18+

Справедливость в современной России: понимание, запрос и его реализация

Владимир Римский
26 апреля 2017  01:33 Отправить по email
В закладки Напечатать

В докладе будут представлены некоторые результаты социологического исследования справедливости, проведенного ИНДЕМ в течение 2013-2015 годов. Методами этого исследования были настольный анализ ранее проведенных исследований, полуформализованные экспертные интервью, фокус-группы и массовый анкетный опрос граждан по репрезентативной российской выборке. Результаты этого исследования были сопоставлены с теми, которые были получены ИС РАН весной 2012 года в общенациональном социологическом исследовании мечтаний и целей в жизни российских граждан.

Термин «понимание справедливости» используется ниже в значении усвоения индивидами содержания понятия справедливости, а также усвоенных ими тех или иных образцов, стандартов, норм, принципов и смыслов справедливости. На основе своих пониманий справедливости индивиды осуществляют оценивание того, насколько справедливыми являются наблюдаемые ими социальные процессы или явления, действия тех или иных социальных субъектов, а также ситуации, в которые они сами оказываются вовлечёнными и их собственные действия.

Участники фокус-групп, проведённых в исследовании Фонда ИНДЕМ, неоднократно указывали, что понимания и смыслы справедливости субъективны, что у каждого – своя справедливость. Причиной, по мнениям участников фокус-групп, является то, что справедливость – это личное качество, что каждый человек понимает справедливость из личного опыта.

Но в таком консенсусе признания субъективности справедливости есть и некоторое противоречие, потому что участники фокус-групп указывали, что справедливость предполагает применение одинаковых для всех норм общепринятой морали. Поэтому справедливость не должна быть только личным качеством человека, она должна, как минимум, включать и некоторые нормы общепринятой морали. И тогда для обеспечения справедливости скорее необходим баланс индивидуализма и коллективизма в сознании и поведении каждого члена общества.

Уровень рефлексии пониманий и смыслов справедливости у участников фокус-групп был не очень высоким. Фактически, никто из них не сумел сформулировать самостоятельно те или иные смыслы или понимания справедливости, которыми они сами руководствуются при определении того, что является, а что не является справедливым. Участники фокус-групп определяли справедливость и несправедливость в соответствии со своим нравственным чувством, скорее интуитивно, чем рационально, не умея и не считая необходимым обосновывать критерии своих оценок того, что справедливо, а что несправедливо в тех или иных обсуждавшихся в дискуссиях на фокус-группах ситуациях и конфликтах.

И только в отдельных случаях они предлагали те или иные понятные им понимания справедливости, в первую очередь те, которым они привержены в своей повседневной жизни. Но и для таких пониманий справедливости участники фокус-групп не предлагали обоснований того, почему такое понимание справедливости имеет право на существование, почему тому или иному из таких пониманий необходимо следовать в своей повседневности. Видимо, такие обоснования не являются актуальными в сознании наших граждан, а оценки того, что справедливо, а что несправедливо они выносят скорее интуитивно, чем рационально.

Такое понимание справедливости и приверженность таким принципам справедливости в современной России является определённым подтверждением социологической теории справедливости Болтански и Тевено, в соответствии с положениями которой, в частности, «значения справедливости, как правило, мы принимаем как данное, как должный порядок вещей. Они отражают не нормативные правила и процедуры, ведущие к справедливости, а описывают значение справедливости, базирующееся на неэксплицируемых правилах, укорененных в традициях и верованиях определенной формы жизни» [Печерская, 2011, с. 18]. Поэтому – что справедливо, а что несправедливо индивиды чаще всего определяют в соответствии со своим чувством справедливости, т.е. не рационально, а вне рациональных аргументов. Это чувство справедливости формируется у индивидов в процессе их социализации и детерминирует, как правило, рациональные обоснования справедливости. Поэтому получается, что согласие о справедливости, к которому в тех или иных ситуациях приходят индивиды, это скорее «не согласие мнений, а согласие их форм жизни» [Печерская, 2011, с. 19].

Следовательно, и теоретически, и по результатам эмпирических исследований получается, что понимания и принципы справедливости формируются в процессах социализации в сознании индивидов скорее как чувства, чем как рациональные обоснования. И поэтому согласие о справедливости должно осуществляться как согласие форм жизни разных семей, социальных групп и других социальных общностей. Но фокус-группы Фонда ИНДЕМ с российскими гражданами показали, что они, даже приводя разнообразные примеры случаев несправедливости и редких случаев достижения справедливости, никогда самостоятельно не описывали способы и процессы достижения договорённостей о справедливости. Поэтому скорее приходится признать, что российские граждане не понимают, как можно ради достижения справедливости договориться о согласии разных форм жизни и не пытаются это осуществлять почти никогда. Можно предположить, что те случаи достижения справедливости, которые они называли на фокус-группах простыми, являются именно настолько простыми формами (а не содержанием) их жизни, о которых и можно сравнительно просто приходить к согласию и достигать справедливости. Но по оценкам самих участников фокус-групп такие простые случаи бывают в их жизни и в жизни их ближайшего социального окружения довольно редко.

И при этом весьма слабыми оказались связи общих принципов справедливости, которые участники фокус-групп формулировали самостоятельно, с тем, на каких основах, на каких принципах можно справедливо разрешить ту или иную конкретную ситуацию в их жизни. Например, как уже упоминалось выше, они признавали в целом справедливость неравенства между индивидами, которое определяется их заслугами. Но признавали также и то, что в конкретных ситуациях крайне сложно эти заслуги определить объективно. А при субъективном определении заслуг неравенство не может признаваться справедливым. Но при обсуждении этого и других общих принципов справедливости ни один из участников фокус-групп не попытался предложить их реализацию в конкретных случаях через обсуждения с целями достижения договорённостей, например, о справедливости признания тех или иных заслуг.

Поэтому даже при достижении согласия по некоторым общим принципам справедливости российские граждане оказываются практически неспособными их применить в конкретных конфликтных ситуациях, договориться о справедливости в них, даже когда такие желания есть у обеих сторон таких конфликтов. Не высказывая этого явно, фактически, участники фокус-групп Фонда ИНДЕМ соглашались с тем, что понятие «справедливость» предполагает абстрагирование от конкретных ситуаций и индивидов, что приводит к наделению фактически отличающихся друг от друга индивидов равными правами. Но такое формальное равенство прав в социальной практике при различиях индивидов приводит к неравенству результатов использования этих прав или невозможности обеспечить заранее запланированный результат.

В частности, диспропорции в распределении доходов поддерживают представления большинства российских граждан о несправедливости в нашем социуме. По результатам исследований Института социологии РАН, несправедливым современное российское общество наши граждане считают в первую очередь потому, что слишком велики различия в доходах (83%), а их собственный доход меньше, чем они заслуживают с учетом их квалификации, да и место в обществе куда скромнее, чем должно быть (54%). Это вполне материальные мотивы оценивания справедливости и несправедливости общества. Причем только 12% респондентов думают, что нынешняя система распределения частной собственности справедлива, и лишь чуть больше четверти (27%) видят в различии доходов граждан дополнительный стимул к процветанию страны, создающий стимулы к достижению лучших результатов в деятельности [О чем мечтают… 2013, с. 369–370].

Справедливость российские граждане, тем не менее, не сводят к уравниванию в доходах и вообще – в материальном обеспечении. Подавляющее большинство считают, что работающие более эффективно должны больше зарабатывать, это и будет справедливым. Но то, что богатые могут позволить себе более качественную медицину, чем бедные, или получать повышенную пенсию, справедливым не считает примерно половина наших граждан. Около 40% из них полагают, что государство должно оказывать адресную помощь попавшим в трудные ситуации, в частности безработным, бедным семьям с детьми, малоимущим и др. И только примерно четверо-пятеро из 100 респондентов отвечали, что наши граждане сами должны решать свои проблемы, а не рассчитывать на помощь государства, или что заботиться о своих сотрудниках должен работодатель, а не государство [О чем мечтают… 2013, с. 370].

Справедливость является важной мечтой в российском обществе, и реализации этой мечты граждане ожидают от государства. Так в исследовании ИС РАН 2012 года из вариантов лозунгов, наилучшим образом выражающих личные мечты российских граждан о будущем страны наибольшее число сторонников, а именно 45%, получил тот вариант общества, в котором будет «социальная справедливость, равные права для всех, сильное государство, заботящееся о своих гражданах». Остальные же лозунги не получили и одной пятой доли их поддержки [О чём мечтают… 2013, с. 55].

И в исследовании Фонда ИНДЕМ был выявлен значимый мотив ожидания справедливости от государства. Так участники фокус-групп Фонда ИНДЕМ поддерживали необходимость справедливого социального порядка, основанного на подчинении членов общества общим нормам и правилам поведения, определяемым законом. А от общественности участники фокус-групп справедливости не ожидали. Они негативно оценивали вмешательство общественников в частную и семейную жизнь, скорее соглашаясь на вмешательство государства в эти сферы, но только основанное на общих для всех нормах законов. По мнениям участников фокус-групп именно государство должно обеспечивать справедливость, чтобы она не зависела от субъективности конкретного человека, от его состояния в тот или иной момент. Именно опасаясь субъективности общественности, российские граждане в большинстве своём не готовы доверять ей установление и поддержание справедливости.

При этом большинство российских граждан оценивает государство как несправедливое [Добрынина, 2012]. По мнениям участников фокус-групп Фонда ИНДЕМ, органы власти не думают о них, об их нуждах, даже не на все их обращения реагируют, а по собственной инициативе органы власти справедливости не обеспечивают. Участники фокус-групп указывали, что государство будет реализовывать справедливость, только когда оно хорошо работает, т.е. когда чиновники органов власти уважительно относятся к гражданам, когда осуществляется постоянный контроль их деятельности и т.п. А пока государство работает плохо, и как сделать так, чтобы оно стало хорошо работать, граждане не знают. В этом аспекте ожидания справедливости в сознании граждан входят в противоречие с реальностью, в которой они живут.

Большинство российских граждан понимает беспочвенность своих ожиданий справедливости в собственной жизни и нереальность мечтаний об этом. Это большинство убеждено, что действиями органов власти противоречие между мечтами о справедливости и невозможностью их реализации не разрешается сейчас и не разрешится в более или менее обозримом будущем. Тем не менее, в современной России органы власти нередко декларируют своё стремление к справедливости и необходимость её реализации в политике, экономике и общественной жизни. А в своей практической деятельности органы власти действуют по нормам законов и инструкций вышестоящих органов власти, в которых справедливость целью не является. Но для российских граждан очень значимым для обеспечения справедливости является справедливое применение законов, потому что, как они признают, нормы законов действуют именно в правоприменении. Так по данным опроса Фонда ИНДЕМ получилось, что респонденты оценивают зависимость справедливости, прежде всего, от правоприменения (42,4%) и от традиций, норм и правил морали (29,9%). А от правильных законов, по их мнениям, справедливость зависит существенно меньше (24,4%).

При этом неоднократно в дискуссиях на фокус-группах высказывались сомнения в том, что нормы российских законов справедливы. Высказывались суждения о том, что в современной России законы плохие, потому что они позволяют осуществлять несправедливость в соответствии со своими нормами. В дискуссиях на фокус-группах предлагалось так разрабатывать законы, чтобы они были справедливыми. Для этого законы должны содержать некоторые разумные ограничения, чтобы граждане не попадали в ситуации нарушений их прав.

Участниками фокус-групп отмечались и некоторые отличия принципов справедливости и законности. Они указывали на то, что нормы законов и их применение всегда являются универсальными, общими для всех граждан. А при реализации справедливости они сами и другие люди хотели бы учёта особенностей их личностей и ситуаций, в которые они попадают. Такого учёта индивидуальности при применении норм законов судами и правоохранительными органами гражданам ожидать не следует, это вообще вряд возможно.

В итоге можно сделать вывод, что, с одной стороны, российские граждане не готовы и не представляют себе, как можно договариваться о справедливости в конкретных спорных или конфликтных ситуациях между сторонами этих споров или конфликтов. И они ожидают справедливости от государства в справедливом применении им справедливых законов. Но одновременно они сами признают, что государство в его современном состоянии вряд ли способно справедливость обеспечивать. Т.е. государство не справляется с этой задачей, но и разрешения противоречия в ожиданиях справедливости от государства при нежелании, а также неумении достигать справедливости в обсуждениях возникающих конфликтов, российским гражданам тоже найти не удаётся.

 

Литература:

Добрынина Екатерина. Великая русская мечта. О каком идеальном государстве, работе, жизни и семье мечтают россияне. «Российская газета» - Федеральный выпуск №5810 (137) от 19 июня 2012 года. URL: http://www.rg.ru/2012/06/14/sociologiya-site.html.

О чем мечтают россияне: идеал и реальность / Под ред. М.К. Горш-кова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. - М.: Весь Мир, 2013. 400 с.

Печерская Н. В. Справедливость: между правдой и истиной. (История формирования концепта в русской культуре) // В кн.: «Правда». Дискурсы справедливости в русской интеллектуальной истории. М.: ИД «Ключ-С», 2011. Гл. 1. С. 15-48. URL: https://www.hse.ru/pubs/share/direct/document/77235075 (дата доступа: 15.07.2016).

 

Владимир Львович Римский - российский социолог и политолог, специально для REX

Комментарии читателей (1):

sergeev
Карма: 932
26.04.2017 23:18, #31482
Для чего всё это?
Кто и куда может это приладить?
Каким чубайсам и прочим это интересно?
Справедливость - понятие объективное, сколько бы субъективных мнений об этом не было высказано или собрано.
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
Позорно ли выступление российских олимпийцев под нейтральным флагом?
81.7% Да
Новости партнёров