Заговор против инвалида? Ефим Андурский

ИА REX публикует статью правозащитника Ефима Андурского о продолжении дела инвалида Игнатьева, на новую жилплощадь которого претендует прописанный в его квартире гражданин
2 июля 2013  16:39 Отправить по email
Печать

ИА REX публикует статью правозащитника Ефима Андурского о продолжении дела инвалида Игнатьева, на новую жилплощадь которого претендует прописанный в его квартире гражданин

Про жителя Казани, Николая Игнатьева, говорилось не раз. Особенность этого дела заключается в том, что никто – ни органы местного самоуправления, ни суд, ни прокуратура, ни даже глава государства не пожелал войти в положение беспомощного инвалида. В связи с чем автором этих строк – координатором Экспертного совета по вопросам ЖКХ в составе международной экспертной группы ИА REX было принято решение: дело Игнатьева поставить на особый контроль.

Напомню суть этого дела. До поры до времени квартирный вопрос 60-тилетнего Николая, с младых ногтей проживавшего в муниципальной двушке на окраине Казани, а в последние лет двадцать – вместе со своей законной супругой Гюльнарой Зиннатуллиной, не беспокоил. Проблемы начались, когда К-в – сын бывшей сожительницы Николая, неведомо каким путем прописавшийся в его двушке, заявил свои права на эту квартиру. И, заняв одну из комнат, устроил беспомощному инвалиду «сладкую жизнь».

Пользоваться незаконно захваченной комнатой К-в не стал. Да и какой ему был смысл делить кров с безногим инвалидом, если у него имеется собственный дом, доставшийся К-ву от умершей матери, в котором он и проживает со своей беременной сожительницей и их общей малолетней дочерью.

В свое время Игнатьев обратился ко мне как к председателю Общественного совета по вопросам развития городского хозяйства при исполкоме Казани. И написал, что К-в задумал довести его до четвертого инфаркта, не давая возможности Гюльнаре узаконить свое проживание у своего мужа. Так, чтобы в конечном итоге квартирка досталась семейству К-ва.

Не добившись справедливости ни в исполкоме Казани, ни в судах, 25 апреля 2013 г. Николай обратился к президенту РФ. Но, как показывает практика и, в том числе автора этих строк, все эти обращения спускаются «заинтересованным» организациям без какого бы то ни было предварительного анализа. Случай с Николаем не стал исключением: ответ на свое обращение он получил за подписью главы администрации Кировского и Московского районов Казани Дамира Фаттахова.

Чиновники, надо сказать, любят отвечать невпопад. Пожаловавшись президенту на то, что исполком и суд препятствуют вселению в его квартиру законной супруги, Николай получил разъяснение г-на Фаттахова о том, что поскольку автор обращения к президенту России на учете как нуждающийся не стоит, у администрации нет возможности улучшить его жилищные условия.

А ведь Николай написал заявление с просьбой поставить его – инвалида I группы на учет как нуждающегося в благоустроенном жилье, поскольку он проживает в многоквартирном доме без удобств. Необходимые для постановки на учет документы Николай попросил главу истребовать в соответствующих органах, поскольку самостоятельно получить их он не может в силу своего беспомощного состояния. Заявление Николая 15 марта 2013 г. я сам же и отправил г-ну Фаттахову по факсу. В тот же день это заявление было зарегистрировано за №0323/373.

Судя по разъяснению г-на Фаттахова («в случае нарушения прав, свобод и законных интересов лица государственными, муниципальными органами и их должностными лицами в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей и функций, гражданин вправе обжаловать неправомерные действия, решения вышеуказанных органов в вышестоящий орган в порядке подчиненности либо в суд общей юрисдикции по месту нахождения данного органа»), одна его рука не ведает, что творит другая.

Дело в том, что его представитель участвует в процессе по иску прокуратуры Кировского района Казани к исполнительному комитету города, заявленному в интересах Игнатьева. В своем иске прокуратура заявила требование переселить Николая в благоустроенную квартиру. Так вот представитель г-на Фаттахова, проявив трогательную заботу о г-не К-ве, заявил ходатайство о привлечении названного господина к участию в судебном разбирательстве в качестве третьего лица. И объяснил это тем, что иск прокуратуры затрагивает жилищные права К-ва и его малолетнего ребенка. Тот факт, что у К-ва имеется собственный дом, представителя районной администрации почему-то не смутил.

Тем временем Игнатьев обратился в суд с иском к К-ву и попросил суд установить, что тот не является членом его семьи. Николай пояснил, что, выдавая себя за его сына, К-в препятствует вселению в квартиру Игнатьева его супруги Гюльнары. Судья Каминский, разрешивший жилищный спор семьи Николая с ее оппонентом К-вым в пользу последнего, к бездоказательному заявлению К-ва о том, что тот доводится Николаю сыном, отнесся с пониманием…

Соответственно, судью Морозова, рассматривающего иск прокуратуры к исполкому, Николай попросил приостановить производство по этому иску до разрешения его иска к К-ву. Судья Хамитова этот иск удовлетворила, установив, что К-в не является членом семьи Игнатьева.

Учитывая это решение, супруга Игнатьева Гюльнара повторно обратилась в суд с иском к исполкому, потребовав, чтобы он вселить ее к законному супругу. Надеюсь, что на этот раз суд ее иск удовлетворит.

Похоже, что такое развитие событий прокуратуру не устроило. Во всяком случае, она определение судьи Морозова об отложении рассмотрения ее заявления прокуратура сочла необоснованным и обратилась в Верховный суд Татарстана с просьбой названное определение отменить как незаконное. Прокуратура, правда, так и не указала, чьи именно права это определение нарушает.

В своей жалобе прокуратура указала на то, что если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, то выселяемым из него гражданам предоставляются другие благоустроенные жилые помещения.

Но, насколько известно, сносить дом, в котором расположена спорная квартира, муниципалитет не собирается. В свое время этот дом и в самом деле признавался ветхим, но непригодным для проживания он не является.

Прокуратура, казалось бы, озаботившаяся судьбой безногого инвалида, тем не менее, согласилась с исполкомом, принявшим «мудрое» решение: заселить в одну квартиру Игнатьева и К-ва с его малолетним ребенком. То, что Николай – человек женатый исполком во внимание не принял. Как, впрочем, и то, что именно Гюльнара осуществляет постоянный внешний уход за своим мужем, в котором тот нуждается как инвалид I группы. Так вот, на самом деле небольшая, но дружная семья Игнатьева нуждается не столько в благоустроенной квартире, сколько в том, чтобы от нее, наконец, отстал К-в.

В законе, - пишет прокуратура, - нет указаний на необходимость предоставления гражданам, не являющимися членами одной семьи, и проживающим в одном, непригодном для постоянного проживания жилом помещении, разных жилых помещений. Но ведь, ни К-в, ни его малолетняя дочь в квартире Игнатьева не проживают. Это следует из акта о фактическом проживании, имеющимся в распоряжении суда (его составила управляющая организация).

К-в изредка наведывается к Игнатьеву, но лишь для того, чтобы жизнь тому не показалась медом. Судье Хамитовой, например, Николай пояснил, что К-в, удалившись на безопасное расстояние и пользуясь беспомощностью безногого инвалида, плюет ему в лицо…

Прокуратура заявляет, что К-в и Игнатьев все же будут переселены в одну благоустроенную квартиру независимо, приходятся ли они друг другу членами одной семьи. Как утверждает исполком города, в Казани не осталось коммуналок. Но, если суд вдруг удовлетворит требование прокуратуры, коммуналка все же появится...

Подозреваю, что в судебную тяжбу прокуратура ввязалась, действуя как бы в интересах Игнатьева потому, что я написал в генеральную прокуратуру о том, что благодаря слаженным действиям (бездействию) органов власти Игнатьев грозит оставление в беспомощном состоянии. А это статья…Фактическим же прокуратура стоит на страже интересов К-ва и его семьи.

Думаю, что Игнатьев все же откажется от предлагаемой ему благоустроенной коммуналки. Теоретически суд может обязать исполком предоставить ее К-ву и тогда принадлежащим ему домом К-в сможет распорядиться по своему усмотрению, например, продав его.

Но здесь есть препятствие непреодолимой силы. Это ЖК РФ, в соответствии с которым гражданин, претендующий на муниципальное жилье, сначала должен быть признан нуждающимся в нем. В отношении К-ва это возможно едва ли, поскольку он располагает собственным жильем. И если уж глава Кировского района Казани не счел нуждающимся в улучшении жилищных условий безногого инвалида, то сможет ли он признать таковым К-ва?

Складывается впечатление, что на самом деле и прокуратура, и исполком Казани, оставаясь равнодушными к судьбе инвалида, бьются за права К-ва и его семьи. И мне совершенно не ясно, почему они это делают. Быть может, для того, чтобы как-то оправдать решение судьи Эдуарда Каминского, сделавшего все возможное (и невозможное тоже), чтобы ситуацию со спорной квартирой разрешить в пользу К-ва, беспардонно ущемив интересы семьи Игнатьева. Ведь это Каминский как бы отселил Гюльнару Зиннатуллину от ее мужа Николая и как бы подселил к нему К-ва со своей дочерью, тем самым грубо поправ права муниципального образования, что, впрочем, ему сошло с рук...

И еще об одном фигуранте дела Игнатьева. Это федеральная Служба судебных приставов-исполнителей. 12 апреля 2013 г. к старшему судебному приставу-исполнителю Кировского районного отдела судебных приставов г. Казани обратилась Гюльнара Зиннатуллина. Она подала ему заявление с просьбой прекратить исполнительное производства по решению судьи Каминского ввиду невозможности исполнения этого решения. Мотивировав она эту просьбу тем, что каких-либо обязанностей на ИК МО г. Казани в отношении ее и К-ва суд не возложил. Надо сказать, что я пробивал названную службу. Но она в нарушение ФЗ 59 до ответа Гюльнаре не снизошла…

А ведь вопросы вселения, выселения и расселения жителей муниципального образования, касающиеся жилья, занимаемого ими по договорам социального найма, в соответствии со ст. 30 ЖК РФ относятся к исключительной компетенции органов местного самоуправления. Другое дело, что они этими вопросами предпочитают не заморачиваться, предпочитая загружать им суд

Но, несмотря на сопротивление органов местного самоуправления, отдельных судей, прокуратуры и ССПИ, дело Игнатьева я постараюсь довести до его логического завершения. Да, прежде всего, мне хотелось бы помочь беспомощному инвалиду. Не менее важно и то, чтобы граждане, терпящие бедствие из-за власти и/или ее попустительства понимали, что справедливость все-таки достижима. Даже в России…

Примечание. Являясь «по совместительству» председателем Общественного совета по вопросам развития городского хозяйства при исполкоме Казани, рукопись этой статьи я отправил председателю Комитета ЖКХ исполкома Казани Искандеру Гиниатуллину, однако никакой реакции с его стороны не последовало. И быть может потому, что квартирным вопросом в Казани городское «министерство» ЖКХ не занимается, поскольку этот вопрос отнесен к компетенции Управления жилищной политики. А это существенно осложняет разрешение вопросов, подобных делу Игнатьева. Надеюсь, что по завершению Универсиады администрация Казани Общественный совет к разработке этой проблемы все же подключит.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Efim
Карма: 86
03.07.2013 13:01, #6883
Основным участником возможного заговора, скорее всего, является судья Каминский. См. http://maxpark.com/community/666/content/2069788
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть