Теософия и позиция иерархов РПЦ

Эксперт ИА REX, историк Лев Вершинин рассуждает о политической позиции церковных иерархов.
23 августа 2013  18:47 Отправить по email
Печать

Протоиерей Чаплин: в 20-е годы нравственным делом было бы «уничтожить как можно больше большевиков». «Я на самом деле считаю, что наши верующие в 1920-е годы, когда Ленин инициировал репрессии против них, должны были отвечать иначе, чем они отвечали. Они должны были отвечать всей силой оружия и силой народного сопротивления против большевиков. Нравственное дело, достойное поведения христианина, — уничтожить как можно больше большевиков, чтобы отстоять вещи, которые для христианина являются святыми, и свергнуть большевистскую власть, — заявил Чаплин. - Вся православная традиция и Евангелие Христово в данном случае заповедует людям защищаться, в том числе силой оружия, против беззакония псевдовласти, которая была узурпаторской и никогда не была, по большому счету, законной».

Как ни странно, в свое время, когда это было актуально, этот спич иерея Всеволода Чаплина я как-то пропустил. То ли не заметил, то ли заметил, но почему-то не придал значения. А вчера, получив ссылку, задумался. Но прежде, чем тратить мозги,  обратился к дорогому блогеру quaxter, мнение которого по вопросам, связанным с религией, верой и церковью ценю столь же высоко, сколь, скажем, мнение коллеги Сатрапа по эпохе Петра, - и только  получив пусть не слишком одобрительный, но и не возбраняющий ответ, решился порассуждать. Ибо материал хотя и старый, но тема, уверен, всплывет еще не раз...

Вообще говоря, проблема давно закрыта. Ибо «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами на себя навлекают осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее; ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же желаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите; ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак, отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь». Так указал Апостол Павел Послании Римлянам (13, 1-7), и на том можно ставить точку. Ибо Апостол есть Апостол, а иерей Чаплин есть иерей Чаплин, и чье мнение важнее, по-моему, очевидно.

Но, с другой стороны, а в самом деле, что делать, если власть плоха? Лжива, подла, воровата, нарушает законы, живет по двойным и тройным стандартам, велит нарушать заповеди, крушит Храмы, в конце концов? Я, как агностик, могу искать ответ только на пути логики, а по всей логике получается так, что Павел из Тарса исходил из того, что власть государства даже в наихудшем варианте, основывается на каком-никаком, но законе, то есть, некоей гарантирующей фиксации, как личной свободы человека, так и блага всего общества, притом что пресловутые "три ветви" хоть как-то, но помогают держать баланс  между личным и общим. В конце концов, насколько важно наличие закона и структур, за его соблюдением надзирающих, Апостол не раз убеждался и сам в своих скитаниях: римское право, пусть языческое, не раз спасало его, христианина, от неприятностей.

Грубо говоря, если (Ин. 18:36) «Царство Мое не от мира сего», - то есть, Царство Божие на земле по своему хотению не учредить, - людям не возбраняется заботиться хотя бы о том, чтобы земная жизнь хотя бы не обернулась адом. А тут опять-таки без закона никуда, и если уж откровенно, то даже сейчас, когда на просторах СНГ медведь хозяин, знание права и опытный адвокат, если в дело не примешана политика, могут помочь разрешить  даже самые сложные ситуации, а стража, хотя и совсем не образцовая, но без нее было бы куда хуже.

Тут инотолковать бессмысленно. Павел писал конкретно о земных властях, гадких и богомерзких, - именно таковы были римские власти в эпоху Нерона, - и Павел же, тем не менее, призывал римлян повиноваться. А не восставать. И позже, при Деции и Диоклетиане, когда христиан было уже много, в том числе, и в войсках, никто из христианских лидеров не призывал паству к мятежу, - даже когда гонения приобретали характер государственных программ. То есть, указания Павла о подчинении любой государственной власти, какой бы она не была, рассматривалось, как аксиома.

Логически рассуждая, это прямое следование примеру Христа, который вполне мог уйти, не останови он Петра, уже начавшего сопротивляться, а дай команду ученикам делать, как Петр (наверняка же, ножи и мечи были у многих). А он (Лк. 22: 49-51) звать к топору не стал. По Иоанну, правда, пояснив, что не следует мешать неизбежному, но Лука в этом смысле точнее, ибо писал не мемуары, но научный труд, отбирая наиболее достоверное. Иными словами, показал пример подчинения плохим властям, исходя из того, что любая власть от Бога. В том числе, и плохая, - если послана народу за грехи или по принципу «Ты сам этого хотел, Жорж Данден». Примерно, как в случае с Саулом, когда люди выклянчили себе светского руководителя, хотя Бог сам ими руководил через пророков, так что никакой царь нужен не был. Ну, выпросили и получили. В итоге, влились в «культурный мир» на общих основаниях, но, кроме реальных успехов в обороне, получили множество ранее неведомых проблем, которых лучше не иметь, да и сам Саул погиб, а последующие монархи старались держать себя в рамках.

То есть, - возвращаясь к о. Всеволоду, - в случае с большевиками все достаточно ясно: сам факт прихода их к власти не мог стать фактом без воли Господа, и не будь на то воли Господа, они не смогли бы удержаться в окружении фронтов. А подчеркнутое богоборчество и глумление над религией, в сущности, мало чем отличалось от римских гонений, и принимать реалии надлежало с тем же смирением, как при Нероне. Оспаривая это, о. Всеволод прямо отрицает правоту Апостола Павла, а, следовательно, ставит под сомнение свою принадлежность к Христианству вообще.

Иное дело, что никто не может заставить человека делать то, что он считает плохим, не совпадающим с его моральными установками, - то есть, в данном случае, верой. Есть, конечно, какое-то количество людей, напрочь лишенных морали, но такие люди, даже если представляют себя и себе представляются верующими, на самом деле, таковыми не являются. Но в основной массе своей люди чувствуют, что хорошо, а что плохо, и принимать участие в преступных делах на уровне масс не станут. Исходя хотя бы из того, что Господь не оставит свое верное чадо и обустроит их земную жизнь не хуже, а то и лучше. Или, на крайний вариант, из того, что комфорт во временном мире не стоит сложностей в мире Вечном.

То есть, если большинство, - но именно большинство! -  людей инстинктивно, на самом-самом коллективно-подсознательном уровне (условно обозначим его, как «душу») отторгает власть и  внутренне ей не подчиняется, такая власть рано или поздно не удержится. Её просто некому будет защищать, как некому было реально защищать КПСС в 1991-м. А вот ежели это самое коллективно-подсознательное масс, ощущая все грехи и даже преступления власти, интуитивно признает ее правоту, тогда власть не падет ни при каких передрягах, как не пала ни в 1918-1920, ни в 1929-1933, ни в 1941-1942.

Короче говоря, если по логике, то никак не прав о. Всеволод. Политически, человечески и так далее, он имеет полное право на свои политические и человеческие пристрастия, оценки и т.д. Но вот иерею РПЦ озвучивать таковые, - ставя тем самым наставления, а значит, и авторитет Апостола, - едва ли пристало. Вернее, вовсе не пристало. Если, конечно, сам он, действительно, христианин, а не просто на работе. Хотя бы просто даже потому, что (Мф. 22:15-21) «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие - Богу»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Harib
Карма: 5
25.08.2013 15:00, #8468
Думается, что я не ошибусь, если скажу, что в настоящее время мало кто из православных вспоминает поэта Максимилиана Волошина, который в 1920 г. закончил свое стихотворение «Северовосток» словами:

Нам ли весить замысел Господний?
Всё поймём, всё вынесем, любя, —
Жгучий ветр полярной преисподней,
Божий бич, приветствую тебя!

Если вспомнить смуту революции, то надо признать - старообрядцы, будучи в меньшинстве, оказали более серьезное сопротивление большевикам. Писатель Александр Солженицын позволил себе сделать предположение: старообрядческая Русь не приняла бы идей большевизма.

Подписывайтесь на ИА REX
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
32.8% Ни за какую
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть