Планирование в СССР. Часть I

Промышленный взлёт
5 октября 2013  15:48 Отправить по email
Печать

Раньше вы как играли? — Как??? — Без присмотра! — А теперь?? — А теперь вы будете играть под присмотром! — А во что можно играть под присмотром? — Ребяты, во всё!

Из мультфильма «Приезд бабушки»

Политологи, журналисты, идеологи, пропагандисты, философы и экономисты привыкли обсуждать тему противоположности плана и рынка. Всё это бред сивой кобылы. Они все могут успокоиться — в СССР был рынок. И не колхозный, а по сути — рынок. Разница лишь в том, что опосредованный.

Были ли в СССР товарно-денежные отношения? Конечно, были. Была ли в СССР сфера обмена? — Конечно, была. Но не свободно-рыночная, т.к. любая капиталистическая монополия душит свободу рынка.

Что значит «опосредованный»?

«...на каждой фабрике, — пишет Маркс в своём жутком „Капитале“, — труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда. Только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ противостоят один другому как товары».

Запомним, хорошенько запомним эти выделенные слова Маркса, они, вырванные из текста, лягут в основу официальной политэкономии «социализма», когда СССР отождествят с единой фабрикой. Но можно тут же возразить: а замкнутый цикл? А технологическая цепочка? А планета — не фабрика?

Маркс в данном случае определяющим ставит обмен. А он вторичен от производства. Производство же — это разделение труда.

Да, рули на кузова на заводе, производящем грузовики, не обмениваются. Но отдельные японские производители сварочных автоматов — они ведь независимы от завода «Ситроен», где с их помощью производятся автомобили. В чем особая разница, могли бы производить и рули с тем же успехом.

Если проследить всю цепочку до непосредственного потребления человеком для себя лично — разницы особой нет, либо ты продаешь, либо передаешь товар. Что значит — нет особой разницы? Что разница — в форме обмена. Этот обмен происходит опосредованно.

Это отсутствие особой разницы — и в том, что внутри фабрики есть явный обмен: рабочей силы на деньги. С другой стороны, рабочий, который произвел рули, произвел в целиком собранном и проданном грузовике деньги. Часть этих денег перешла к тому, кто произвел кузов. Т.е. рабочие обменялись внутри фабрики опосредованно (см. мою книжку «Почему КПСС и КПРФ — буржуазные антикоммунистические партии» на сайте «Проза.ру»).

Был, был рынок в СССР — потому что не мог исчезнуть рынок при наличии рабочего заводского труда. Свою товарную форму продукт труда сбрасывает только при коммунизме. И действовал обычный, капиталистический закон стоимости. Действует ли этот капиталистический закон в отношении ряда товаров в СССР? — вопрошал себя и всех Сталин. Да, действует, отвечал он всем и себе, в отношении тех товаров, которые пока не в государственной собственности, а в колхозной. Но в отношении такого товара, как рабочая сила, писал Сталин в своей знаменитой и бесконечно глупой работе, закон стоимости не действует.

Так вот действовал. Сталин безграмотно врал. И это распрекрасно доказал в своей работе замечательный зеленогорский (Ленинградская область) рабочий Юрий Радостев (Петров). Мы отметаем всю его антибольшевисткую чепуху. Просто Юра не в курсе. Мы берем его золото, то, как он доказал действие закона стоимости в отношении такого товара, как рабочая сила, в СССР.

В нашу же задачу входит другой момент спора: планирование как якобы завоевание социализма.

Промышленный взлёт

Планирования в СССР возникло далеко не сразу после Октябрьской революции, если не считать плана ГОЭЛРО, который не являлся директивным.

«Одним из факторов, сдерживающих развитие промышленности в городах, — пишет Википедия, — были недостаток продовольствия и нежелание деревни обеспечивать города хлебом по низким ценам. Эти проблемы партийное руководство намеревалось решать путём планового перераспределения ресурсов между сельским хозяйством и промышленностью, о чём было заявлено на XIV съезде ВКП(б) и III Всесоюзном съезде Советов в 1925 г. XIV съезд именовался «съездом индустриализации», однако он принял лишь общее решение о необходимости превращения СССР из аграрной страны в индустриальную, не определив при этом конкретных форм и темпов индустриализации.

В 1926-1928 гг. сторонники генетического подхода (В. Базаров, В. Громан, Н. Кондратьев) полагали, что план должен составляться на основе объективных закономерностей развития экономики, выявленных в результате анализа существующих тенденций. Приверженцы телеологического подхода (Г. Кржижановский, В. Куйбышев, С. Струмилин) считали, что план должен трансформировать экономику и исходить из будущих структурных изменений, возможностей выпуска продукции и жёсткой дисциплины. Среди партийных функционеров первых поддерживал сторонник эволюционного пути к социализму Н. Бухарин, а последних — Л. Троцкий, который настаивал на немедленной индустриализации.

Одним из первых идеологов индустриализации был близкий к Троцкому экономист Е. А. Преображенский, в 1924-1925 годах разработавший концепцию форсированной «сверхиндустриализации» за счёт выкачки средств из деревни («первоначальное социалистическое накопление» по Преображенскому). Бухарин обвинил Преображенского и поддерживавшую его «левую оппозицию» в насаждении «военно-феодальной эксплуатации крестьянства» и «внутреннего колониализма».

Сталин поначалу стоял на точке зрения Бухарина, однако после исключения Троцкого из ЦК партии в конце 1927 г. поменял свою позицию на диаметрально противоположную. Это привело к решающей победе телеологической школы и радикальному повороту от НЭПа. В. Роговин считает, что причиной «левого поворота» Сталина стал кризис хлебозаготовок 1927 года; крестьянство, особенно зажиточное, массово отказывалось продавать хлеб, посчитав установленные государством закупочные цены заниженными».

Первая пятилетка — это 1928-1932 годы. Планировать пытались и в 1927-м, и в 1928-м, план 1928 года пересматривался в 1929-м. Что же было результатом?

Плановые и фактические темпы прироста продукции в 1929-1933 гг., %

                                      План                          Оптимум                        Факт

Нац. Доход                    82                                  103                               59

Вал пром. продукции  108                                130                               102

Группа А                       124                                 164                              173

Группа Б                        95                                  106                              56

Вал с.х. продукции       41                                   55                                -14

 

(Орлов Б. П., Цели среднесрочных планов и их осуществление, ЭКО, 1987, № 11, с. 37)

Казалось бы, почти всё в порядке: группа А значительно перевыполнила план. Правда, куда-то откатилось сельское хозяйство...

Справка:

«С 1927 по 1930 г. в СССР было сдано в эксплуатацию 323 новых предприятия. В одном только 1931 г. введено в строй 518 первенцев отечественной индустрии. Создавались новейшие по тем временам промышленные комбинаты с десятками производств — автомобильные и тракторные, заводы тяжелого машиностроения, электростанции, металлургические и химические комбинаты. Однако удвоения и утроения темпов промышленного развития (по сравнению с запланированными) не получилось. К примеру, чугуна в СССР в 1928 г. было произведено 3,3 млн т, в 1932 г. планом предусматривалось поднять производство до 10 млн, а по «поправкам» Сталина до 15-17, фактически же произведено 6,1 млн т. По тракторам были аналогичные цифры (тыс. штук): 1,8, 53, 170 и 50,8; по автомашинам — 0,8, 100, 200 и 23,9.

К середине построено 8070 новых крупных промышленных предприятий.

Если в 1913 году царская Россия занимала 5-е место в мире по общему уровню экономического развития, то к концу 1930-х годов Советский Союз вышел на второе место после США по объему национального дохода, а по многим показателям обогнал Францию, Великобританию, Германию и даже США. Были построены десятки новых городов в разных районах страны. Впервые начался массовый выпуск самолетов, грузовых и легковых автомобилей, тракторов, комбайнов, синтетического каучука, различного вида вооружения и военной техники. За 1929–1941 годы в строй вступало по 600–700 крупных предприятий ежегодно. Темпы роста тяжёлой промышленности были в два-три раза выше тех, что были в дореволюционной России в 1900-1913 годах.

В 1927-1932 гг. был создан крупный гидротехнический узел в Запорожье на Днепре (Днепрогэс), вокруг которого позже были построены новые заводы. Строились новые металлургические комбинаты в Магнитогорске (1929-1934) и Новокузнецке (Кузбасс, 1932); в Свердловске — Уралмашзавод (1928–1933); огромные тракторные заводы в Харькове (ХТЗ, 1931), Челябинске (ЧТЗ, 1933), Самаре (СТЗ, 1930); автозавод в Горьком (ГАЗ, 1932). В Москве были построены крупные предприятия: «Фрезер», «Калибр», 1-й шарикоподшипниковый (все — 1932), 1-й часовой завод (1930), автосборочный завод им. КИМ (позже — «Москвич», АЗЛК, 1930). На окраине тогдашней Москвы в 1927 году был полностью реконструирован построенный еще в 1916 году автомобильный завод «АМО», позже — «Завод им. Сталина» — ЗИС, а в 1960-х годах названный в честь директора, Ивана Алексеевича Лихачева — «Завод им. Лихачева» — ЗИЛ. В мае 1935 года была открыта первая очередь Московского метрополитена (от станции «Сокольники» до станции «Парк Культуры»). Среди общесоюзных новостроек того времени следует назвать Туркестано-Сибирскую железную дорогу (Турксиб, 1927–1931), соединившую Западную Сибирь и Среднюю Азию через Семипалатинск на Алма-Ату.

По официальным данным, на развитие тяжелой промышленности в пятилетку предусматривалось направить 78% всех капитальных вложений. Но фактические затраты с 1 октября 1928 года по 1.1.1933 превысили эти запланированные показатели примерно на 45%. Каковы же были источники таких огромных средств, если основная масса промышленных предприятий в 1930-х годах была нерентабельной.

Основным источником средств для строительства предприятий тяжелой индустрии были доходы от лёгкой промышленности и сельского хозяйства, которые перераспределялись на нужды индустриализации, прежде всего через централизованную систему ценообразования (выше уже рассматривался этот механизм). Постоянно использовалась денежная эмиссия. Так, увеличение денежной массы, находившейся в обращении в 1930 году, происходило в два с лишним раза быстрее, чем производилось стоимости всей продукции отраслей, производящих потребительские товары.

Крупнейшим источником средств стала продажа водки. Если ранее Сталин заявлял, что в Советском Союзе (в отличие от царской России) не будет иметь распространения практика получения дохода от продажи алкоголя, но в 1930 году уже прозвучал призыв «отбросить ложный стыд» и открыто пойти на максимальное увеличение производства и продажи водки. В продажу водка стала поступать уже в 1924 году.

Следствием завершения первых пятилеток стала также и заметная разбалансированность структуры народного хозяйства. Практически не развивались такие отрасли, как текстильная, обувная, химическая и др. Мало внимания уделялось развитию железных дорог, жилищному строительству, сфере услуг. В строительстве и сельском хозяйстве по-прежнему преобладал ручной труд. В 1930-е годы было почти полностью разрушено кустарное производство, которое традиционно снабжало население одеждой, обувью, мебелью, простыми сельскохозяйственными орудиями и пр. Государственные же предприятия легкой промышленности не могли компенсировать эти потери».

Искусственное взвинчивание темпов роста промышленности привело к серьезному нарушению баланса между отраслями, к структурному сдвигу, что тормозило рост экономики в целом.

Как известно, снижение цены рабочей силы, неполное ее восстановление ведет к снижению производительности труда. Тем более снижал производительность труда такой метод урезания цены рабочей силы, как продажа водки (в СССР в 80-е литр спирта стоил 4 коп. при цене бутылки водки с 0,2 л спирта за 5 руб.).

Академик Катасонов с восхищением озвучивает эти цифры, однако не нужно забывать, что большие проценты получались в том числе за счет низкого стартового уровня. И дело не в числе заводов. А в том, что и как они производят.

Во 2-ю пятилетку на 10 тыс. душ населения в Германии приходилось 8,9 км железных дорог, во Франции — 15,2, в Соединенных Штатах — 31,1, в СССР — 5,0. Торговый флот, поднявшийся за пятилетку лет втрое, оказался примерно на уровне датского и испанского флотов. Уровень шоссейных путей крайне низок. Автомобилей в 1935 г. выпущено в СССР 0,6 на каждых 1000 человек, в Великобритании (в 1934) около 8, во Франции около 4,5, в Соединенных Штатах — 23 (против 36,5 — в 1928 г.).

В 1936 г. в капитальный ремонт отправлены 81% тракторов, значительное количество их снова вышло из строя в разгар полевых работ. В тот же период средняя урожайность зерновых — лишь 10- ц/га.

В те же годы США грузовая машина пробегала 60-80-100 тыс. км в год, в СССР — 20 тыс., при этом из каждых 100 машин в работе только 55, остальные в ремонте или в ожидании его. Стоимость ремонта в 2 раза превышала стоимость всех выпускаемых новых машин. По отзыву государственного контроля «автотранспорт ложится исключительно тяжелым бременем на себестоимость продукции».

Несмотря на большое количество новый заводов по ряду показателей 1-й пятилетний план не был выполнен не только в группе Б, но и в группе А.

Промышленное производство в 1-й пятилетке:

                               План      Повыш. задание   Пр-во в 1932 г.  Год достижения

Эл. энергия,            22                                                      13,5       1935

млрд. кВт ч                

Уголь, млн т           75                                                        64         1933

Нефть, млн т           22                     45-46                         21,4       1934      1952

Чугун, млн т           10                        17                            6,2         1934      1950

Авто, тыс.               100                     200                           23,9       1935

Х/б ткани, млн м   4700                                                     2694       1951

Шерсть, млн м        270                                                       88,7      1957

(Лацис О., Проблема темпов в социалистическом строительстве, «Коммунист», 1987, № 18, с. 83)

То же самое — во 2-ю пятилетку.

Валовые и фактические темпы прироста продукции в 1933-1937 гг., %

                                        План                                      Факт

Нац. доход                      120                                         112

Вал пром. продукции     114                                         120

Группа А                         97                                            139

Группа Б                          134                                         99

Вал с/х продукции          100                                           25

(Орлов Б. П., Цели среднесрочных планов и их осуществление, ЭКО, 1987, № 11, с. 39)

Кроме того, массовое строительство заводов во 2-ю пятилетку не привело к серьезному увеличению численности рабочих. За 1932-1937 гг. их число выросло с 10 млн до 11,7 млн. В 1-й пятилетке численность промышленных рабочих увеличилась на 93%, во 2-й — на 32%. Они составляли 34-38% всех рабочих и 27-30% от общего числа рабочих и служащих страны.

В целом их производительность сильно отставала от производительности труда на Западе, более, чем вдвое.

Доля в мировой пром. продукции (% к итогу)

                                     1913        1920             1929           1938

Весь мир                       100          100               100             100

США                               30         37,7               36,1            26,6

Германия                       11,8       7,2                   9,2            11,0

Франция                         8,4          6,0                 8,0             6,0

Великобритания           13,6         13,0                9,0             10,0

Япония                          1,3            2,3                 2,8             4,5

СССР                             3,6           0,6                  2,8             5,6

То есть, США к 1938-му так и не оправились от Великой депрессии (вот результат раскулаичвания фермеров банками), весь развитый мир подвинулся из-за роста третьего мира, при этом несоциалистическая Япония легко преодолевала по росту СССР.

Рост производительности труда в промышленности (1013 г. = 1)

                               1920                         1929                          1938

Весь мир                0,85                          1,15                           1,10

США                      0,95                          1,20                           1,10

Германия               0,50                          0,90                           1,05

Франция                0,65                          1,30                           1,15        

Британия               0,85                           0,90                           1,00

Япония                  1,35                           2,10                           3,10

СССР                    0,25                            0,90                           1,5

Посмотрите, какая низкая производительность труда в СССР поначалу — вплоть до 1929 года, и лишь в 1938-м — в полтора раза выше, когда в Японии рост — в три с лишним раза.

Тем не менее, успехи экономики СССР в первые пятилетки неоспоримы, их просто невозможно сравнить с попытками возобновить производство в пореформенной либеральной ельцинско-путинской России.

Например, в 1932 г. СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы, в 1934 г. Кировский завод в Ленинграде приступил к выпуску пропашного трактора «Универсал», который стал первым отечественным трактором, экспортируемым за границу. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тыс. тракторов, что составило 40 % от их мирового производства. (Родичев В. А., Родичева Г. И. Тракторы и автомобили. 2-е изд. М., Агропромиздат, 1987).

Но какова в нем роль партийного аппарата во главе со Сталиным?

Разумеется, высокие темпы роста были обусловлены энтузиазмом победы в Октябрьской революции, победы в войне. Однако этот энтузиазм к началу 30-х сошел на нет.

Главным же источником высоких темпов роста были заложенные большевиками во главе с Лениным принципы работы экономик страны. А именно: контроль за финансами крупных предприятий, госмонополия на внешнюю торговлю (которая защитила местного производителя от более качественного и дешевого зарубежного товара), насильственное синдицирование и т.д. Нетрудно видеть, что аналогичные меры вводил еще Бисмарк. Ленин сам утверждал, что не нужно выдумывать ничего социалистического. Нужно просто взять самое прогрессивное у развитых капиталистических стран. Те же меры приняли в разное время Гитлер, Муссолини, Перон, Кастро, и они привели к аналогичному подъему производства. Кстати, Кастро никогда не был коммунистом, наоборот, компартия Кубы поддерживала его врага. Проамериканского диктатора Батисту.

Пятилетний план невыполненный — тут явно на третьих ролях.

Читайте продолжение: «Планирование в СССР. Часть II: За счёт села».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
32.8% Ни за какую
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть