Государство вводит цензуру для интернет-СМИ?: мнения

Эксперты прокомментировали корреспонденту ИА REX рассмотрение в Госдуме законопроекта, предлагающего приравнять к СМИ любые интернет-сайты и поручение президента РФ Дмитрия Медведева о внесении изменений в законодательство РФ о СМИ, предусматривающие ответственность редакций интернет-СМИ.
7 июня 2011  18:33 Отправить по email
Печать

ИА REX: Российская власть опасается флэш-мобов к осенним выборам? Они не понимают, что кроме .ru есть ещё много других доменов?

Марк Сандомирский — психолог и психотерапевт, кандидат медицинских наук (Россия):

Всё зависит от конкретных формулировок закона. Если ответственность интернет-СМИ будет наступать за то, что после предупреждения о необходимости удаления противоправного пользовательского контента (комментариев читателей) — это вполне логично и соответствует мировой практике. Если же ответственность будет наступать до такого предупреждения — конечно, в наших условиях найдётся немало желающих превратить подобный закон в виртуальный «молот ведьм» для устранения неугодных кому-либо СМИ. Причём основными его пользователями могут стать не те «уполномоченные провокаторы», которые по службе обязаны заниматься устранением неугодных, а сами же СМИ — те, для которых непреодолимым окажется соблазн использовать подобное оружие для устранения конкурентов. К тому же среди пользователей рунета, увы, хватает неадекватных личностей, которые могут выступить «провокаторами поневоле» (будь то политические маргиналы или просто душевнобольные юзеры). Тогда для интернет-СМИ останется два выхода, либо жёсткая премодерация пользовательских комментариев — либо вообще отказ от них.

Алексей Байков — главный редактор сайта «Актуальная история» кандидат исторических наук:

Мнение таково, что в данном случае интернет-общественность подняла шум совершенно без повода, и мало кто ходил по ссылкам и искал оригиналы реплик Медведева и данных им поручений. Мне же пришлось взять на себя труд разыскать оригинал беседы президента с представителями электронных СМИ и социальных сетей.

И вот дословная цитата:

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, это мы выходим сейчас с Вами на известную проблему о том, насколько совместимо общее законодательство о средствах массовой информации с интернет-СМИ. И насколько те критерии, которые ещё в советский период, может быть, даже создавались, могут использоваться при ответственности, допустим, СМИ, которое существует в интернете. Опять же я не призываю к тому, чтобы немедленно начать изменение законодательства о СМИ, потому что это тоже одна из наших «священных коров». Как только об этом что-то говоришь, то сразу начинаются упрёки, что ты хочешь накинуть очередную удавку на гласность и всё остальное. Но эта проблема должна, так или иначе, в какой-то момент получить своё разрешение. В противном случае вы будете завалены такими исками, и вам будет очень трудно отбиваться. Я не буду скрывать, я за этим не слежу.

По итогам этой встречи президентом было дано следующее поручение:

Подготовить предложения о внесении изменений в законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации, устанавливающих пределы ответственности редакций средств массовой информации, распространяемых в сети интернет, за размещение комментариев читателей и высказываний третьих лиц, нарушающих законодательство Российской Федерации, в том числе законодательство о противодействии экстремистской деятельности.

Ответственный: Щёголев И.О.

Срок — 1 августа 2011 г.

То есть речь, как мы видим, идет о том, чтобы не «установить», а, напротив, — ограничить ответственность редакторов электронных СМИ за размещаемые у них высказывания третьих лиц, в том числе и содержащие нарушения действующего законодательства.

Раньше в этой области царил де-факто правовой беспредел. «Инициативные группы граждан», а вслед за ними — и суды ставили знак равенства между редактором СМИ и анонимным комментатором. В результате любое интернет-издание оказывалось перед лицом альтернативы — либо нанимать армию модераторов, оперативно мониторящих и стирающих все «противозаконное», либо полностью отключать возможность комментирования.

Те же самые правовые нормы делали невозможным цитирование в СМИ различных точек зрение по одному и тому же вопросу, поскольку автоматически приравнивали мнение третьего лица к позиции самой редакции (что в корне противоречит тем принципам, на которых стоит журналистика).

Судя по всему готовящийся закон (если у Медведева хватит напора на то чтобы его «пробить») будет действительно прогрессивным. К примеру, представители РПЦ уже высказались против данной законодательной инициативы президента, что уже само по себе говорит в её пользу.

Игорь Богатырёв — журналист, редактор службы новостей сетевого журнала «Полярная звезда» (Россия):

Честно говоря, не думаю, что всё это делается к выборам. У нас выборы давно уже проходят так, что повлиять на них не может не только интернет (в котором, кстати, присутствует крайне мизерная часть россиян), но и вещи куда более мощные и действенные, хотя бы на первый взгляд, — например, законодательство или даже Конституция. Думаю, что это просто логичное продолжение атаки на свободу слова и свободу мысли, ведущееся уже несколько лет. Это — логичное продолжение 282-й статьи, по которой можно сажать в принципе любого, — за любую критику кого угодно, квалифицируя её, как «разжигание ненависти к социальной группе». Теперь можно будет сажать уже и за критику не свою, а «третьих лиц», только и всего. Что же до расположения сайтов в других доменных зонах, то это, как я считаю, не столь важно. Во-первых, всё равно достаточно «дичи» для органов как было, так и останется в зоне ru, во-вторых, при желании можно будет привлечь и «иностранных коллег», чтобы достать людей и из-под других зон. Дело-то общее... Для них...

Даниэль Штайсслингер — журналист и переводчик (Израиль):

Вне зависимости от выборов: информационная война с выходящими за грань постижимого уму подставами и фальсификациями — это стиль последнего времени. Причём техническим возможностям, которые интернет предоставляет любому, вообразившему себя гигантом пиара, позавидовал бы доктор Геббельс, у которого самым продвинутым средством был кинематограф.

Так что, в любом случае, с буйством свободы в информационном поле надо что-то делать, оно превращается в оружие массового поражения, которое нельзя применять бесконтрольно. Какой-нибудь 16-летний мальчишка с группой такой же малолетней шпаны может из озорства осуществить тектонические изменения в геополитике (в общем, ситуация блондинки на танке или макаки с гранатой).

Да, есть и не только .ru. Есть .com, .net, .org и т.п. Только в случае чего, можно перекрыть доступ ко всему «.не-ru» техническими средствами за считанные минуты.

Алексей Дубинский — консультант и изобретатель (Украина):

Власти желают регулировать рунет. Создать пресловутое правовое поле, чтобы потом использовать привычные методы контроля прессы. Да, они не вполне понимают специфику интернета. Шансы на успех невелики. Стрелять законопроектом по флеш-мобам бессмысленно.

Юрий Шимановский — писатель и программист (США):

Много ещё есть читателей, которые не знают, как работает интернет и что такое СМИ. Закон, в сущности, разрешает любому человеку запросто организовать свое собственное СМИ. И что в этом плохого, если у нас станет больше интернет-изданий? Неужели будет лучше, если людям запретят заводить СМИ? Потом, зачем эти упоминания доменов — ru, com и т.д. Я на любом домене могу сделать сайт и подать заявку на регистрацию. И это будет русское СМИ, даже если сайт физически в Гондурасе. И уж совсем непонятно, зачем я, подавший в здравом уме заявку на регистрацию, побегу переносить сайт из одной зоны в другую, после получения этой регистрации. По поводу ответственности за комментарии. Очень хорошая инициатива президента Дмитрия Медведева. Давайте начнем с метафоры. Вот есть у вас дом. Вы лично — честный человек, хороший семьянин и чемпион района по спортивному рыболовству. Но при этом одна из комнат Вашего дома используется как наркопритон для третьих лиц. Там же террористы собирают взрывные устройства. Угол комнаты отделён ширмочкой в целях организации маленького борделя с участием несовершеннолетних. Для удобства использования, помещение имеет отдельный вход со двора и не запирается на ключ. Пользоваться комнатой для упомянутых целей может любой желающий. Вы даже не знаете, как зовут посетителей. Представили? Согласитесь, что когда всех посадят, ваш срок будет даже больше, чем у остальных, несмотря на то, что вы — чемпион района. Мало того, все согласятся, что вас посадили за дело, и ещё добавят: «Жалко, что не расстреляли».

Интернет-сайт — это такой же виртуальный дом и чья-то собственность. Почти каждый сетевой пользователь имеет персональный блог. Но никто из нас не позволит, чтобы в нашем блоге анонимные комментаторы помещали детскую порнографию или сговаривались о грядущих преступлениях, верно?

Вы вообще запретите писать то, что вам лично не нравится, причём без объяснения причин. Просто посоветуете «валить отсюда куда-нибудь в другое место» и забаните. Если ваш блог популярен, скорее всего, у вас имеется премодерация для определенных категорий пользователей и никакой «офицер» ничего туда не напишет без вашего благословения. Почему бы так не поступать и СМИ? У сайта есть владелец, как и у дома или блога. Будь добр отвечать за действия посетителей. Средства тебе предоставлены. В общем, закон де-юре закрепляет то, что пользователи и без того давно знают и практикуют. Ничего нового не произошло.

Евгений Царьков  политолог, народный депутат (Украина):

Рад, что нашёл подтверждение своего тезиса о «свободе слова» в теме этого опроса. Многие журналисты современности, дети «демократии» и «независимости», постоянно льют грязь на всё советское и социалистическое. Одним из тезисов «независимых» и «демократических» является утверждение о тотальной цензуре в СССР. В противовес они взахлёб рисуют радужные картины сегодняшней ситуации в СМИ.

Да, в СССР была цензура. Цензура одной партии в интересах одного народа. Цензура на порнографию, на пошлятину, на пропаганду насилия и жестокости. Цензура на кич. Цензура на непрофессионализм. Сегодня же, цензур столько, сколько и владельцев самих СМИ. То есть в тысячи раз больше. Хозяин СМИ вводит тотальную цензуру на все то, что лично ему не по душе. Разнообразие цензур ошибочно воспринимают за демократию и свободу слова.

Достаточно сопоставить два-три телеканала, несколько газет и журналов, включая интернет-издания, и сразу виден контраст. На одном канале своя «свобода слова», на другом — своя.

За последние 20 лет «независимости» не снято ни одного выдающегося художественного кинофильма, ни одного выдающегося мультсериала или сказки для детей, ни одного массового научно-популярного проекта. Всё что выпускают в свет, базируется на примитивных принципах пошлого юмора, секса и порнографии, насилия и жестокости, ненависти, мести и интригах. Даже новостной жанр базируется на «горяченьком» и «изюмистом» сюжете.

Одну и ту же новость, к примеру, о бомбежках Югославии или Ливии один источник СМИ преподносит как миротворческую акцию, второй как «просьбу трудящихся», а третий как открытую войну. И таких примеров — каждый день.

С помощью именно такой мозаичной цензуры (такой термин счел самым уместным) общество и народы разбивают по сотам, по национальным квартирам, по классам, по политическим лагерям и гетто, и даже по берегам Днепра.

И сколько бы ни лили грязь на мою Родину — СССР, на примерах книг, периодики, кинематографа, мультипликации, драматургии и композиторстве по сегодняшний день видно одно — СОВЕТСКОЕ, самое доброе, светлое и профессиональное, до сих пор в захлеб читают, слушают и смотрят все поколения, даже те, кто родился после развала великой страны. Я не думаю, что первый «шедевр», который вышел вне советской цензуры — «Маленькая Вера» — сделал переворот в искусстве. Точно так же, как этого не сделали и тысячи других низкопробных проектов, включая «Бумер», «Жесть» и прочую продукцию, оболванивающую целые поколения молодежи. Но тогда на такой ширпотреб общество накинулось как на яркие пластиковые упаковки маргарино-масла «Rama», отторгнув наше «крестьянское» с неповторимым сливочным, натуральным вкусом.

Советская цензура легко пускала к нам Ремарка, Твена, Лондона, Уоррена и защищала от либерально-буржуазной грязи. Советская цензура выполняла свою главную задачу — сохранение морального и здорового общества.

Недавно, листая странички интернета, я нашел подтверждение своему убеждению. Джон Свинтон, бывший руководителем редакции газеты «Нью-Йорк таймс» в течение десяти лет в 1860-1870, и впоследствии руководителем редакции «Нью-Йорк сан» в течение восьми лет, а потом издававший собственную газету, называемый коллегами «декан журналистики» был почётным гостем на банкете организованном в его честь в 1880 году. Кто-то предложил тост за свободную прессу. Свинтон привёл собравшихся в ярость, заявив: «Сегодня в Америке нет такой вещи как независимая пресса. Вы это знаете, и я это знаю! Ни один из вас не осмелится написать, что думает. А если и осмелится, то заранее зная, что в печать это не попадёт. Мне платят, чтобы я держал язык за зубами. Вам платят за то же самое. И любой из вас, кто будет настолько глуп, что напишет честную статью, будет, вышвырнут на улицу. Если бы я решился опубликовать свое честное мнение, я бы остался без работы в 24 часа. Работа журналистов уничтожать истину, стелиться, извращать, очернять, лебезить перед Мамоной и продавать свою страну и свою расу за хлеб насущный! Вы знаете это, и я знаю это, так что это за вздор — поднимать бокал за независимую прессу? Мы инструменты и слуги богатых людей, стоящих за кулисами. Мы марионетки, они дёргают за ниточки, и мы пляшем. Наши таланты, способности и жизни принадлежат им. Мы интеллектуальные проститутки!».

Вот так. И это истина. И это правда.

 

Напомним, что 3 июня, в Госдуме во втором чтении состоялось рассмотрение законопроекта члена партии «Единая Россия» Валерия Комиссарова, предлагающего приравнять к СМИ любые интернет-сайты. В первоначальном варианте в СМИ решили не записывать интернет-радио- и телепрограммы. В новой редакции СМИ будут считаться сетевые издания, теле-, радиоканалы или программы, прочие интернет-ресурсы. Законопроект устанавливает, что сайт будет считаться СМИ только при условии прохождения регистрации, проведенной государственными ведомствами. Таким образом, владелец выбирает статус своего сайта и при желании может подать заявку на регистрацию.

Свидетельство о регистрации дает редакции сайта ряд преимуществ, например, возможность, запрашивать информацию в госорганах, получать содействие со стороны правоохранительных органов. Кроме того, цена рекламы на сайтах, которые станут СМИ, возрастет, отмечают эксперты.

Однако права предполагают и ответственность. Сетевому изданию придется тщательнее проверять информацию, а в случае двух предупреждений за ненадлежащую работу издание будет закрыто по иску Россвязькомнадзора. Отметим, что обращение любого лица может стать поводом для проверки

ТВ и радио СМИ в интернете на соответствие лицензии. Юристы полагают, что в случае приравнивания сайтов к СМИ многие российские порталы переедут из Рунета в зону .com. Отметим, что накануне президент РФ Дмитрий Медведев поручил внести поправки в законодательство о порядке работы СМИ в интернете, которые предполагают ответственность ресурса за размещенные на сайте комментарии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Сможет ли Зеленский вернуть мир на Украину?
83.2% Нет, он продолжит политику Порошенко.
Поддерживаете ли Вы отставку правительства Медведева?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть