходным пунктом теории «планового» или «регулируемого» капитализма служит ссылка на то, что в условиях современного капитализма государство якобы превратилось в решающую силу, которая определяет весь ход экономического развития общества посредством сознательно проводимой им экономической политики. Превознесение регулирующей роли буржуазного государства характерно для Кейнса и его последователей.

Известный французский экономист Ф. Перру считает планирование характерной чертой «экономики XX века». Он изображает капиталистическое планирование следующим образом. Прежде всего имеются «планы микроединиц», т. е. отдельных предприятий или компаний. Однако «планы экономических единиц обычно несовместимы в динамике», причем «когда единица А составляет план, несовместимый с планом единицы В, то первая из этих единиц отрицает вторую» и между ними развертывается «война». Далее вступает в действие государство, разрабатывающее свой план.

«Государство, которое... образует господствующую единицу, вводит свой план (план „общего интереса“) вместо несовместимых планов микроединиц и групп, чтобы сформировать глобальную величину: предложение и спрос на товары и услуги».

В книге английского экономиста Э. Шонфильда «Современный капитализм (изменение соотношения общественной и частной власти)», изданной в 1965 г., капиталистическое планирование превозносится как важнейший фактор экономического развития западноевропейских стран.

Он приписывает этому планированию способность обеспечить оптимальное использование экономических ресурсов.

Некоторые буржуазные экономисты видят в государственном планировании в странах капитализма нечто промежуточное между «экономикой свободного рынка» и социалистическим планированием.

В таком духе высказывается, например, французский экономист П. Массе, который пишет: «Фундамент французского плана... соответствует среднему пути между традиционной экономикой свободного рынка и детализированным, централизованным и авторитарным типом планирования, который все еще действует в странах Восточной Европы».

Попытки многих буржуазных экономистов выдать современную капиталистическую экономику за плановую экономику несостоятельны. Прежде всего в корне неправильна универсализация понятия «плановое хозяйство», имеющая место у буржуазных экономистов, которые сводят плановость только к постановке цели и нахождению средств для ее осуществления или к «достижению оптимального решения». В любом обществе люди ставят перед собой определенную цель и принимают наилучшие, на их взгляд, решения, действуя сознательно; но отнюдь не в любом обществе существует плановое хозяйство.

О наличии планового хозяйства можно говорить лишь тогда, когда весь общественный труд и средства производства распределяются в сознательно организованном порядке и в надлежащих пропорциях между различными сферами и отраслями народного хозяйства, когда общество сознательно определяет направления и темпы технического прогресса, темпы роста производства и т. д.

Иначе говоря, плановое хозяйство предполагает сознательную организацию всего общественного воспроизводства, а это возможно только на базе общественной собственности на средства производства.

Было бы неправильно вообще отрицать какое бы то ни было планирование при капитализме. Во-первых, в рамках единичного капиталистического предприятия планирование всегда имело место. Отмечая это, Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге» указал на противоположность между организованностью производства на отдельном предприятии и анархией производства во всем капиталистическом обществе. Во-вторых, с появлением и развитием монополистического капитализма планирование стало практиковаться и на уровне монополистических объединений, каждое из которых охватывает целый комплекс предприятий.

Наличие такого планирования было отмечено В. И. Лениным в ряде работ при характеристике империализма. Наконец, в-третьих, в условиях современного государственно-монополистического капитализма некоторым «эрзацом» планирования служит экономическое программирование, осуществляемое в ряде стран буржуазными государствами и относящееся уже не к отдельному предприятию или объединению, а ко всему народному хозяйству.

Тем не менее продолжает существовать принципиальное различие между плановым социалистическим хозяйством и стихийно развивающимся, несмотря на все элементы планирования, капиталистическим хозяйством. Необходимо различать планирование и планомерность экономического развития. Экономическое планирование есть сознательная деятельность людей и государственных органов, ставящая своей целью развитие экономики в определенном направлении; планомерность же развития народного хозяйства есть экономический закон, объективно присущий только социалистической системе хозяйства.

Планомерность развития социалистической экономики исключает безработицу и кризисы. Между тем капиталистическое планирование даже на высшем уровне — на уровне государственных органов — отнюдь еще не означает, что в капиталистическом обществе стал действовать закон планомерного развития народного хозяйства. Безработица, цикличность экономического развития, кризисы неопровержимо свидетельствуют о том, что этот закон не действует в условиях современного капитализма.

Одним из коренных пороков рассматриваемой теории является отрыв плановости от характера собственности на средства производства. Так, американский экономист Джон Голбрейс заявляет: «Мы имеем государственную инициативу в планировании без государственной собственности. Эти две категории более не связаны между собой неразрывно»

В свою очередь Э. Шонфильд ратует за государственный контроль и планирование в рамках капитализма, но противопоставляет их «социалистической формуле о захвате командных экономических высот». Однако попытки оторвать плановое хозяйство от общественной собственности на средства производства и перенести это понятие на капитализм представляют собой покушение с негодными средствами.

Методологическая несостоятельность этой концепции заключается в том, что ее сторонники стоят на идеалистических позициях, выводя планирование и плановое хозяйство из воли людей и государственной власти, причем игнорируют объективные экономические условия, характер производственных отношений. При господстве частной собственности на средства производства плановое ведение народного хозяйства невозможно, независимо от того, хотят этого заправилы капиталистического общества и служащее им государство или нет.

Частная собственность на средства производства дробит капиталистическое хозяйство на множество частных предприятий, действующих автономно, вслепую и несогласованно друг с другом. Частная собственность исключает единство воли и цели во всем народном хозяйстве, исключает возможность планового ведения этого хозяйства. Она неизбежно порождает анархию производства, диспропорции в народном хозяйстве, стихийные рыночные колебания, смену промышленных подъемов кризисами перепроизводства, безработицу и т. д.

Теория «планового капитализма» в искаженном виде отражает факт большого усиления экономической роли государства в условиях современного государственно-монополистического капитализма. Но, хотя эта роль в настоящее время, несомненно, значительно больше, чем была в прошлом, тем не менее, буржуазное государство и теперь не держит в своих руках решающих средств производства, а потому не в состоянии осуществлять плановое руководство народным хозяйством в целом.

В ряде капиталистических стран государство разрабатывает экономические программы, нередко именуемые «планами». Например, во Франции принят уже «пятый план», рассчитанный на 1966-1970 гг. Однако это планирование (обычно называемое в советской литературе «экономическим программированием») принципиально, коренным образом отличается от социалистического планирования и вовсе не означает наступления эры «планового капитализма». В капиталистических странах применяется так называемое «индикативное планирование», т. е. правительственные планы сводятся к рекомендациям, которые не обязательны для частнокапиталистических предприятий и компаний. Такие планы не определяют развитие народного хозяйства, хотя оказывают на него известное влияние.

Между тем в настоящем плановом хозяйстве, каковым является экономика социалистических стран, государственные планы обязательны для предприятий и действительно направляют развитие всего народного хозяйства.

Некоторые буржуазные экономисты вынуждены признать ограниченность планирования при капитализме. Например, видный голландский экономист Ян Тинберген пишет: «В странах с обширным частным сектором секторные планы имеют скорее характер предвидений, чем планов».

Английские экономисты Дж. и А. Хэкет, посвятившие специальное исследование экономическому планированию во Франции, пришли к выводу, что «план является планом для отраслей, а не для фирм. Это означает, что не существует четких заданий для каждой фирмы... Другими словами, план остается в большой мере упражнением в части макроэкономики».

Ошибочность методологии, которой руководствуются сторонники теории «планового» капитализма, состоит также в том, что они придают решающее значение сфере обращения и финансов, ставя ее над сферой производства. Именно с позиций этой меновой концепции они и предлагают через государственное регулирование денежного обращения, кредита и финансов планомерно руководить всей капиталистической экономикой, что, однако, невозможно.

Теория «планового» капитализма противоречит фактам. Несмотря на государственное регулирование, современная капиталистическая экономика характеризуется хронической недогрузкой производственного аппарата, хронической безработицей, подвержена кризисам и депрессиям. Все это несовместимо с плановым хозяйством. «Буржуазные теории о „бескризисном“ и „планируемом“ капитализме развеяны в прах всем ходом развития современной капиталистической экономики».

Теория «планового» капитализма имеет буржуазно-апологетическую классовую сущность; приукрашивая современный капитализм, она пытается затушевать тот факт, что плановое ведение народного хозяйства есть одно из решающих преимуществ социалистической системы хозяйства.

Однако рассматриваемая теория, как и ряд других, выполняет не только идеологическую функцию, будучи новой разновидностью апологии капитализма, но и практическую функцию.

Государственное регулирование экономики в рамках капитализма неспособно обеспечить плановое ведение народного хозяйства; но оно приносит реальные выгоды монополистической буржуазии, получающей высокоприбыльные правительственные заказы, субсидии, кредиты ит. д.

Разработка теории «планового капитализма» включает в себя и разработку методов государственного воздействия на капиталистическую экономику, что представляет практический интерес для монополий и находящегося у них на службе империалистического государства. (Э. Я. Брегель, «Критика буржуазных и реформистских экономических теорий», 1969).

Начнем с того, что Кейнс не «превозносил», а обосновал необходимость вмешательства государства в экономику, и его идеи были внедрены в политику капиталистических стран.

Во-вторых, обязательность плана в СССР — миф, мы с вами в этом выше убедились.

В-третьих, буржуазное государство держит-таки средства производства, причем решающие. Помимо ВПК, помимо протекционистских мер, скажем, в руках государства в США 25% акций всех предприятий страны, а контрольный пакет определен в 22,5%. Однако помимо права владения есть еще и право распоряжения. Долгое время личности типа Старикова пытались уверить россиян, что ФРС неподконтрольна государству. Оказалось, Стариков просто не в теме. Подчинена, еще как.

В Японии, в Швеции госсектор еще более значителен, воздействие государства на принятие решений компаниями еще более жестко.

С другой стороны, если бы Брегель помнил святцы, то не писал бы чепухи про частную собственность. Потому что социализм — это вовсе не общественная собственность. Фабрики — рабочим, а не университетам, землю — крестьянам, а не рабочим. Социализм — это частная государственная собственность на основные средства производства. Но мы дальше увидим, что табличка «социализм» вовсе не избавляла от перетягивания финансового каната, это ведомственного и территориального эгоизма, от фанаберских устремлений гендиректоров, министров, главврачей. За то, чтобы Москва имела дотации для поддержания столичного статуса, дрались не на живот, на смерть!

Беда в том, что задолго до 1917 года, еще в начале XX в. буржуазные экономисты стали указывать на «организующую силу» монополий в экономике. С другой стороны, в СССР до 1929 года, кроме плана ГОЭЛРО, никаких пятилетних планов не существовало.

К началу 70-х официальные политэкономы мало что добавили, они по-прежнему боролись, и правильно боролись с западной пропагандой о чрезмерной централизации советской экономики, с теориями рыночного социализма типа Репке и т.п., см., напр., книгу Г. Б. Хромушина «Буржуазные теории политической экономии», 1972.

Понятно, что противопоставление плана рынку подразумевало только одно: госмонополию СССР на внешнюю торговлю. И только.

Нас же интересует, насколько чрезмерно централизована именно капиталистическая экономика.

...Первыми объектами государственного экономического планирования, — пишет экономист Амосов, — были эмиссия денег и бюджет страны. Страны- лидеры мировой экономики отличались от других именно целенаправленной и планомерной денежной и бюджетной политикой, а руководители государств, допускавшие необдуманные действия в денежной и бюджетной сферах, обрекали свои страны на застой и прозябание...

...либеральная политика свободного предпринимательства никогда не играла существенной роли в распространении новых технологий и технико-экономических укладов. Ни одного крупного проекта индустриального и научно-технического развития не было осуществлено вне связи с планомерной деятельностью органов государственного управления...

...ограничения на ввоз в Англию промышленных изделий... были введены протекционистским законом Кромвеля в 1651 году, согласно которому в Англию запрещался ввоз судов из Голландии и устанавливались пошлины и ограничения на ввоз тканей из Индии, металла из России и др. Закон Кромвеля был отменен в Великобритании лишь через 200 лет — в 1850 г., а до этого консервативные англичане лишь вносили в него дополнения по отдельным товарам. Протекционистская политика правительства Англии не называлась планированием, но по сути это было не что иное, как средство планового управления. Инициатива в развитии в Англии судостроения, металлургии, легкой промышленности и других отраслей принадлежала не свободным предпринимателям, а государству. Последнее аккумулировало денежные средства для инвестиций, поддерживало инновационные проекты, стимулировало предпринимательство. Исаак Ньютон, будучи руководителем Монетного двора (теорией механики он занимался в виде хобби), добился того, чтобы фунт стерлингов стал мировой валютой. ... Отметим лишь то, что ее успех это результат отказа от либеральных идей в пользу планомерной реализации долгосрочной государственной политики.

В 1850 г. Великобритания отказалась от политики жесткого протекционизма и призвала все страны следовать принципам фритредерства — свободной торговли (полный аналог ГАТТ и ВТО, Б. И.). В США в ответ на этот призыв был принят жесткий протекционистский закон.

...

В соответствии со спецификой различных стран сложилось множество моделей планирования. Среди них можно выделить советскую, американскую, французскую, японскую и другие.

В составе советского правительства после окончания гражданской войны был создан Государственный плановый комитет (Госплан). ... Советский Госплан вначале разрабатывал долгосрочный план развития экономики страны. Формально он был посвящен электрификации России и назывался ГОЭЛРО, но по мере его разработки авторы, помимо электрификации, исследовали проблемы долгосрочного развития важнейших отраслей народного хозяйства. План ГОЭЛРО не был директивным. Наряду с ним в 20-е годы выполнялись и другие индикативные плановые разработки. Назовем для примера первый в мире межотраслевой баланс, составленный советскими статистиками с участием молодого В. Леонтьева, а также расчеты конъюнктурного института под руководством Н. Кондратьева.

Идеологические противники директивного планирования обычно изображают его в карикатурном виде. Поэтому остановимся на разработке пятилетнего плана подробнее. Критики планового управления говорят: нельзя из единого Центра планировать производство сотен тысяч товаров и миллионов наименований комплектующих изделий, это может регулировать лишь рынок. Данное утверждение полностью лишено содержательного смысла из-за подмены тезиса. При директивном централизованном планировании Центр выполняет лишь заключительные функции планирования: сведение и агрегирование показателей, составление обобщающих балансов, утверждение плана и доведение директивных показателей до ответственных исполнителей. Директивное планирование не отрицает тысячелетний опыт индивидуального планирования самостоятельных производителей продукции и услуг.

В теории и практике социалистического планирования была разработана процедура согласования индивидуальных планов «снизу» с общественными потребностями и ресурсами, определяемыми «сверху». Теоретически в процессе централизованного планирования при итеративном прохождении плановых показателей «снизу вверх» и «сверху вниз» устанавливается рыночное равновесие между спросом и предложением, а также решается более сложная задача развития производства в соответствии с целями общества. На практике не все получалось так, как это предусматривалось в теории. Но можно со всей определенностью сказать, что Центр не в состоянии был игнорировать планирование «снизу».

Итерации разработки первого пятилетнего плана осуществлялись следующим образом. Основу пятилетних показателей составляли предложения, подготовленные «снизу» в местных экономических органах. Специалисты в Центре соблюдали процедуру обсуждения сводных показателей, балансов ресурсов, производственных мощностей, продукции и т.п. По общему мнению, первый пятилетний план был близок к оптимальному. Но это мнение не разделяло партийное руководство и лично товарищ Сталин. Мышление партийных руководителей было запрограммировано на перевыполнение и досрочное выполнение «всего и вся». Это относится и к И.В. Сталину, положившему начало грубым нарушениям процедур директивного планирования. После того как пятилетний план был обсужден и принят органами власти, Сталин дал указание внести в него завышенные задания, которые нарушили все расчетные балансы. Например, по плану предусматривалось построить два новых крупных металлургических комбината, но Сталин заставил увеличить их количество до восьми. В итоге построили все же два комбината, но огромное количество сил и средств было потрачено впустую на закладку фундаментов незавершенных объектов. Через пару лет после начала первой пятилетки И.В. Сталин убедился в глупости своих корректировок и, чтобы с честью выйти из создавшегося положения, объявил о возможности досрочного выполнения заданий 1-го пятилетнего плана и соответственно о необходимости досрочного составления плана на 2-е пятилетие. В отличие от последующих партийных вождей И.В. Сталин обладал достаточным интеллектом для того, чтобы умерить бюрократический волюнтаризм в планировании. Второй пятилетний план был составлен не так тщательно, как первый, но он не подвергался столь сильным корректировкам и потому был успешно выполнен. ...

Логика эволюции долгосрочного планирования ведет к созданию системы целевых программ, покрывающих в совокупности все направления научно-технического, технологического и социально-экономического развития. Эта задача в СССР не была решена, и Советский Союз отстал от США по уровню и масштабам программно-целевого планирования.

Пик эволюции в развитии системы управления в СССР пришелся на период правления Л.И. Брежнева. Тогда период аппарат управления был уже укомплектован кадрами с высшим образованием, институты управления сформировались и функционировали в стабильном режиме, единоличный произвол первого лица был заменен коллегиальным управлением с участием членов Политбюро ЦК КПСС.

Однако система планирования в период развитого социализма переживала серьезный кризис. При движении планов «снизу вверх» и «сверху вниз» субъекты планирования вели ожесточенный торг за материальные и финансовые ресурсы. При этом долгосрочные приоритеты отходили на второй план, уступая место стремлениям наращивать вал, включать в план «рапортоемкие» проекты и т.п.

Разрушительное влияние на планирование оказывало нарушение плановых процедур как сверху — со стороны Политбюро ЦК КПСС и стоящей за ним партийной, военной и прочей бюрократии, так и снизу — со стороны предприятий. Принятые по установленной процедуре пятилетние и годовые планы были согласованы с исполнителями и просчитаны на сбалансированность между плановыми заданиями и их материальным и денежным обеспечением. По закону после принятия плана ЦК КПСС и другие органы директивного управления не должны были вносить в него коррективы, если не было форс-мажорных обстоятельств, для которых, впрочем, предусматривались резервные и страховые фонды. Но руководство, особенно партийное, не могло сдержать бюрократический «зуд». Ежегодно издавались сотни постановлений ЦК КПСС и Совета министров, выполнение которых не было предусмотрено в пятилетних и годовых планах. Компетентный глава правительства Н.А. Косыгин пытался бороться с разрушительным вмешательством партийной бюрократии в процесс планирования, но его настойчивость в исполнении своих служебных обязанностей привела лишь к лишению правительства независимости от произвола властных группировок. При Н.С. Хрущеве и при Л.И. Брежневе планы нарушались в основном с целью перераспределения денежных средств и материальных ресурсов. До «перестройки» это было мало связано с коррупцией, но тем не менее создавало для нее условия.

Застой в развитии институтов и процедур планирования облегчил дискредитацию плановой системы со стороны ее противников. В 1987 г. был принят Закон «О либерализации внешнеэкономических связей», в 1988 г. Закон «О предприятии», отменявший директивное планирование. ... Россия оказалась единственной крупной индустриальной страной, которая осуществляет «планирование» методом прогнозных флуктуаций.

Иная ситуация сложилась на Западе. В наибольшей степени планирование было развито в США, которые обогнали СССР по масштабам и качеству централизованного планирования еще в 60-е годы. Централизованное планирование в США генетически ведет свое начало из двух источников: первый — публичное планирование на муниципальном и региональном уровнях, второй — планирование крупных фирм. Формально в США есть только один плановый орган на федеральном уровне — конгресс, который осуществляет разработку и принятие финансового плана в виде бюджета страны. Процедура работы конгресса и прежде всего формирования и распределения федерального бюджета, до того как они были приняты, создавалась публично крупным коллективом специалистов в течение 10 лет. Такой серьезный подход к процедуре финансового планирования вывел США на первое место в мире по степени совершенства данного экономического института.

Первый пятилетний план, как говорилось выше, был принят в США в 1928 г. (раньше, чем в СССР, Б. И.), он позволил США стать лидером в авиастроении и, что особенно важно, в гражданской авиации. Тем не менее, эволюция государственного планирования в США не пошла по пути пятилетних планов. Основным плановым документом на федеральном уровне стали целевые программы. Пик эволюции программно-целевого планирования в США приходится на 60-е — 70-е годы. Наиболее крупными межотраслевыми программами были космическая, металлургическая, энергетическая и продовольственная. В настоящее время на государственном уровне планируются так называемые макротехнологии, объединяющие сотни технологий по выпуску наукоемкой и высокотехнологичной продукции. Эволюция межотраслевого планирования в США привела к созданию эффективной системы государственного регулирования инноваций и научно-технических разработок.

Параллельно с финансовым и программно-целевым в США развивалось и территориальное планирование. Первая федеральная программа такого рода была принята после кризиса 1929–1933 годов. По содержанию она напоминала советский план ГОЭЛРО и была посвящена электрификации огромной территории долины реки Теннеси. ... в отличие от плана ГОЭЛРО американская программа разрабатывалась и педантично исполнялась по тщательно продуманной процедуре. В России же до сих пор не разработаны процедуры сочетания финансовой самостоятельности дирекции федеральной программы с государственным контролем за целевым использованием бюджетных средств. В США институт управления целевой программой был отработан уже на опыте программы развития долины реки Теннеси. Эволюция территориального планирования на федеральном уровне привела к созданию системы разнообразных целевых программ по размещению производительных сил, охране окружающей среды, широкому спектру социальных проблем. В целом бюджет США достиг огромной величины в 2 трлн. долл. Это даже с поправкой на инфляцию намного больше бывшего бюджета плановой экономики Советского Союза.

Централизованное планирование в США не ограничивается государственным бюджетом и целевыми программами. В послевоенный период под патронажем правительства США были созданы мощные организации по долгосрочному и стратегическому планированию. К этому следует добавить, что многие крупные американские корпорации превосходили по масштабам советские отраслевые министерства. Планирование внутри корпораций осуществляется директивными методами. Из этого следует: директивное централизованное планирование в США (бюджет + крупные корпорации) превосходило по масштабам директивное планирование СССР. Таким образом экономическое превосходство США над СССР в немалой степени было достигнуто благодаря большему развитию централизованного планирования в США.

Наряду с американской моделью планирования существуют французская, японская, южнокорейская и другие модели, в которых в отличие от США плановые органы разрабатывают единые народно-хозяйственные планы. Эти планы являются индикативными, хотя при необходимости они содержали в отдельные периоды и директивные показатели. Разработка индикативных планов была обусловлена более высокой степенью участия государственных органов в управлении корпорациями в указанных странах по сравнению с США. Вообще уровень развития планирования следует оценивать не по формальным признакам наличия того или иного органа или метода планирования. Гораздо важнее качество и масштабы плановой деятельности. Качество планирования определяется педантичностью соблюдения плановых процедур, и здесь мы были далеки от Франции, Японии и Южной Кореи не в меньшей степени, чем от США... (Александр Амосов, д.э.н. «Эволюция экономического планирования»).

Оставим в стороне детскую наивность Амосова, когда он сравнивает бюджеты СССР и США (см., напр., мои статьи «О соотношении валют» или «Сколько стоит доллар» на сайте Tatishev.org в разделах «статьи» и «домой») или пишет о «развитом социализме» (см. мою книгу «Почему КПСС и КПРФ — буржуазные антикоммунистические партии» на сайте «Проза.ру). Отметим также, что целевых программ и в СССР было до черта, от них просто тошнило, насколько они были далеки от жизни. И никакое директивное планирование «Закон о госпредприятии» не отменял, Это чепуха. Закон о госпредприятии вступил в силу с 1 января 1988 года. 12-й пятилетний план на 1986-1990 гг. был принят на 27-м съезде КПСС и выполнен (ну, в том смысле, как он «выполнялся» всю историю СССР), и даже 13-й пятилетний план был принят — в 1991 году, не был реализован исключительно из-за распада СССР. Ныне мы можем читать только о пятилетних планах силовых ведомств, которые раскритиковал Путин.

Еще Амосов восторженно пишет о расчудесном планировании во время ВОВ. Интересно, как сочетались планы экономического развития СССР с планами летнего наступления Гитлера... Стало быть, надо облегчить истребитель, долой бортстрелка. Когда летчики взмолились, Сталин запрягает бедного Илюшина, чтобы тот опять всё изменил и вернул бортстрелка... Катюши — сначала надо было тормозить ввод в серию, а потом, приперло... Сначала надо было отправить Горбатова, Рокоссовского и др. в концлагерь, а потом, когда петух жареный в жопу клюнул... Избави бог от таких итераций!

Мы уже видели, как выполнялись первые два пятилетних плана, Амосов просто не в теме. Те, кто видел фильм «Вечный зов», в курсе, как «планировали» сельское хозяйство. И каким же гигантским интеллектом нужно обладать, чтобы в 1940-м году арестовать выдающегося генетика Вавилова. В третьем пятилетнем плане (1938–42), утвержденном Восемнадцатым съездом ВКП(б) (1939), намечалось догнать и перегнать индустриально развитые капиталистические страны в экономическом отношении. К 1941 году даже не приблизились.

Теперь поговорим об итерациях, о том, что планировалось «от достигнутого», об «итеративном прохождении показателей снизу вверх и сверху вниз, о согласовании индивидуальных планов «снизу» с общественными потребностями и ресурсами, определяемыми «сверху. Забудем при этом об установлении рыночного баланса между спросом и предложением, ибо СССР, как единая монополия, зажимала рынок, делала его опосредованным, потому все экономические расчеты, касающиеся воздействия спроса на предложение, носили «рекомендательный характер».

Сосредоточимся на сведении воедино якобы существовавших «индивидуальных» планах. Уже на примере сельского хозяйства видим, что никакого согласования не было и в помине. Студенты, которые по осени ездили в колхоз, помнят. В 1978 году в селе Паль Осинского р-на Пермской области председатель колхоза Перминов приказал запахивать картофель — в виду того, что студенты-первогодки по молодости либо филонили, либо по здоровью были не в состоянии убрать урожай. В селе Большой Ашап Ординского района Пермской области в том же году сотрудники ПГУ, которых определили в колхоз, с изумлением наблюдали, как картофель, которые они собирали, сбрасывали в огромную яму, потом ее засыпали, и картофель сгнил.

Изумительно планировали и в системе ЖКХ. Слесарям в 70-х определили зарплату в 70 р., потому техники были вынуждены записывать всю их работу в сверхурочные. Снижать затраты, экономить было нельзя — т.к. на следующий год домоуправления получали урезанное количество материалов. Хоть в мусор, хоть продай налево — но израсходуй.

Мы видели выше, как с помощью «декабристов» проходило «согласование». Но не было никаких «индивидуальных» планов. Размещение производств, виды продукции, объем продукции — спускались сверху безоговорочно.

В четвертной пятилетке план, действительно, перевыполнили, восстановили, построили. Тем более, что на волне победы вновь возник энтузиазм.

Только вот... с 1948 года возобновляются массовые репрессии. Были сфабрикованы «дела вредителей», якобы занимавшихся вредительством в производстве авиационной техники («Дело Шахурина, Новикова и др.»), в автомобилестроении («О враждебных элементах на ЗИСе»), в системе московского здравоохранения («О положении в МГБ и о вредительстве в лечебном деле»). В 1949 году руководители Ленинградской партийной организации были обвинены в создании антипартийной группы и проведении вредительской работы («Ленинградское дело»). Обвиняемыми являлись партийные деятели, советские и государственные работники: А. А. Кузнецов — секретарь ЦК ВКП(б), М. Н. Родионов — председатель Совета Министров РСФСР, П. С. Попков — первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), Я. Ф. Капустин — второй секретарь Ленинградского горкома партии и др. Одновременно было сфабриковано обвинение против А. А. Вознесенского — председателя Госплана СССР, крупного ученого-экономиста, академика. Он обвинялся в неудовлетворительном руководстве Госпланом, в антигосударственных и антипартийных поступках. Организаторы не существовавшей антипартийной группировки были приговорены к расстрелу, несколько человек — к длительным срокам лишения свободы. В 1952 году было сфабриковано «дело врачей». Группа крупных специалистов-медиков, обслуживавших видных государственных деятелей, была обвинена в причастности к шпионской организации и намерении совершить террористические акты против руководителей страны.

Это тоже по плану? Да! Существовали плановые показатели, сколько врагов народа нужно выявить и уничтожить. Это не анекдот! Сначала говорим, что плановое хозяйство — это социализм, что это более успешно, чем капитализм, а потом того, кто планировал — расстрелять, замечательно!

Дошло дело до такого смеха, что в стране не хватало стелек, туалетной бумаги. Стало быть, особенно хорошо «снизу вверх» шло согласование дефицита. Так что Амосов нарисовал сказочную, не имевшую отношения к реальности картину.

Но мы уже знаем, что такое планирование «при социализме». Нам важны ценные признания Амосова о планировании при капитализме. Планирование экономики возникло впервые в капиталистических США, а не в «социалистическом» СССР! Можно еще дополнить, что упомянутый Амосовым Леонтьев сбежал в США и там успешно внедрил свой межотраслевой анализ. А «итеративный», точнее, как это ныне любят говорить, «интерактивный» метод планирования в микроэкономике впервые в мире был внедрен «революционером капитализма» Эдварсом Демингом в Японии.

С другой стороны, «социалистическое» планирование отнюдь не избавляет от конкуренции. В. Суворов-Резун красочно описывает, как ГРУ конкурирует с КГБ. Можно добавить такие яркие примеры конкуренции в СССР, как противостояние вертолетных КБ Милля и Камова, в ракетостроении — между КБ Чаломея и Королева, в авиастроении — между КБ Микояна и Сухого.

Чтобы избавиться от волюнтаризма Хрущева, магнитных бурь, недопонимания (а все знать всё равно невозможно), случайностей всех сортов, капиталисты придумали способы. Дабы избежать кризисы, связанные с анархией, они придумали хеджирование, всякие страхования рисков и пр. Они стали применять теорию особенностей Уитни, теорию катастроф, стохастику — к биржевым сводкам, к производству в целом, они стали применять теорию Леонтьева, до которой не доросли самые наисталинистские экономисты СССР, они стали применять кибернетику, которую из-за выкормыша Сталина Хрущева ввели на экономфаки только при Брежневе. Не помогло. Даже хеджирование и пр. просто загнало болезнь внутрь организма, хуже — еще более усилило раздувание спекулятивного сектора, страховки стали новым товаром на рынке, и вот нарыв прорвался — в 2008-м, и никто из сталиных... простите, ротшильдов — даже не почесался — ибо. Ибо.

Конечно, в СССР тоже к планированию экономики привлекали науку, в частности, ваш покорный слуга в конце 70-х высчитывал с помощью дифференциальных уравнений обратное влияние рыночного спроса на производство. Спросите Малинецкого, он еще жив, он как раз занимался математическими моделями в советской экономике.

Но вы знаете, когда наши специалисты предсказали 11 польских кризисов... Тогда на работы спецов не обратили внимания, им сказали: «При социализме кризисов быть не может».

Вернемся к «ибо».

Во-первых, мы видим, что ни то, что партия — ум, честь и совесть эпохи, ни то, что партия — наш рулевой, ни то, что «планы буржуазии — планы народа», не спасло экономику от распада.... Я опять что-то не то пишу: планы партии — планы народа, вот так вот правильно... Обделалась КПСС. Просвистела страну. И Запад не смог предвидеть ни 1991-й, ни 2008-й, хотя задним числом все написали, что предвидели, предсказывали. Мы видим, что план — это завоевание капитализма, и только безграмотные члены КПСС могут обманывать трудящихся, что это социализм.

Отчего так происходит. Оттого, что никакой узкий социальный слой (даже составленный из 19 млн парт-гос-хоз-номенклатуры) не может охватить, опосредствовать всё многообразие хозяйственных связей. Беда верхов, беда капиталистов, беда элиты КПСС — в узурпации такого главного отношения частной собственности, как управление (распоряжение). Это отметили еще советские политэкономы 50-х, которые на основании того, что узкий социальный слой, узурпировавший планирование, не в состоянии опосредствовать всё богатство хозяйственных связей, вывели будущий распад СССР.

Как же тогда преодолевать анархию производства? Потому планирование сотней Марксов невозможно, считает Ленин, что экономика сложна. Фукуяма, Гайдар и пр. предлагали перераспределить власть пониже, до уровня предпринимателя.

Мы знаем, что лозунг расгосударствления — лишь для проникновения США на рынки СССР. Но то, что этот лозунг «отозвался» — означало, что внутри экономики дело не ладно.

Если Фукуяма доводит свободный труд только до уровня предпринимателя, мы, марксисты-ленинцы, доводим его до уровня рабочего. Демократия для кого? Для «коммунистической сволочи»? Нет, для рабочего.

Мы видим, что план, спущенный сверху Сталиным... простите, капиталистом — точно так же является источником бардака, источником кризисов.

Как избавиться от плана как генератора кризисов? Нужно перевернуть пирамиду. «Нужно навсегда разрушить старый буржуазный предрассудок, что управлять обществом могут только высшие классы.» Нужно навсегда разбить старый буржуазный предрассудок, что может управлять только Сталин. Все классы общества должны зарубить на своем носу, что рабочий — не исполнительный холоп, а человек, он имеет право на управление.

Преодоление плана, спущенного сверху буржуа (или Сталиным, что всё равно) состоит в собирании плана снизу, в Советах. Не в продажной КПСС, а в рабочих Советах. Для этого необходимо, чтобы в труде рабочего было устранено доминирование труда абстрактного, см. мою статью «Глобализация по-российски». Т.е. чтобы у рабочего было высшее образование, чтобы труд его был творческим, чтобы он мог осуществить это управление. Только абсолютно неграмотный не понимает, что коммунизм — это исчезновение классов, т.е. не только буржуа, но и рабочего класса. т.е. ликвидация доминирования абстрактного труда — в производстве, а не в сфере обмена.

Коммунист, учил Плеханов, не тот, который свистит о приходе коммунизма назавтра. А тот, который умеет организовать прогрессивные буржуазные реформы.

Капица не был Госпланом. Он не спланировал, как мостить дорожки у института. Он подождал, когда сами сотрудники протопчут так, как им, а не Сталину, это удобнее. А уж потом, по заказу снизу, распорядился отмостить то, что протоптали.

Потому что социализм — это не буржуазный план, социализм, как писал Маркс — это живое творчество масс.

Снизу вверх это творчество может быть сведено в план исключительно через Советы, но никак не через парламент, никак не через Политбюро.

Автор благодарит Евгения Дробаху за стимул к работе.

Пермь, сентябрь 2013.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
32.8% Ни за какую
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть