Применим ли китайский опыт борьбы с этносепаратизмом в других странах: мнения

Эксперт ИА REX Лев Вершинин анализирует китайский опыт работы с «самобытными культурами»
11 февраля 2013  13:53 Отправить по email
Печать

Китайский опыт работы с «самобытными культурами» анализирует эксперт ИА REX по истории, политической культуре и политтехнологиям, политолог Лев Вершинин. «Сколько бы ни иронизировали „цивилизованные“ СМИ насчёт „фантазий Пекина“, реальность очевидна: смягчение позиции центральных властей, действительно, повлекла за собой расширение подрывной работы иностранных центров, много десятилетий подряд специализирующихся на тибетском направлении. А в итоге, если в 2009-м, на старте „умиротворения“, когда пропаганда „борьбы за независимость“, словно (хотя почему „словно“?) по приказу притихла, сожгли себя всего 2 буддийских монаха, то уже в 2011-м около восьмидесяти, — и уже не только ламы, которым все равно, каким путем попадать в нирвану, но и обычные крестьяне. Причем, как выяснилось, в основном, либо владельцы спутниковых антенн, либо прилежные посетители „просмотровых залов“ при буддийских монастырях, ориентирующихся на Далай-ламу», — отмечает эксперт.

«Китай принимает меры. Не потому даже, что сгоревших жаль, но потому, что каждый такого рода инцидент бьет по имиджу КНР, параллельно вызывая желание „подражать героям“ в сельских общинах ТАР. Официально объявив самосожжения „варварством“ и „дикостью“ (что вполне соответствует истине), власти в законодательном порядке приравняли к убийцам всех, так или иначе знавших о намерении покойного. Параллельно, как уже говорилось, изымаются спутниковые тарелки, способные ловить передачи Radio Free Asia или Voice of America, а взамен устанавливается оборудование, позволяющее смотреть более 200 центральных и провинциальных, — самых разных и даже очень неплохих, но китайских, — каналов. Ну и, конечно, то самое „изъятие паспортов“. Не совсем „изъятие“, правда, но для получения документа тибетец, в отличие от „просто китайца“, должен подписать особый документ. Фактически, расписку, обязывающую его „не участвовать за границей в незаконных акциях, наносящих вред государству“. А если обязательство будет нарушено, то тюрьма и надолго. Именно эта норма нового закона почему-то особо нервирует „друзей Тибета“ за кордоном, и именно на нее обрушиваются нынче волны критики.

Тибетский автономный район Китая
Тибетский автономный район Китая
И, наверное, самое важное. Началась кампания по изживанию тибетского языка вообще, как явления. Часы тибетского языка сокращаются, количество предметов, преподаваемых на китайском языке, напротив, растет, курсы „родной речи“ при монастырях запрещены вообще. Однако всё делается по-умному. Над „программой разъяснения“ работают лучшие педагоги и психологи Поднебесной, о том, как хорош и актуален китайский и, наоборот, „не актуален и не престижен“ тибетский объясняют десятки первосортных мультиков, сериалов, молодежных шоу, фильмов и песен звезд всех уровней», — информирует эксперт.

«Разумеется, опыт КНР применим не ко всем странам — Китай есть, по сути, не империя, а крупнейшее национальное государство, естественно стремящееся к моноэтничности. С другой стороны, мы уже вооружены опытом последних 25 лет и знаем, что именно флагманы „национальных культур“, выращенных СССР в качестве просветительских элит для носителей периферийных языков империи, стали идеологами не только отделения, но зачастую и этноцида русских на своих территориях», — резюмирует эксперт.

ИА REX: Применим ли китайский опыт борьбы с этносепаратизмом в других странах?

Михаэль Дорфман, писатель (Нью-Йорк, США):

Интересный анализ. Китайское правительство вовсе не так всесильно. И не только в некитайских автономиях, как Тибет или Уйгурия, но даже в других китайских регионах страны, где наблюдается рост сепаратистских настроений. Это из нашего далека китайцы все еще на одно лицо, а внутри Китая ханьские китайцы со всех сторон окружены китайскими и некитайскими этнокультурными меньшинствами. Даже там, где ведется борьба с сепаратизмом, как в Тибете, ханьское население заключено в городских анклавах, а вокруг них сельская местность, где ханьцев почти нет. И именно там сосредоточены основные минеральные ресурсы, в которых так отчаянно нуждается китайская экономика.

Хуже для центрального правительства, что рост сепаратистских настроений наблюдается не только на «национальных окраинах», а как раз в самых развитых экономически регионах, как например, на юге в Гуандуне, то, что по-русски было раньше принято называть Кантоном и Шанхае. Этот «экономический сепаратизм», построенный на сознании, что не хотим кормить нищие окраины, куда больше угрожает целостности Китая, чем рост этносепаратизма. Там тоже происходит непростая культурная война с внедрением мандарина, и действия властей, похожие на те, что описал Лев Вершинин, там длятся с 1950-х годов, и с весьма переменным успехом.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
32.8% Ни за какую
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть