Совершенствовать ЕГЭ или отказаться от него: мнения

Противники ЕГЭ говорят о том, что эта форма оценки знаний не только не позволяет оценить их реально, но и снижает уровень образования. Однако фактически все претензии сводятся именно к снижению уровня подготовки
31 мая 2013  01:09 Отправить по email
Печать

27 мая российские школьники сдавали первый обязательный единый государственный экзамен по русскому языку. В этом году будет применено нововведение: заранее установленное минимальное количество баллов по всем предметам. Для прохождения экзамена по русскому, надо набрать 26 баллов, по математике — 24, по обществознанию — 39 баллов, по физике, химии и биологии — 36 баллов, по истории и литературе — 32 балла, по информатике — 40 баллов, по географии — 37 баллов, по иностранному — 20 баллов. Уже в середине дня появились сообщения о том, что ответы на задания были размещены в социальных сетях в интернете, и сообщества с ответами были заблокированы руководством соцсетей по запросу Рособрнадзора. Президент Всероссийского фонда "Образование" Сергей Комков считает, что фальсификации на ЕГЭ год от года будут расти, уровень итоговых знаний выпускников будет падать, а уровень мошенничества будет зашкаливать. Именно поэтому многие страны, являвшиеся в свое время родоначальниками и активными проводниками подобного рода экзамена (в первую очередь, Франция и США) от него полностью отказались.

ИА REX: Совершенствовать ЕГЭ или отказаться от него?

Александр Тимофеев, политолог-востоковед, руководитель аналитического отдела газеты "Служу Отечеству":

Говоря о Едином государственном экзамене надо четко разделять две вещи: сам ЕГЭ как систему оценки, и уровень образования.  Противники ЕГЭ говорят о том, что эта форма оценки знаний не только не позволяет оценить их реально, но и снижает уровень образования.  Однако фактически все претензии сводятся именно к снижению уровня подготовки.  Сторонники ЕГЭ утверждают, что он, безусловно, полезен, поскольку позволяет установить единые требования к содержанию учебных программ, является объективным инструментом для оценки знаний обучающихся и уровня профессионализма и эффективности деятельности педагогов, руководителей образовательных учреждений и других руководителей «от образования», а также существенно усложняет коррупционное влияние на результаты ЕГЭ.

Обе стороны в чем-то правы и в чем-то неправы. Истина, как всегда, посредине.  Стоит признать, что применительно к таким дисциплинам, как физика, алгебра, химия, биология и т.п. ЕГЭ вполне можно признать действенным механизмом.  Будучи не в состоянии решить задачу, правильный ответ можно лишь попытаться угадать.  Но невозможно правильно угадать все ответы.  Кроме того, есть еще варианты В и С, где нет выбора.  Но вот с гуманитарными дисциплинами все обстоит сложнее.  Втиснуть литературу и историю в рамки теста крайне сложно.  Эти результаты не покажут понимание, они покажут лишь степень успешности запоминания, что для данных предметов не главное.  Нельзя стать историком, не понимая логику происходивших событий, не оценивая предшествующие и последующие явления.  Но для этого совсем не обязательно запоминать точные даты, достаточно четко видеть последовательность.

Оценивая ЕГЭ стоит отметить, что не вполне понятна логика перехода к ЕГЭ от системы ЦТ - централизованного тестирования, которое проводилось с 1997 по 2006 год.  ЦТ, собственно, немногим отличалось от ЕГЭ по своей сути: тестирование (в заданиях, правда, не было категории С) проводилось для школьников по выбранным ими предметам, по итогам выдавались сертификаты с баллами от 0 до 100, которые подавались в приемные комиссии вузов при поступлении.  Проверка результатов была такой же, как и в нынешнем ЕГЭ.  Главным преимуществом этой системы было то, что в тестировании никакого участия не принимали учителя школ и преподаватели вузов, при этом тестирование было добровольным – приходили только те, кто собирался поступать в вуз.  И это тестирование никаким образом не было связано с выпускными экзаменами – оно проводилось до них, результаты были известны еще до школьных экзаменов.  Еще одной особенностью было то, что результаты ЦТ принимались приемными комиссиями вузов вместо сдачи вступительных экзаменов.  То есть, абитуриент мог сам оценить полученную на централизованном тестировании оценку и при желании вместо подачи сертификата сдать обычный вступительный экзамен по отдельному предмету.  На мой взгляд, это была довольно эффективная система, у которой, впрочем, был один существенный недостаток: поскольку тестирование проводилось не местными специалистами, а приезжими, пункты ЦТ работали только в областных (краевых) центрах, школьники из отдаленных районов просто не имели возможности приехать.

Стоит, все же признать, что идея Единого государственного экзамена вполне разумна, но ее еще необходимо доводить до ума.  Возможно, есть смысл сделать ЕГЭ выпускным экзаменом, а для вступительных использовать форму ЦТ, но в этом случае надо решить вопрос с проведением централизованного тестирования в отдаленных районах.  Необходимо также проработать вопрос о целесообразности и формах ЕГЭ по гуманитарным дисциплинам.  Наиболее оптимальным было бы предоставление вузам права проводить набор студентов по этим специальностям при введении собеседования – результаты ЕГЭ служили бы для отбора абитуриентов, а собеседование стало бы дополнительным экзаменом, позволяющим определить мотивацию и профпригодность претендента.

Что же касается скандалов с утечкой в Интернет заданий ЕГЭ, то большинство связывает эту проблему с тем, что во Владивостоке задания получают на 7 часов раньше, чем в Москве, и выкладывают в сеть.  Честно говоря, это надуманная проблема.  Согласитесь, можно потратить время на то, чтобы создать отдельные варианты ЕГЭ для каждого региона и потом не беспокоиться.  Это не так сложно, как кажется, тем более, что вопросы могут повторяться, но с разной комбинацией вариантов ответов (если для Хабаровска в вопросе №2 правильным будет ответ «а», то для Кемерово этот правильный ответ будет «С»).  Главное, чтобы было желание.

Валентин Гринько, историк и философ, кандидат философских наук:

Помимо того, что введение тестирования по типу ЕГЭ - общемировая практика, которая, не будучи даже доведена до идеального совершенства у нас, предоставляет возможности единовременно и быстро провести качественную и вполне объективную проверку знаний на основании единых ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННЫХ, а то и ОБЩЕМИРОВЫХ современных требований у миллионов людей, ЕГЭ ещё и предоставляет законные рабочие места сотням тысяч людей, вовлекает в оборот современные материалы, требует регулярного обновления материально-технической базы региона...

Я не говорю уж об обновлении философии образования: новые методики, новые возможности мышления, всё новое, не топором по камню, а в голове и в электронной технологии. А почти всё, что пишут и изрекают против ЕГЭ досужие депутаты из Госдумы и прочих далеких от современного образовательного процесса учреждений - полная, прописью: ПОЛНАЯ - ЕРУНДА!

Хваленая советская система никогда не была совершенной, хотя специалистов - учителей, педагогов, методистов - было задействовано больше. В наши дни верховная власть совсем запустила этот процесс, оправдываясь демографической ямой, и всё урезает под себя, вместо того, чтобы активно стимулировать развитие, беречь и готовить кадры для всей России на будущее. А что касается коррупции? У себя ищите, господа? Нашли у кого искать коррупцию. Как что - так сразу: врачи, учителя и прочие дворники. Это точно: первым начать кричать "Держи вора!",  мелкого, чтоб на крупных кражах самому не попасться. Отцепитесь от учителей, врачей и прочих несчастных бюджетников со своими разоблачениями. Не время.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть