Александр Князев: «Бишкекский неформальный саммит ОДКБ трудно назвать успешным»

Главным были двусторонние рабочие встречи президента России с главами Киргизии и Таджикистана, а тут даже минимальных прорывов не заметно, считает эксперт
30 мая 2013  20:59 Отправить по email
Печать

Две стремительно сменившие друг друга встречи в верхах – в Бишкеке и в Астане нужно рассматривать во взаимосвязи, хотя их тематика на первый взгляд вроде и различна. В единой матрице лежат результаты. Бишкекский неформальный саммит ОДКБ успешным однозначно назвать трудно. Целый список соглашений, подписанных в Бишкеке на уровне МИДов и других профильных ведомств по линии ОДКБ, необходимы и важны, спору нет, вопрос лишь в том, насколько успешно они будут реализовываться – особенно наиболее сомнительными из участников, Киргизией и Таджикистаном, считает независимый эксперт по Средней Азии и Ближнему Востоку профессор Александр Князев.

Что касается собственно саммита, то его как такового попросту и не было, и не только потому, что не было Александра Лукашенко (с интригующими объяснениями, увязанными с пребыванием в РБ экс-президента КР Бакиева) и Сержа Саргсяна (безо всяких интриг). Участие в бишкекской встрече президента Казахстана Нурсултана Назарбаева носило, вероятно, характер скорее формальный – находясь в привычной для него позиции «над схваткой», глава Республики Казахстан отслеживал, надо полагать, как бы в чём-то не были нарушены интересы его республики, а заодно и выполнял функцию арбитра и миротворца, дабы остальные дискутанты окончательно не переругались между собой.

Главным были двусторонние рабочие встречи президента России с главами Киргизии и Таджикистана, а вот тут каких-либо даже минимальных прорывов не заметно.

С Таджикистаном главным был вопрос ратификации соглашения об условиях пребывания в РТ российской 201-й военной базы, и вопрос не решён, а значит, и масса других, жизненно важных для этой республики вопросов – получение квоты на поставки по льготным тарифам ГСМ, статус таджикских мигрантов, состояние таджикистанских поездов и так далее. Понятно, что речь о таком принципиально важном для Эмомали Рахмона вопросе как участие России в строительстве уже набившей оскомину всем, интересующимся Средней Азией, Рогунской ГЭС не шла вообще. Похоже, президенту РТ впору поручать придворным летописцам написание эпического полотна под условным названием «Рогун-намэ»… И хорошо бы успеть до скорых президентских выборов, где поддержка внешних факторов региональной политики ему просто чрезвычайно необходима – при отсутствии нормальной поддержки собственного электората и брожения в своих же силовых структурах. Впрочем, незадолго до бишкекской встречи Эмомали Рахмон успел слетать в Пекин и подписать Договор о стратегическом партнерстве с КНР. При исторически существующей и стремительно растущей в последние годы в Таджикистане и особенно на и без того неспокойном и нелояльном к Душанбе Памире китаефобии, ход, мягко говоря, очень сомнительный…

Общие декларации киргизских властей о готовности вывести американскую базу из «Манаса» - уже традиционно лишь очередные декларации, на слово уже никто Киргизии не верит. Особенно, учитывая, что одновременно и РТ, и КР обсуждают с США и НАТО вопрос о размещении на территории республик дополнительных западных военных объектов. В Бишкеке строится комплекс зданий для размещения американского разведцентра, об этом уже писало ИА REX, изучается возможность размещения разного рода объектов в Оше, Баткене, Алайской долине. По республике уже интенсивно перевозятся по разным направлениям американские военные грузы неизвестного назначения, что недавно с показушным возмущением констатировал премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев. Кто же будет верить таким президентам, таким премьерам, их словам и клятвам? Думаю, что если российская политика в регионе хоть сколько-нибудь соответствует национальным интересам России, все российские планы и проекты могут как-то начать реализовываться только после 2014 года, если будут реальные подвижки в поставленных российской стороной вопросах.

Встречи были непродолжительны, единственный по настоящему интересный вопрос, пусть и в не вполне адекватной форме, актуализированный Киргизией и Таджикистаном – вопрос строительства железной дороги, которая соединила бы Таджикистан и затем Киргизию с железнодорожной сетью Казахстана и России. Проект неоднозначный, поскольку даже в среднесрочной перспективе дальнейшего продолжения на юг иметь не будет, дальше – Афганистан, прокладка колеи для мытья сапог российского солдата в Индийском океане – давняя мечта Владимира Жириновского – неосуществима в обозримом будущем, да и вряд ли необходима и экономически пока нецелесообразна.

Позитив в другом: в окончательной и бесповоротной привязке предлагаемой железной дорогой двух уже очевидно несостоявшихся как государства постсоветских республик к евразийской системе координат. Это возможности для РТ и КР выйти из транспортного тупика, это возможности для РК и РФ реализовать более активно свои экономические интересы, это возможность более эффективно и уже без оглядки на других факторов обеспечивать на этом участке вопросы безопасности.

Реализация этого проекта поставила бы крест на другом – на давно уже перманентно обсуждающемся в Киргизии строительстве железной дороги Кашгар-Ош-Андижан, которая стала бы прямым конкурентом как российскому Транссибу, так и сразу двум казахстанским транспортным коридорам: автотранспортному Хоргос-Уральск-Минск, и железнодорожному – Казахстан-Туркмения-Иран, последний участок, соединивший Казахстан и Туркмению буквально недавно, в уходящем мае, торжественно открывал побывавший с визитом в Астане президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов.

Любопытно, что предлагая этот проект, ни Рахмон, ни Атамбаев, наверняка не подумали о том, что положительное решение России и Казахстана по вопросу железной дороги, случись оно, заставляет их навсегда отказаться от игр в так называемую «многовекторность». Многовекторость бывает для богатых и сильных, или хотя бы относительно богатых и сильных, бедные же могут получать преференции только в качестве гонорара за лояльность.

Собственно, это относится не только к проекту железной дороги, но и ко всей повестке – не презентованной пресс-службами, а реальной, состоявшейся в Бишкеке встречи.  Показательна в этом плане последовавшая за Бишкеком встреча в Астане по линии ТС и ЕЭС. Если по Украине в плане интеграции с ТС есть хоть минимальные, пусть и очень спорные, решения, то вопрос о "дорожной карте" для Киргизии, похоже, вообще не обсуждался. Разве что дипломатичный всегда хозяин встречи, Нурсултан Назарбаев, в открытом выступлении сделал небольшой кивок «и Киргизия»…

Александр Князев, специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

mikado
Карма: 5
01.06.2013 23:36, #6313
да и трудно было бы ожидать каких-то впечатляющих решений, прорывов... Российская дипломатия вообще не может похвастать успехами, все у нее валится из рук. В чем причина? - в аморфном внешнеполитическом курсе и бесталанных его проводниках.
Подумать только! Контракт на поставку МИГов в Сирию не выполнен с 2007 года!.. Сейчас жареный петух клюнул в одно место, однако не поздновато ли? Это как собака на сене: ни Сирии, ни себе...
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть