Можно ли уничтожить гражданское общество в России: мнения

Гражданка США Людмила Алексеева сотоварищи – это и есть гражданское общество России?
30 мая 2013  00:35 Отправить по email
Печать

Кремль принял решение уничтожить гражданское общество в России за то, что оно осмелилось протестовать против правительственных репрессий, требовать честных выборов и уважения к конституции, пишет на страницах The Guardian Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы. Путин и его окружение намерены создать жестко-авторитарный или даже тоталитарный режим.

Гражданское общество – помеха, и для его уничтожения приняты репрессивные законы, передает InoPressa. На взгляд автора, закон об НКО направлен против «правозащитных организаций, которые вынуждены получать зарубежные пожертвования, чтобы сохранить независимость» (российское государство и крупный бизнес им не помогают). По мнению Алексеевой, правозащитные НКО вообще не обязаны регистрироваться как иностранные агенты, так как не занимаются политикой. «Если бы закон требовал, чтобы НКО регистрировались в качестве организаций, получающих иностранные гранты, мы бы все зарегистрировались», – пишет она. Но «иностранный агент» значит «предатель», «шпион», назвать себя так – пожертвовать своей репутацией. Прошли одновременные (незаконные, на взгляд Алексеевой) прокурорские проверки НКО. Несколько десятков НКО (в том числе Московская Хельсинкская группа) извещены о необходимости регистрации в качестве иностранных агентов. Все они теперь на грани закрытия, полагает автор. Алексеева заключает: Путин намерен искоренить «всю независимую гражданскую активность», так как боится, что иначе не сможет удержаться на своем посту.

ИА REX: Можно ли уничтожить гражданское общество в России, если его там ещё нет? Или Алексеева с сотоварищи и есть гражданское общество?

Леонид Савин, политолог, главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика»:

Если говорить о гражданском обществе, подразумевая под этим наличие паспорта, то автоматически вся Россия - это гражданское общество. Однако под этим термином принято подразумевать определенный сегмент демократических институтов, которые работают с представителями власти, иногда находятся к ним в оппозиции, но, так или иначе, диалог существует. Определенный диалог есть и с доморощенными либералами - иные из них занимают высокие посты и ухитряются лоббировать интересы Запада и транснационалов в ущерб интересов России и ее народа. Есть и масса площадок, где правозащитники и прочие могут свободно поднимать вопросы на любые темы.

Но есть еще один важный момент. Здесь необходимо коснуться теории Антонио Грамши о гегемонии. Он утверждал, что опорой гегемонии является буржуазное общество, где органические интеллектуалы (в нашем случае это и есть Алексеева, Собчак и т.п. лица) устанавливают свое доминирование над остальными классами. Поскольку гегемония носит международный характер, то буржуазия других стран помогает таким лицам установить подобный режим в других государствах. Неслучайно Запад всячески продавливает свои правила игры и навязывает проекты в самых различных областях - от экономики и обороны до науки, образования и культуры. Это делается для того, чтобы подтянуть наше общества к буржуазному стандарту и втянуть в свои гегемонистские сети. Ряд режимов этому упорно сопротивляется. Грамщи называл их термином "трансформизмо". Лидеры этих стран только частично идут на уступки Западу, но не дают ему окончательно вмешаться во внутренние дела. Россия вступила в ВТО, поддерживает НАТО в выводе войск из Афганистана через Ульяновск, запущены разные нано- и сколковские проекты, выводящие активы за рубеж и т.п., но геев и оппозицию ставят на место. Это и есть трансформизмо. Насколько долго удастся протянуть в таком режиме - никому неизвестно. Это может длиться столетиями, а может и внезапно оборваться, как распался СССР. В этом плане Кремлю крайне не выгодно развитие буржуазного гражданского общества в России, т.к. оно будет являться агентом западной гегемонии и вести к демонтажу политической системы.

На мой взгляд, оптимальным решением была бы контргегемонистская революция на основе контргегемонистского блока. Для этого нужны органические интеллектуалы в самой России, а их для критической массы явно не хватает. Толпы есть, сторонники жестких мер есть, а вот органических контргегемонистских интеллектуалов явно не хватает.

Ефим Андурский, правозащитник:

Можно ли уничтожить гражданское общество России? Нет, этого нельзя сделать по той простой причине, что субъекта по имени ГО в российской природе не существует. Сомнительна и состоятельность этого имени. Что, например, означает прилагательное "гражданское"? Надо ли это понимать так, что ГО состоит из субъектов, осознающих себя не иначе как гражданами РФ? Но, если так, то членам ГО нужно просто следовать законам РФ. В России есть такой субъект, как государство. Этот субъект призван управлять делами общества. Но, как это, ни странно в России нет общества, как субъекта. Этот, несуществующий пока что субъект, и мог бы взять на себя контроль над деятельностью государства. Только он мог бы «потребовать, - как пишет глава Московской Хельсинкской группы, честных выборов и уважения к Конституции».

Думаю, что демонизировать Путина не стоит. Он едва ли мог предположить, что на его голову свалится шапка Мономаха. А ведь Путина в отличие от цесаревичей никто не готовил к управлению государством. И если бы на Путина не пал выбор Бориса Ельцина, главой государства он не стал бы.

Что же касается правозащитных организаций, «вынужденных получать зарубежные пожертвования, чтобы сохранить независимость», то они не страшны ни Путину, ни «его окружению». Потому что изменить ситуацию, сложившуюся в России, никакие иностранные агенты не смогут. Рассчитывать в этом плане на правозащитные организации можно, но лишь на те, которых поддерживают российские граждане и в том числе финансами. Правда, пока таких организаций не видно, но, если режим не прекратит затягивать гайки, как, например, в ЖКХ, они обязательно появятся.

А тем правозащитникам, которые существуют на зарубежные гранты, хотел бы напомнить пословицу: кто платит деньги, тот и заказывает музыку. И если эту музыку заказывает иностранное государство, то стоит ли возражать против того, чтобы музыкантов называли иностранными агентами? Поэтому перед НКО, существующими на средства иностранных государств, стоит выбор: либо, жертвуя своей репутацией, существовать за счет зарубежных грантов, либо добиваться расположения российских граждан, что, по-видимому, сложнее.

Отнести себя к числу почитателей талантов Владимира Путина не могу, но с заключением г-жи Алексеевой, полагающей, что Путин намерен искоренить «всю независимую гражданскую активность» не соглашусь. Ну, как он искоренит, к примеру, гражданскую активность членов Международной экспертной группы? Что же касается устойчивости Владимира Путина в качестве главы государства, то она от иностранных агентов никоим образом не зависит. И определяется ничем иным, как поддержкой российских граждан, пока еще достаточно серьезной…

Александр Тимофеев, политолог-востоковед, руководитель аналитического отдела газеты "Служу Отечеству":

Уничтожить гражданское общество в России действительно невозможно.  Нельзя ликвидировать отношения между людьми, объединенными в социальные группы, и государством.  Собственно, сейчас вряд ли кто-то может дать универсальное определение термину «гражданское общество».  Одни считают, что гражданское общество противостоит государству, другие – что они дополняют друг друга и взаимозависимы.  Английский философ Т. Гоббс полагал, что «Гражданское общество — это союз индивидуальностей, коллектив, в котором все его члены обретают высшие человеческие качества. Государство превалирует над гражданским обществом», его соотечественник Дж Локк утверждал, что «Гражданское общество — это общество политическое, то есть общественная сфера, в которой государство имеет свои интересы».  Между тем, Монтескье определял гражданское общество как «общество вражды людей друг с другом, которое для ее прекращения преобразуется в государство».  На мой взгляд, лучше всех дал определение Гегель: «Гражданское общество — сфера реализации особенно частных целей и интересов отдельной личности. Подлинной свободы в гражданском обществе нет, так как в нем постоянно присутствует противоречие между частными интересами и властью, носящее всеобщий характер».  Интересно, что подразумевает под гражданским обществом Алексеева? Судя по всему, она считает, что гражданское общество должно превалировать над государством и предполагать абсолютную свободу личности.  Но ни в каком в обществе не может быть абсолютной свободы, эта свобода ограничивается правами и интересами других людей.  Именно для контроля над этим создается государство.  Развитого гражданского общества в его абсолютном понимании нет, не только в России, но и ни в одной стране.

Однако госпожу Алексееву беспокоит не столько процесс становления гражданского общества в России (хотя выглядит странным, почему это заботит гражданку США – Алексеева уехала из СССР в 1977-м и в 1982-м получила гражданство США).  Ее очень беспокоит формулировка «иностранный агент» применительно к НКО, финансируемым из-за рубежа.  Увы, но в ее понимание словосочетание «иностранный агент» может означать только «иностранный шпион».  Между тем, само по себе понятие агент предполагает не только обозначение лица, тайно сотрудничающего со спецслужбами своего или иностранного государства.  В обобщенном смысле, агент – это лицо или организация, действующая по чьему-либо поручению и представляющее чьи-либо интересы, нередко под этим термином подразумевают посредника между принципалом и получателем продукции или услуг.  В силу особенностей своей биографии госпожа Алексеева, как и многие другие, склонна трактовать этот термин лишь в одном ключе.  Так может, стоит просто поставить вопрос о необходимости изменения термина?  Я не вижу ничего сложного в том, чтобы общественная организация открыто обозначила, что получает финансирование из-за рубежа.  Если кому-то не хочется, чтобы об этом узнали широкие слои населения, возникает резонный вопрос – почему?  Если ученый получает грант на проведение исследования, он не будет этого скрывать.  Если же не хочется говорить о том, что твоя работа финансируется из-за рубежа, возникают вполне резонные подозрения – может, есть что скрывать?

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Ну вот,  Людмила  Алексеева и ее подельники-правозащитники опять всё опошлили и исказили: так, они уже исказили понятие либерализм (изначально, в этой идеологии ничего плохого не было), превратив его в либеральный фашизм; исказили понятие демократии, превратив ее из власти большинства народа в диктатуру агрессивного меньшинства, или, как  шутят в интернете, во власть  демократов; а теперь вот добрались и до гражданского  общества. Ведь что такое  гражданское общество? Открываем Википедию и читаем: Гражданское общество — это сфера самопроявления свободных граждан и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций, независимая от прямого вмешательства и произвольной регламентации со стороны государственной власти.

Итак, добровольно сформировавшихся  ассоциаций и организаций. Всё. Точка.  Но вот  господа правозащитники почему-то относят  к гражданскому  обществу только ведущие антирусскую  антироссийскую, антигосударственную и  антипатриотическую деятельность организации: всякие там  объединения  защитников Химкинского леса и прочих экологов,    организации интернетных бойцов с коррупцией; финансируемые из-за рубежа  социологические службы и «арт-группы», малюющие на мостах известные органы и проводящие в музеях   известные акции, и т.д.  А почему, собственно? Почему «гражданское общество» должно, по мнению правозащитников, быть пятой колонной? Почему нельзя отнести к гражданскому  обществу какое-нибудь добровольное  объединение  православных граждан «Сила веры»? Или, скажем, организацию «Верное казачество»?  Или ассоциацию родителей  «Семь Я», выступающую  за  традиционную  крепкую семью, где есть  мама, папа и  несколько  детишек, и борющуюся против  ювенальной юстиции, секспросвета и  прочих извращений? Или  кружок единоборств и  здорового образа жизни  «Инок Пересвет»?  Или же военно-патриотический клуб, занимающийся поисковой работой, историческими реконструкциями и  тому подобными вещами?   Или  ассоциацию потребителей,  следящую  за состоянием дел в неких заведениях быстрого питания? Почему это  - не гражданское  общество? Потому что  их не считает таковым Людмила Алексеева? А у гражданского общества  другое мнение на сей счёт. И Людмила Алексеева гражданскому обществу  не указ.

Итак, гражданское  общество в России  не будет  уничтожено -  будет зачищена  пятая колонна. А гражданское общество, общество  свободных, патриотичных граждан,  «второе гражданское общество», как назвал его кто-то,  останется. И если  оно   заработает в полную силу, боюсь,  алексеевым придётся несладко.  Ну вот представьте, что  представители  так называемых секс-меньшинств (то есть  гражданское общество  алексеевых) выходят на свою  акцию, а им навстречу идут представители настоящего гражданского общества, представители здорового   большинства – те самые верные казаки, православные  граждане,   родители из «Семь И»,   ребята из военно-патриотических клубов… Что тогда получится, как вы думаете? А если при этом сбудется  мечта алексеевых, если  полиция встанет на сторону народа и будет, не  вмешиваясь, с улыбкой наблюдать, как   гражданское общество будет разбираться с кучкой  извращенцев (ну а что, полицейские тоже   граждане и тоже  состоят в организациях типа «Сила веры» и «Семь Я»)?  Что  тогда будут делать алексеевы? Кричать «Да здравствует гражданское общество!»? Или же вопить: «Караул, полиция, спасите, нас  хулиганы бьют!»  Вот-то. Так что не будите, алексеевы и алексеи, лиха, пока оно тихо…

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть