18+
Почему США охотятся за Путиным
Brexit: экономика Британии идет к коллапсу
Региональная политика - новый вызов для Москвы
Бандерштадт: Неликвидный актив
Какие ответные российские санкции могут эффективно ударить по США?

Азербайджан – Туркменистан: имеет ли проблема решение?

Кому достанется месторождение «Кяпаз»
Рустам Шахсуваров
2 июля 2013  23:34 Отправить по email
Напечатать

Отношения между Азербайджаном и Туркменистаном нельзя назвать безоблачными. Минул год со времени их последнего серьезного обострения во второй половине июня 2012 г.

И ситуация с тех пор, в принципе, не изменилась. Основной причиной является спорное каспийское нефтегазовое месторождение «Кяпаз» («Сердар»). Поводом для международного скандала и дипломатических демаршей между Баку и Ашхабадом год назад, как сообщают официальные источники, послужили попытки туркменской стороны вести сейсмические работы в районе этого месторождения. Тогда туркменское исследовательское судно было отогнано от месторождения азербайджанскими пограничниками. 

Месторождение, известное как «Сердар» в Туркменистане и «Кяпаз» в Азербайджане, является крупным нефтяным и газовым источником, расположенным на дне моря между двумя государствами. По оценкам специалистов, оно содержит 80 миллионов тонн нефти и 32 миллиарда кубометров газа. Определенная совместная работа на его территории проводилась до 1991 года, пока Туркменистан и Азербайджан входили в состав Советского Союза, который имел один сектор в Каспийском море, в то время как Иран имел другой. После распада Советского Союза прикаспийские независимые государства никак не могут договориться между собой и Ираном о том, где должны проходить морские границы.

Предыдущий виток азербайджано-туркменской напряженности, связанный с нефтегазовым ресурсами Каспия, закончился в 2008 году подписанием президентами Алиевым и Бердымухамедовым договора, согласно которому на территориях пересечения участков двух стран не должно осуществляться никакой деятельности по разведке и добыче до момента определения статуса Каспийского моря. Тогда этот шаг был воспринят как один из сигналов потепления в отношениях между Азербайджаном и Туркменией после прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова и объявления им нового внешнеполитического курса. С тех пор двусторонний конфликт, начавшийся сразу после распада Советского Союза и дошедший в 2001 году до серьезных демаршей, считался замороженным.

Проблема между Азербайджаном и Туркменистаном заключается в том, что, хотя Туркменистан согласен с делимитацией Каспия по срединной линии (как и Азербайджан), эти две страны имеют принципиально разные концепции отсчета этой самой срединной линии от линии берега. Азербайджан считает (и ссылается на международный опыт), что срединная линия  должна определяться в соответствии с конфигурацией береговой линии. А по береговой линии самый большой выступ территориальной части Каспия - это окончание Апшеронского полуострова (Шахова коса). И Баку считает, что срединную линию надо считать оттуда. А Туркменистан придерживается позиции, что срединную линию надо отсчитывать не от восточной оконечности выдающегося в море Апшерона, а от основной линии каспийского побережья в пределах Азербайджана. И, если так считать, то месторождение «Кяпаз» («Сердар») попадает под юрисдикцию Туркменистана. А если отсчитывать от Шаховой косы, то оно попадает как раз на участок проведенной таким образом морской границы между двумя республиками. Азербайджан, собственно, утверждает именно это – что месторождение является спорным, и по международным нормам такие спорные месторождения эксплуатируют по принципу  50 на 50. Но Туркменистан на это не согласен. 

Между тем вопрос о том, какие именно месторождения трансграничной морской территории считать спорными, также является дискуссионным. По версии официального Баку, таковым является «Кяпаз», и договор 2008 года касается именно его освоения. Однако туркменская сторона неоднократно заявляла свои права еще на два месторождения – «Омар» («Азери») и «Осман» («Чираг»), спорность которых Азербайджан не признает и с 1994 года занимается их разработкой с помощью консорциума во главе с «Бритиш петролеум». Запасы этих двух месторождений оцениваются в 923 млн тонн нефти, 353,7 млрд куб. м попутного газа и более 632 млрд куб. м природного газа.

Президент Туркмении Бердымухамедов, обвиняя азербайджанскую сторону в нарушении договоренностей 2008 года, не раз подчеркивал, что соглашение касается всех трех месторождений, и обещал предпринять адекватные шаги в ответ на отказ от прекращения разработки указанных месторождений вплоть до обращения в Международный арбитражный суд. Заметим, что свои аргументы Баку основывает на картах советского периода, согласно которым участок Каспия с тремя месторождениями находился в пределах Азербайджанской ССР. Туркменистан же апеллирует к мировой практике – месторождения расположены ближе к побережью Туркмении, чем Азербайджана.

Что касается возможности совместного азербайджано-туркменского освоения месторождения «Кяпаз» («Сердар»), то, по мнению азербайджанских экспертов, это было бы самым конструктивным решением данной проблемы. Так, директор Центра регионального развития, профессор БГУ Чингиз Исмаилов считает, что во всем мире, когда есть спорные месторождения, согласовывают их совместную эксплуатацию. «Если на то пошло, Азербайджан с юридической точки зрения имеет больше прав, потому что международный опыт показывает, что при выявлении каких-либо месторождений в нейтральных водах, то есть на морской территории, которая не подпадает под юрисдикцию того или иного государства, сторона, которая первая выявила это месторождение, становится его хозяином. Так что, Азербайджан имеет больше права предъявлять претензии, что это наше месторождение, несмотря на то, что это месторождение находится на границе, в водной части Туркменистана и Азербайджана. И поэтому в 1981 году, когда это месторождение было открыто, оно называлось «Промежуточное», потом его переименовали и назвали «10 октября» в 1987 году, и потом уже, после суверенизации стран, оно получило название «Кяпяз», а на туркменском - «Сердар». И даже с этой точки зрения Азербайджан имеет больше претензий  и больше оснований, так как его открыли азербайджанцы. Туркменистан  к этому никакого отношения не имеет, но учитывая, что Туркменистан - это дружественная страна, и что Азербайджан сыграл определяющую роль в становлении  нефтяной промышленности Туркменистана,  а многие азербайджанские геологи, специалисты непосредственно участвовали в создании нефтяной индустрии Туркменистана, Баку сделал шаг доброй воли, предложив совместную разработку.

Но Туркменистан не принял предложение, так как считает себя хозяином этого месторождения, и упорно придерживается этой позиции. Я считаю, что в таких спорных районах надо отталкиваться от дружеских отношений народов, так как решение этой проблемы военным путем ни к чему хорошему не приведет» («Новости-Азербайджан», 25 января 2013 г.).

Мамед Хусаинов в статье «Новый виток «каспийской лихорадки» (http://www.easttime.ru, 27 сентября 2012 г.) отмечает, что, помимо вопроса отсчета и проведения срединной линии, есть еще серьезный фактор, влияющий на неопределенность в решении вопроса спорных месторождений на Каспии. Он связан со статусом самого Каспийского моря. Если Каспий будет признан закрытым водоемом, то на него не могут распространяться Конвенции ООН по континентальному шельфу от 1958 года и морскому праву от 1982 года, а значит, к его правовому статусу будут неприменимы такие категории, как экономические зоны, шельфы, или территориальные воды. В таком случае, международный режим на Каспий не будет распространяться, а установление пограничного режима на нем будет прерогативой самих прибрежных государств. Более того, его воды будут тогда признаны суверенными территориями прибрежных стран, что в принципе исключает военное  присутствие на Каспии любого другого иностранного государства. Такая позиция неприемлема для Соединенных Штатов, все громче заявляющих о своих интересах в Каспийском регионе и стремящихся проникнуть сюда под любым предлогом.

«Именно поэтому США стремятся и будут стремиться обеспечить признание международного статуса Каспия для того, чтобы иметь возможность вмешиваться в дела этого региона под предлогом защиты этого самого международного статуса. США с геополитической точки зрения не заинтересованы в признании за Каспием статуса закрытого водного бассейна», - считают в независимой экспертной группе «Левые социалисты Азербайджана».   

Вопрос  спорных каспийских месторождений между Азербайджаном  и Туркменистаном находится в тупиковом положении, считает азербайджанский политолог, эксперт по проблематике Каспия Рустам Мамедов («Новости-Азербайджан», 22 января 2013 г.).

 «В принципе,  сложилась такая ситуация, когда все архиважные вопросы каспийской проблематики, в частности,  касающиеся  безопасности,   хозяйственной  деятельности,  судоходства и прочие, пребывают в сложной позиции, ибо главным препятствием  для их решения является  отсутствие  желания сторон найти компромисс.

Тем не менее, на  мой взгляд, вопросы определения правового статуса Каспийского моря,   а  также  строительства  трубопроводов, завязанные на  проблемах безопасности в геополитическом пространстве,  пробуксовывают из–за  воздействия  внешних игроков», - полагает Мамедов. Так, он считает маловероятной на данном этапе реализацию западной идеи Транскаспийского газопровода между Туркменистаном и Азербайджаном как из-за нерешенности вопроса правового статуса Каспия, так и ввиду общей конфликтной ситуации в регионе с учетом войны в Сирии и возможных военных действий Запада против Ирана.  

Бесполезным считает Мамедов и обращение Туркменистана в Международный арбитражный суд (МАС). "Я ожидал, что Гурбангулы Бердымухаммедов не повторит ошибок своего предшественника. К большому сожалению, он тоже пошел этим путем. А этот путь ведет никуда", - уверен он.

Неэффективным считают решение вопроса принадлежности спорного месторождения (или месторождений, в туркменской версии) в плоскости арбитражного суда и в экспертной группе «Левые социалисты Азербайджана» (ЛСА). «Дело в том, что для решения этого вопроса в плоскости МАС обе стороны должны принять на себя обязательство подчиниться этому решению, каким бы оно ни было. Туркменистан подтвердил готовность подчиниться решению арбитража, но Азербайджан решительно против этого. Соответственно, если даже МАС вынесет решение о «Кяпаз» («Сердар») в пользу Туркменистана (что еще далеко не факт), Азербайджан ему вряд ли подчинится. И потом, Туркменистан настаивает и на двух других месторождениях («Азери» и «Чираг»), которые не только Азербайджан, но и Запад считает азербайджанскими, и откуда западный консорциум добывает нефть с 1994 г. Вряд ли Запад захочет, чтобы его большой бизнес здесь был поставлен под вопрос из-за возможной коллизии в МАС.

Что же касается возможного решения МАС по «Кяпаз» («Сердар»), то непонятно, какими критериями будет руководствоваться арбитраж здесь. Ведь не определена методика отсчета срединной линии Каспия от линии побережья, не говоря уже о статусе самого морского бассейна», - считают эксперты социалистической группы.  По их мнению, при нынешнем региональном раскладе, проблема спорных месторождений между Азербайджаном и Туркменистаном не имеет взаимовыгодного решения. «На совместную разработку «Кяпаз» не согласен Туркменистан, а на решение вопроса арбитражным судом не согласен Азербайджан. Так что, скорее всего, конфликт интересов вокруг «Кяпаз» так и останется в тлеющем состоянии, и никакие работы по разведке и добыче там производиться не будут в обозримом будущем. Это будет, пока все вопросы такого порядка решаются в алгоритме взаимных амбиций и острых противоречий между новыми национальными государствами, возникшими на постсоветском пространстве», - считают в левой аналитической группе.  

«Какого-либо вооруженного конфликта между двумя странами из-за «Кяпаз» не предвидится, кто бы что ни говорил в связи с этим. И у Баку, и у Ашгабата достаточно трезвости и здравого смысла, чтобы не сталкиваться подобным образом. Да и народы Азербайджана и Туркменистана дружественны и близки этнически. Однако проблема спорного месторождения может стать допингом для наращивания вооружений на Каспии не только спорящими сторонами, но и другими региональными игроками», - сказали в ЛСА.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
Видео партнёров