Либерализация Уголовного кодекса: за и против

14 сентября 2011  16:05 Отправить по email
Печать

Тема либерализации Уголовного кодекса РФ новь выходит в число наиболее обсуждаемых. На прошлой неделе законопроект, смягчающий наказание за преступления небольшой и средней тяжести, принят Госдумой в первом чтении. Так, за экономические преступления, совершённые в первый раз, можно будет откупиться. За клевету и контрабанду уголовное наказание вообще отменяется. Для наркоманов, которые были уличены в хранении и сбыте наркотиков, но при этом сами нуждаются в лечении, предусмотрена отсрочка уголовного наказания на срок до 8 лет. Также вводится новый вид наказания — принудительные работы.

Как может сказаться принятие этого законопроекта на криминогенной обстановке в российском обществе? Можно ли сказать что-то положительное об опыте использования принудительных работ в других странах? На эти вопросы ответили эксперты ИА REX.

Член президентского совета национального союза архитекторов Украины Виктор Глеба (Киев):

Советский фильм «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» прекрасно иллюстрирует тезис о том, что принудительные работы (когда космические корабли бороздят просторы вселенной) прекрасный повод для воспитания личности.

В США, например, принудительные работы, как мера наказания для нетрезвых водителей и звёздных наркоманов — широко распространённая форма «воспитания». В современной России, Украине и других странах экс-СССР принудительной работой за символическую плату занимается 70-80% населения. Поэтому Уголовный Кодекс не смягчению подлежит, а трансформации, вместе с управленческой системой государства.

Тюрьмы переполнены невинно севшими людьми, осознающие свою безнаказанность судьи и обнаглевшие от вседозволенности прокуроры, крышующие криминал менты и руководящие всем этим вожди — вот неполная картина криминогенной обстановки к юбилею СНГ.

Журналист Даниэль Штайсслингер (Израиль):

Принудительные работы есть и в других странах, нередко это является уловкой для освобождения элитных белых воротничков от наказания за не слишком серьёзные прегрешения: их же не горшки посылают выносить в доме престарелых, а дают канцелярскую работу в благотворительных организациях. А либерализация УК, имхо несвоевременна, она может быть к месту на фоне резкого снижения насильственной и имущественной преступности.

Редактор службы новостей сетевого журнала Игорь Богатырёв (Тверь):

Когда в нашей стране и в наше время начинают говорить о любых преобразованиях, как бы правильно и заманчиво они ни звучали, у искушённого человека сразу же появляется резонный вопрос: кого именно, как и для чего этими преобразованиями предполагается на практике поднять, а кого — нагнуть? Оценивая приоритеты власти на сегодняшний день, можно сделать однозначный вывод о том, что главное для неё — спокойствие и благосостояние крупного капитала и его подручных. Соответственно этому выводу следует, и предполагать, какой именно будет «либерализация УК», кто от неё выиграет, а кто проиграет. Развивать тему далее не считаю нужным — каждый может прогнозировать и фантазировать сам, благо само направление «реформы» сомнений не вызывает.

Независимый журналист и блогер Александр Русаков (Москва):

Президент Дмитрий Медведев, давно говорил, что не надо лишать свободы людей за мелкие преступления. По моему мнению, это правильно. Ударил один раз человека по лицу и получил 2-3 года! Или украл от голода поросёнка — тоже 3 года тюрьмы. Я считаю, что за такие преступления надо штрафовать, а не сажать за решётку.

И бюджет освободится от лишних расходов на содержание таких мелких преступников. При этом надо перед принятием закона разъяснить людям позицию власти и с цифрами на руках убедить их в полезности такого решения. Сейчас народ власти не доверяет, и любые изменения трактует как антинародные. Это подтверждает, в частности, мой опрос по этой теме в социальной сети Гайдпарк. На вопрос «Как Вы относитесь к либерализации Уголовного кодекса РФ?» ответили: 70% — отношение к либерализации УК отрицательное, 24% — положительное, 6% — предпочли свой вариант.

Комментаторы опроса пишут о согласии с Глебом Жегловым, что воры должны сидеть в тюрьме, а не в Государственной думе, Совете Федерации, Администрации президента и прочей вертикали-горизонтали. Некоторые комментаторы отмечают, что главными проводниками этой либерализации являются непрофессионалы из полиции и следственных органов. Благодаря их неквалифицированной работе подавляющее большинство преступлений остаются не раскрытыми, а преступники легко уходят от заслуженного наказания. Поэтому в России последнее время участились случаи самосуда и волна их нарастает.

Культуролог, кандидат философских наук Лариса Бельцер-Лисюткина (Германия):

То есть за экономические преступления — не отсидка, а штраф? С учётом незапятнанного прошлого? Это замечательно! А с наркоманами — тем более. Логично, что сначала на лечение, а потом уж в суд, если есть состав преступления.

Принудительные работы — в контексте российской новейшей истории это звучит чудовищно. Но на самом деле это будет означать, что люди, совершившие нетяжёлые нарушения закона, не пойдут на отсидку в бараки, где СПИД и грязь, голод и туберкулёз, а будут отрабатывать сколько-то назначенных рабочих дней с целью возмещения ущерба или перевоспитания. Этой мерой довольно широко пользуется в Германии ювенальная юстиция. Понятие «малолетка» суд может, учитывая индивидуальную оценку личности обвиняемого психологом, отодвинуть аж до 27 лет. Перед тем, как удалиться на вынесение решения, судья всегда опрашивает присутствующих в судах над малолетками социальных работников и психологов: «Вы как считаете, в данном случае следует судить по законодательству о малолетних, или по взрослому УК?». В ответ специалисты должны выступить с обоснованием своих рекомендаций. И если у подсудимых личность ещё незрелая, то их до 27 лет могут судить по ювеналке. Почему в России такой страх перед введением ювенальной юстиции, можно объяснить только тяжёлым наследием сталинизма и общим недоверием к власти, любой, в том числе и той задачей, которой является соблюдение прав детей и подростков.

Мне кажется, что принятие этих законов и в самом деле является попыткой смягчить российские «законы джунглей», о которых сами зэки говорят: «В нашем лагере срока от 20-ти до 40-ка».

Параллельное обсуждение законов об отмене свободы абортов существенно сводит на нет общую тенденцию к гуманизации унаследованного от СССР авторитарного свода законов. К тому же не меняется фактор волюнтаристского использования законов в правоприменительной практике. Никто не мог себе даже в страшном сне представить, что закон, запрещающий разжигание национальной и социальной розни, послужит обоснованием погромов на художественных выставках современного искусства, травли и осады квартиры неугодного журналиста (Александра Подрабинека) и для того, чтобы топтать ногами портреты лидеров оппозиции в рамках легального молодёжного движения. Так что окончательный результат гуманизирующей судебной реформы надо ещё подождать. Тут возможны сюрпризы, связанные со спецификой российской политической системы и со слабостью контроля над законностью со стороны гражданского общества.

Политконструктор Юрий Юрьев (Одесса):

Считаю, что лица, наносящие ущерб без насилия, безопаснее для общества, чем склонные к насилию. И если есть возможность сразу же погасить ущерб «с лихвой», то лучше её и использовать, это здраво и по экономическим соображениям, и по соображениям сохранения численности населения и уровня его здоровья. Это раньше, когда население стабильно росло, было допустимо карать и профилактировать доказанные правонарушения в особо крупных размерах смертной казнью или пребыванием под стражей. Ныне, когда ценен каждый гражданин, и наука знает, что здоровье граждан определяет здоровье их потомства — стране полезнее предложить «штраф», «залог» или «откуп». Мировая практика «штрафов», «залогов», «откупов» и даже «принудительных работ» сохраняет здоровье и жизни тех, кто преступил закон, не будучи профессиональным преступником. Этим государство, во-первых, быстро покрывает ущерб потерпевшим и властям, во-вторых, не погружает гражданина в среду профессиональных преступников в тюрьмах, в-третьих, обладает запасом трудовых ресурсов для работ секретного и оборонного характера, в-четвёртых, этим сохраняются семьи и их бюджеты, в-пятых, показывает не только принцип неотвратимости возмездия, но и гуманность государства и народа.

Напомним, 6 сентября Госдума поддержала третий пакет президентских поправок по либерализации УК РФ. Во-первых, теперь судьи смогут более гибко подходить к принятию решений о наказании: если нет отягчающих обстоятельств или есть смягчающие, суд может снизить ответственность на одну ступеньку, сделать приговор более мягким.

Если человек совершает преступление небольшой тяжести впервые, и у него нет отягчающих обстоятельств — можно не волноваться: по новому либеральному УК его не могут наказать лишением свободы. Будет по-прежнему гулять на воле либо получит наказание нового типа — принудительные работы. Они станут альтернативой лишению свободы за совершение преступления небольшой и средней тяжести. В принципе, даже за тяжкое преступление можно получить вместо срока всего лишь принудработы — но только в том случае, если человек совершил это тяжкое преступление впервые.

Логика введения поблажек для тех, кто нарушает закон впервые, не совсем понятна. По старым законам человек, совершающий преступление повторно, назывался рецидивистом и получал срок, чуть ли не втрое больше чем обычно. И в этом была логика: нарушил закон — садись в тюрьму, нарушил повторно — значит, не исправила тебя тюрьма, ты рецидивист, и сидеть тебе теперь долго, чтобы народ жил спокойно. Нынешняя либерализация использует какую-то другую логику.

Большой интерес вызывают корректировки наказаний за экономические преступления. Гражданин, совершивший такое преступление теперь сможет избежать уголовной ответственности на законных основаниях. Достаточно будет совершить всего два платежа. Первый — полностью возместить ущерб, если человек обвинялся в неисполнении обязанностей налогового агента, уклонении от уплаты налогов и (или) сборов с физлица, уклонении от уплаты налогов и (или) сборов с организации (статьи 198–199.1 УК РФ). Второй платёж — перечислить в федеральный бюджет возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба.

Эту статью УК уже успели окрестить «узаконенной взяткой»: теперь деньги, которые раньше шли в карманы коррумпированных чиновников, начнут пополнять бюджет государства.

Также появились «расценки» на клевету и оскорбления, в том числе в адрес судей, прокуроров, следователей: теперь это не уголовное преступление, а всего лишь административное правонарушение. В Кодексе административных правонарушений появится статья 5.59. «Клевета», согласно которой распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, будет наказываться штрафом в размере от 1 тыс. до 2 тыс. рублей для граждан, от 10 тыс. до 20 тыс. рублей для должностных лиц, от 100 тыс. до 200 тыс. рублей — для юрлиц.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть