На старые грабли...

«Моментом истины» для проигравших Гражданскую войну лидеров белого движения стал 1921 год, ознаменованный идейным и организационным оформлением русской политической эмиграции
10 июня 2013  13:06 Отправить по email
Печать

«Моментом истины» для проигравших Гражданскую войну лидеров белого движения стал 1921 год, ознаменованный идейным и организационным оформлением русской политической эмиграции.

В Праге вышел сборник «Смена вех». Подвергнув переосмыслению общественно-политическую роль русской интеллигенции, отраженную в «Вехах» 1909 года, он положил начало размежеванию в русской эмиграции на сторонников и противников взаимодействия с Советской властью. Одновременно прошли три крупных форума, не только заполнившие соответствующие идейные ниши, но и сформировавшие политический спектр «непримиримой» антисоветской оппозиции:

— в январе 1921 года в Париже собрался съезд членов Учредительного Собрания, который знаменовал собой восстановление альянса правых эсеров (Авксентьев, Вишняк и др.) с кадетами П.Н. Милюкова. Именно этот альянс, уходивший корнями в предреволюционное политическое масонство, описанное С.П. Мельгуновым, В.И. Старцевым и др., составил «ось» свергнувшего монархию «февральского» ликвидкома — связку Временного правительства с Петросоветом, преемником которого стал появившийся в июне 1917 года Всероссийский ЦИК Советов I созыва. Прозвучавшие на съезде заявления о «народном представительстве» были безосновательными, ибо роспуску Учредительного Собрания предшествовал уход с него большевиков и левых эсеров, что сделало его неправомочным и, следовательно, нелегитимным. А на парижском съезде присутствовали всего 32 его депутата из 56-ти, оказавшихся за границей, и 715-ти в целом. Так в эмигрантском движении появился левый фланг и левый центр;

— правый его центр сложился в начале июня 1921 года, в том же Париже, где прошла конференция «Национального объединения», сформировавшая «Национальный комитет» во главе с А.В. Карташевым. К нему примкнуло правое крыло кадетской партии во главе с В.Д. Набоковым и часть социалистов, разошедшихся с участниками январского съезда, а также представители писательской интеллигенции. Правое крыло «Национального объединения» встало на конституционно-монархические позиции, представленные Русским Народно-Монархическим Союзом Конституционных Монархистов (С.С. Ольденбург);

— тогда же, в начале июня 1921 года, в баварском городке Бад-Рейхенгалле собрался монархический «Съезд хозяйственного восстановления». Сформированный им Высший монархический совет (ВМС) возглавил Н.Е. Марков 2-й, а его последователи действуют и сегодня, избрав местом пребывания канадский Монреаль. К этим сторонникам монархизма, выступающим за восстановление самодержавной монархии, примкнули правые радикалы в лице «штабс-капитанского движения» И.Л. Солоневича.

 

Размежевавшись как с просоветски ориентированными евразийцами, так и с левыми и левоцентристскими противниками Советской власти, правые и крайне правые монархисты объединились под знаменами РОВС — Русского Обще-Воинского союза, который возглавил генерал П.Н. Врангель, присягнувший Великому Князю Николаю Николаевичу Романову. А тот, в свою очередь, выдвинул лозунги:

— непредрешенчества: невозможности для эмиграции определять в отрыве от России будущее политическое устройство страны;

— внепартийности: членам РОВС, под угрозой изгнания из союза, запрещалось вступать в политические объединения партийного типа; исключение делалось только для членов Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП), который рассматривался «будущим» русской военной эмиграции.

 

Последователем того НТСНП стал мюнхенский Народно-трудовой союз (НТС), подрывная деятельность которого в «перестроечные» времена аукнулась появлением двух крупных антисоветских квазипартийных проектов — НПФ «Память» и партии «Демократический союз». Первое отметилось успешным привлечением на свои митинги одного из будущих разрушителей СССР Б.Н. Ельцина, второй стал «инкубатором» многочисленной и разветвленной «демократической многопартийности», сложившейся на обломках КПСС в 90-е годы.

Но своеобразный «медовый месяц» конституционных и самодержавных монархистов в рамках РОВС продолжался недолго. После того, как 31 августа 1924 года двоюродный брат Николая II Великий Князь Кирилл Владимирович Романов провозгласил себя «Императором Кириллом I», а своего сына Владимира Кирилловича — «Великим Князем Наследником и Цесаревичем», между двумя ветвями монархической эмиграции возникли трения, а затем и конфронтация. В «выяснение отношений» самопровозглашенного «императора» с братом Николая Николаевича Петром Николаевичем Романовым были вовлечены и сам «Верховный Главнокомандующий» РОВС, и мать Николая II, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, возмущенная обнародованием в «императорском манифесте» информации о гибели царской семьи, в которую она не верила. Не понравилось ей также, надо полагать, обращение Кирилла Владимировича к «Русской Армии, хотя и называемой красной», с призывом повернуть оружие против Советской власти. Ведь с точки зрения противоположной Кирилловичам «фракции» монархической эмиграции, единственной законной «Русской Армией» считался РОВС.

К 1929 году раскол приобрел организационные и идеологические очертания: смерть Николая Николаевича Романова и Врангеля, а также ряд чувствительных ударов, нанесенных РОВСу советскими спецслужбами, ослабили его позиции, позволив ВМС перейти к открытой поддержке самопровозглашенного «императора Кирилла I».

Противостояние РОВС и ВМС «красной линией» прошло через всю историю русской монархической эмиграции, разделив ее на «легитимистов», признающих права на престол Дома Романовых, и «соборников», требующих проведения Всероссийского Земского Собора с целью провозглашения новой династии.

Суть этого противоборства иллюстрирует «Циркуляр генерала А.П. Кутепова (преемника Врангеля. — Авт.) начальникам отделов РОВС», датированный февралем 1929 года:

«В ближайшее время можно ожидать, что ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО Великий Князь Кирилл Владимирович обратится к русским людям с новым призывом — следовать за Ним. Кругами, близкими к Великому Князю, ведется деятельная работа с целью подготовить для указанного обращения благоприятную почву. Работа эта, к сожалению, ведется и среди наших военных организаций. Имею также сведения, что Высший Монархический Совет предполагает признать Великого Князя — ИМПЕРАТОРОМ. Предположение это, как говорят, вызвало уже известное разложение в Монархической Партии и внесло среди членов ее даже раскол, причем отделилось будто бы все молодое, т.е. все наиболее активное. Возможно, следовательно, что вперед обращения Великого Князя будет выпущено соответствующее обращение Высшего Монархического Совета...».

Наш сюжет будет неполным, если не упомянуть о том, что сегодня существуют два ВМС, и это то самое, что осовременивает рассматриваемую ситуацию, вводя ее в актуально-политический дискурс. Монреальский ВМС во главе с Д.К. Веймарном еще в 1969 году, после возвышения Владимиром Кирилловичем своей дочери Марии Владимировны (а, следовательно, и ее сына — «цесаревича» Георгия Романова-Гогенцоллерна), отказал Кирилловичам в поддержке и перешел в лагерь «соборников». Как бы «в пику» ему в июле 1995 года в России появился «легитимистский» ВМС во главе с князем Зурабом Чавчавадзе — одним из учредителей Российского дворянского собрания (РДС) и генеральным директором Фонда Святителя Василия Великого, тесно связанного с Патриаршей комиссией по вопросам семьи и защиты материнства. В феврале 2012-го и марте 2013 годов последовали обращения французских и российских потомков дворянства к органам государственной власти России. Условием инвестиций в российскую экономику, о которых Президент Российской Федерации В.В. Путин говорил в обращении к санкт-петербургскому Всемирному Конгрессу соотечественников (октябрь 2012 г.), назывался вынос тела В.И. Ленина из Мавзолея и ликвидация захоронений советских партийных, государственных и военных деятелей на Красной площади.

Важно подчеркнуть, что французское обращение подписано Николаем Чавчавадзе — братом автора московского обращения Зураба Чавчавадзе; этот факт, как и общность заявленной тематики обращений, раскрывает их общее происхождение и, следовательно, принадлежность к одной и той же спецоперации по внедрению в России некоего квазимонархического проекта.

Сторонники Романовых — апеллирующие к «цесаревичу» Георгию «легитимисты» — ищут пути использования для реализации этого проекта темы останков царской семьи, найденных в 1991 году под Екатеринбургом и захороненных в 1998 году, по итогам работы ельцинско-немцовской государственной комиссии, в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. (На пути этого сценария стоит непризнание подлинности останков Русской Православной Церковью, поэтому особое внимание «дворянами» уделяется заявлению нынешнего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла о возможности возврата к этой проблеме, которое было сделано им в Киеве в июле 2012 г.).

«Соборники» — последователи «Верховного Главнокомандующего» РОВС Николая Николаевича Романова — утратили внутренние инструменты влияния на свой проект и потому прямо, не скрываясь, обращаются к внешним силам. «Пробный шар» в виде предложения «переучредить Российскую государственность» с помощью призвания на «престол» двоюродного брата британской королевы Елизаветы II герцога Майкла Кентского был запущен политтехнологом С. Белковским в 2009 году. Три года спустя ныне покойный Б. Березовский в русле этого проекта принялся рассуждать о «кандидатуре» внука той же Елизаветы принца Гарри.

Важно понимать не только то, что квазимонархической «обманкой» являются оба проекта. Ведь не имеющий прямых наследников Дом Романовых давно утратил связь с Родиной, а «приглашение на царствие» новых «варягов» в лице предавших Николая II и его семью Виндзоров, как и в случае с «цесаревичем Георгием», является моделью «внешнего управления». Но и наличие тесной, инициативно-деятельной связи монархической эмиграции со спецслужбами Запада, а также Третьего рейха. Чего стоит лишь следующий «афоризм», выданный отцом М.В. Романовой и дедом «цесаревича» Владимиром Кирилловичем на пятый день Великой Отечественной войны: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма..., Я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать ...свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма».

Что здесь комментировать и что констатировать, кроме факта полного разрыва тем самым русской дворянской эмиграции со своим Отечеством, которое они в стремлении «освободить», невзирая на волю народа, предали и «продали» зарубежным спецслужбам?

Чтобы убедиться в ставке эмиграции на вооруженную интервенцию в Советскую Россию хоть кого-нибудь — от Гитлера до Трумэна — достаточно просто перелистать первый том вышедшего еще в 1999 году двухтомного сборника соответствующих документов под редакцией А.Ф. Киселева «Политическая история русской эмиграции». Именно из него почерпнута значительная часть представленной здесь фактической информации.

Подчеркнем также, что письмами князей Чавчавадзе данный сюжет отнюдь не исчерпывается. Активная деятельность по дискредитации советского наследия ведется так называемым «Оргкомитетом „За вынос Ленина“», появление которого на базе фракции ЛДПР в Госдуме с личным участием В.В. Жириновского — не что иное, как развитие «идей» мартовского «открытого письма». Широкий и в основном негативный общественный резонанс приобрели антисоветские и антисталинские высказывания ряда высокопоставленных священнослужителей — Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата РПЦ митрополита Илариона и заместителя руководителя упомянутой Патриаршей комиссии протоиерея Д. Смирнова. Просматриваются связи ряда членов этой комиссии, а также Попечительского совета упомянутого Фонда Василия Великого, бизнесменов К. Малофеева и Е. Юрьева, с глобальными ТНК. «Благодаря» партнерству с компанией «Aton Capital Partners» Юрьева, глобальной инвестиционной группе «Frankline Templeton Investments», удалось заключить партнерское соглашение с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ). Тем самым открывается дорога так называемым «иностранным инвестициям», которых так алчет либеральная часть российского истеблишмента, считая признаком «интеграции» нашей многострадальной Родины в «мировую экономику». На деле же эти «инвестиции» являются не чем иным, как инструментом захвата ключевых отечественных активов, от которых зависит суверенитет страны, некими «внешними управляющими», «троянским конем» которых выступают компрадоры, тесно сотрудничающие с потомками все той же антисоветской «дворянской эмиграции».

В формирующийся «новый болотный альянс», наряду с Жириновским, активно вовлекаются либеральные лидеры «старого болота», так называемые «правозащитники», мечтающие, как читатели ИА REX уже убедились, лишить сограждан голоса, отменив всеобщее избирательное право и превратив их тем самым в новых крепостных. Некоторые «демократы», как «социальные», так и «национальные», прямо заявляют, что монархическое движение в его современном виде, включающее в основном организации, спекулирующие на Православии и пытающие придать ему политический оттенок, является маргинальным. И требуют его «легитимации» с помощью «белоленточников», которые, в свою очередь, обласканы лондонским ЦК и вашингтонским обкомом, много лет навязывающими эту компрадорскую «тусню» московскому «месткому».

По какому праву действуют новоиспеченные «дворяне»? Ведь ясно, что их притязания на власть и «особую» роль в жизни России могут быть достигнуты только с помощью иностранной интервенции и оккупации, подобным тем, которыми их предки уже пытались восстановить свою власть. Вот что писал по этому поводу закоренелый враг России и вдохновитель холодной войны У. Черчилль: «Было бы ошибочно думать, что ...мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело. Эта истина станет неприятно чувствительной с того момента, как белые армии будут уничтожены, и большевики установят свое господство на всем протяжении необъятной Российской Империи».

Понятно, что ни один из «продвигаемых» сегодня квазимонархических проектов незаконен, нелегитимен и противоречит не только патриотизму, но и здравому смыслу. Так что суетливая активность «дворян», если называть вещи своими именами, рассчитана на повторение Февраля 1917-го и августа 1991 годов с помощью «перестройки-2», «затормозившей» с возвращением в президентское кресло В.В. Путина. И создание на месте России «Ноева ковчега» для «золотого миллиарда» и его боссов в лице глобально-олигархического капитала.

Осуществить это без «расчета» с советским прошлым невозможно, а советское прошлое — это символика Красной площади, начиная с Мавзолея В.И. Ленина и кончая рубиновыми звездами на кремлевских башнях. Именно поэтому «дворяне» так против них и ополчились.

Ну что, еще раз наступим на старые грабли, позволив ненавистникам Отечества осуществить задуманное, товарищи и господа?

 

Владимир Павленко — доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для ИА REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть