Советское и российское в современной России: Павел Крупкин

Эксперт по философии политики, эпохе Современности, практикам развития общества, научный руководитель Центра изучения современности (Франция-Россия) Павел Крупкин прокомментировал корреспонденту ИА REX проблему соединения советского и российского в общественном сознании.
27 мая 2011  13:31 Отправить по email
Печать

Как советское интегрировано в российскую постсоветскую жизнь? На мой взгляд — достаточно хорошо. Ведь если приглядеться к повседневной жизни брежневского периода, то можно различить нечто вроде «двух лиц». С одной стороны — это примат культуры, призывы к творчеству, ориентиры на все лучшее в части результатов гуманистической мысли. С другой — произвол начальства, постоянное враньё и лицемерие, сталкивание людей лбами через их уплотнение выше естественного предела и через дележ дефицитов. И поминая СССР, каждый обращает внимание лишь на какое-то одно из лиц этого «двуликого Януса», полностью выводя за пределы своего сознания другое его лицо.
Если мы теперь взглянем на текущую российскую жизнь, то увидим, что по результатам реформ произошло отфильтровывание и отбрасывание практически всего хорошего, что было тогда, с сохранением многого отрицательного. Всё также начальство живет вне закона и творит произвол, оно продолжает источать лицемерие, призывая нас к творческой работе, и нахваливая созданный им социальный порядок. Люди всё также уплотнены выше естественного предела, что стимулирует их грызть друг друга. При том начальством была допущена возможность свободно говорить об этом всём, чего было нельзя делать в СССР, и это делает переживание людьми своих условий жизни значительно более острым.

От чего избавились совсем — так это от разговоров об идеальном, включая «большое целеполагание». Победители — выходцы из большевистского агитпропа — ликвидировали техноструктуру. Именно этой цели служит слабое финансирование «науки», а дополненное плохим финансированием педагогики, всё это резко сокращает потенциал воспроизводства, каких бы то ни было субъектов развития. Нео-большевики установили в стране социальный порядок, похожий на старый добрый феодализм, причём для себя они сделали исключение, вывезя свои семьи жить в развитые страны мира. И можно видеть, что-то, от чего победители избавились при постсоветском транзите — это от универсальных вещей, характерных для всего развитого мира. Ничего специально-советского нет ни в науке, ни в педагогике, ни в культуре, хоть эти универсальности составляли суть первого лица советского Януса.

Так и получается, что советское в своей большевистской части присутствует в российской повседневности слишком в больших количествах. Большевизм прёт из всех пор социальной ткани произволом начальства и криминала, постоянным насилием и сверхэксплуатацией людей, прогрессорскими лицемерными нравоучениями о справедливости сущего и о благости для достойных.

Так что чего там ещё хочется интегрировать из специфически советского больше? Разве что обратить внимание на давно забытый аромат «советов без большевизма»?

Эксперт ИА REX по философии политики, эпохе Современности, практикам развития общества, научный руководитель Центра изучения современности (Франция-Россия) Павел Крупкин

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
37.3% Считаю защитником.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть