Куда пропала Евразийская интеграция и другие «прорывные проекты» Путина: Иван Фомин

Поэтому выход из кризиса по-прежнему один - необходимо наполнить интеграционные программы реальным, а не декларативным содержанием. Сделать это можно, лишь подключив к ним колоссальную накопленную энергию консервативного и лево-патриотического большинства.
9 июля 2012  17:58 Отправить по email
Печать

Сегодняшнее развитие ситуации в стране, и особенно, деятельность той группы, которую принято называть «властью», порождает больше вопросов, чем ответов. С деятельностью «оппозиции» как раз всё понятно, - она занимается тем, чем и должна заниматься – диверсификацией своей работы, движением в регионы, размыванием условного «путинского большинства» на общественном и идеологическом поле и другими полезными и логичными для неё делами.

С «властью» и с пониманием логики её действий всё гораздо сложнее. Например, существует ли какой-то логичный ответ на простой вопрос: куда девалась та масштабная Программа развития, которая была анонсирована в «программных материалах» Владимира Путина, опубликованных в крупнейших российских газетах в начале 2012 года? Безусловно, центральным проектом данного программного пула была и остаётся новая системная интеграция на постсоветском пространстве. Если сегодня посмотреть на состояние этого проекта, то, при всех «конкретных шагах», о которых могут долго рассказывать чиновники, включённые в процессы, можно констатировать, что этот проект пока так и не вышел за рамки узких кулуарных договорённостей и привычных бюрократических игр вокруг «интеграционных бюджетов».

К сожалению, последние события на постсоветском пространстве подтверждают опасения тех, кто полагает, что «интеграционный проект» начинает «рассыпаться» на глазах. Узбекистан заявил о выходе из ОДКБ, переговоры о дальнейшем статусе 201 РВБ в Таджикистане находятся «на грани срыва», Азербайджан выдавливает Россию с Габалинской РЛС, киргизская политическая элита логично задаётся вопросом о правомерности претензий России по поводу натовской базы в Манасе, в контексте недавнего решения об открытии такого же «логистического центра НАТО» в Ульяновске. Здесь же можно вспомнить и вечный «отложенный статус» Приднестровья, провоцирующий постепенный дрейф республики на Запад, и хаос в Южной Осетии, и отсутствие внятной интеграционной политики по отношению к Украине.

Данная «текущая дезинтеграция» постсоветского пространства, развивающаяся вместо заявленной «масштабной интеграции», является вполне закономерной. Отсутствие движения вперёд, в том числе и в данном «интеграционном проекте», де-факто обернулось не сохранением пресловутой «стабильности», а явным регрессом и усилением дезинтеграционных процессов. Как и при езде на велосипеде, в политике нельзя бесконечно балансировать на месте, отказываясь от реального движения, и падение в данном случае также неизбежно.

Поэтому, как и 20 лет назад, реальные причины неудач на постсоветском пространстве следует искать не в происках «коварных» партнёров по СНГ и ОДКБ, не в их «неверности» и «лицемерии», а прежде всего, в отсутствии последовательного курса, ясной политической воли к интеграции, которая должна идти из Москвы. Более того, сегодняшнее отсутствие этой политической воли непонятно не только этим самым «партнёрам по СНГ», которые за 20 лет привыкли держать нос по ветру, непонятно это, прежде всего, и тому базовому социальному слою внутри России, который поддержал данный интеграционный курс несколько месяцев назад.

Данная интеграционная программа пока так и осталась набором пустых деклараций, поводом для бюрократических игр, аппаратных и бюджетных войн. Не произошло самого главного – включения огромной накопившейся энергии широкой общественности России и других постсоветских стран, непосредственно заинтересованной в восстановлении мощного единого государства на Евразийском континенте, в данные интеграционные и восстановительные процессы. Ни на политическом, ни на информационном и идеологическом, ни на общественном поле России серьёзная работа по обеспечению системной общественной и политической поддержки этих интеграционных процессов, по тому, чтобы эта интеграция стала системной и необратимой, по сути, не ведётся.

При наличии того базового социального слоя, который условно называют «путинским большинством», наличие которого с болью в сердце признала и сама либеральная оппозиция, вероятно, нужно быть просто слабоумным, чтобы не только не включать этот слой и его энергию в разворачивающиеся сегодня политические процессы, но и продолжать всячески его игнорировать и блокировать. Вместо этого российские власти продолжают реализовывать, как им кажется, «беспроигрышную стратегию» некоего «внутриэлитного консенсуса», надеясь преодолеть разворачивающийся сегодня системный кризис на своём, сословно-бюрократическом уровне. Всё это скорее напоминает сеанс затянувшегося аутотренинга, чем системную работу с общественно-политическим полем страны, которая востребована в данной ситуации.

На фоне этого «активного недеяния» властей параллельно происходит эшелонирование и  структуризация либерального протеста и по всем ключевым направлениям: от  движения в регионы, до активизации идеологических центров и институтов, захвата в своё силовое поле так называемых интеллектуальных и творческих элит, а также – крупных бизнес-структур, которые с недавнего времени не считают нужным скрывать свою причастность к реализации «Перестройки–2».

Нет сомнения, что всё это закончится новым мощным наступлением на правящую группу, и удар по интеграционным процессам на постсоветском пространстве, дальнейшее нарастание либерально-националистической активности, призыв к «цивилизованному западному сообществу» защитить Россию от «путинских ордынцев» будет играть в данной стратегии не последнюю роль. Поэтому выход из кризиса по-прежнему один - необходимо наполнить интеграционные программы реальным, а не декларативным содержанием. Сделать это можно, лишь подключив к ним колоссальную накопленную энергию консервативного и лево-патриотического большинства. В противном случае неизбежным станет просто «выпадение» нынешней элиты из актуального политического контекста, с самыми негативными последствиями и для неё самой, и для провозглашенной ей «евразийской интеграции», и для России в целом.

эксперт ИА REX, шеф-редактор журнала «Сократ» Иван Фомин

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть