Зачем «Мемориал» скрывал подлинное количество жертв сталинских репрессий: мнения

Постсоветский сталинизм - это не ностальгия по сталинским временам, а реакция на антисталинистскую кампанию
17 февраля 2014  22:11 Отправить по email
Печать

Председатель Правления Международного общества "Мемориал" Арсений Рогинский открыто признал, что ещё в начале 1990-х гг. располагал данными о количестве репрессированных органами госбезопасности СССР, значительно отличающимися от тиражируемых в либерально-демократической и антисоветской прессе, но предпочёл их до сих пор не разглашать по политическим причинам. "И вот цифра итоговая – 7 миллионов. Это за всю историю советской власти. Что с этим делать? А общественное мнение говорит, что у нас чуть ли не 12 миллионов арестованных только за 1937-1939-й. И я принадлежу этому обществу, живу среди этих людей, я их часть. Не советской власти часть, не российской демократии, а этих людей. Просто точно знал, что, во-первых, не поверят. А, во-вторых, для круга, к которому я считаю себя принадлежащим, это значило бы, что всё, что нам говорили о цифрах до этих пор вполне уважаемые нами люди, неправда", - отмечает историк.

ИА REX: Как вам эти откровения?

Виктор Олевич, политолог:

На самом деле, для серьёзных исследователей эпохи, цифры, приведённые Рогинским давно не секрет. Фальшиво-пропагандистская начинка ставших популярными в конце 1980-х - начале 1990-х сказок Солженицыных, Новодворских и Ко. о 100 миллионах, 80 миллионах, 60 миллионах и др. n-х десятках миллионов жертв сталинских репрессий, была изначально очевидна для неангажированных историков.

Ирония судьбы современного российского сталинизма в том, что он живёт и здравствует во многом благодаря усилиям Рогинских и их спонсоров. Ведь в реальности, большинство нынешних сталинистов отнюдь не хотели бы отправиться жить в тот самый 1937-й год (советская эпоха, будем честны, знала куда более спокойные и комфортные времена), и вовсе не норовят заново расстрелять Бориса Корнилова и Павла Васильева или посадить Сергея Королёва и Андрея Туполева.  Постсоветский сталинизм - это не ностальгия по сталинским временам, а реакция на разнузданную антисталинистскую кампанию развернутую в перестроечном СССР и продолженную в ельцинские 90-е. Кампанию, сыгравшую ключевую роль в попрании и обесценивании советского символического капитала, в крушении основополагающих советских идеологических установок. Для многих жителей бывшего СССР, анти-сталинская истерика, закатанная отечественной либеральной интеллигенцией по заказу поднявшихся рабоче-крестьянских воротил во власти, стала символом и синонимом того грабежа и разгрома государства, которое сопутствовало ей в повседневной реальности российской жизни.

Позже, когда конверсия советской власти в собственность будет успешно завершена, и для её легитимации потребуется широкая поддержка масс, одна из версий современного неосталинизма будет взята на вооружение властями, а незатейливые либеральные клоуны будут брошены на растерзание озлобленному и униженному народу.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Вполне возможно и меньшее, и большее количество арестованных. Достаточно осмотреться вокруг в нынешние времена и прикинуть, сколько людей бы село, если бы работал закон и суд присяжных. И это в условиях, когда выгодно быть богатым и бесконфликтным, когда есть и антибиотики и успокоительные, и скорая помощь и быстрый вызов экстренных служб, в общем - сплошной гуманизм и в традициях и в технологиях. А в условиях прошлого века с их, прямо скажем, кровавыми традициями, возможны любые цифры что конфликтов, что потерь, что заключённых. И большие, и меньшие, и вообще секретные до поры до времени. А практика "шараг" или "химий", как её считать? Вот, к примеру, роман: "Я - следователь". И эпизод, как комсостав НКВД Украины в полном составе был приглашён в Москву, дескать для повышения. И был выведен в поле под пулемёты. Или история с "армией Мишки Япончика". Или "Батьки Махно". Мало кто считал, насколько проредил "Дикую дивизию" пулемётный полк Кожина, но дивизии не стало. Цифры потерь могут быть удивительными, особенно учитывая, что учёт потерь могли не вести вообще, а часть потерь записать не на репрессии, а на, например, "сгорел на работе", без ущерба для семей. Так что историки ещё будут пытаться делать свою работу по разным методикам, а современникам стоит рассматривать историю через сравнение с нынешними событиями и делать выводы не слепо веря, а сопоставляя с нынешними реалиями.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

Какая разница, сколько именно арестовали в период ежовщины: главное — многие из тех, кого осудили по 58-й статье, не были виновны в том, что им инкриминировалось, некоторых реабилитировали ещё при Сталине — в частности, маршала Рокоссовского или министра Ванникова, ибо они ни в чём виновны не были. В Аргентине или Чили периода диктатуры, скажем, счёт репрессированных шёл на тысячи, едва ли дотянули до 10 тысяч, тем не менее, общественность предъявляет претензии деятелям хунт.  То есть, проблема именно в нарушениях законности, а не в абсолютном числе потерпевших.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
32.8% Путин Владимир
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть