Андрей Грозин: В России власть в отношении СМИ ведёт себя умнее, чем в Казахстане

Очередное покушение казахстанской власти на свободу слова в республике и желание запретить оппозиционные СМИ плохо скажется на международном имидже Казахстана, уверен заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.
22 ноября 2012  20:13 Отправить по email
Печать

20 ноября прокуратура города Алматы обратилась в суд с исками, в том числе о признании 8 газет и 23 интернет-ресурсов единым средством массовой информации «Республика» и прекращении его выпуска и распространения на территории республики. Кроме «Республики» под раздачу попали газета «Взгляд», телеканал «К-плюс», видеопортал «Стан.TV».

Однако попытка закрыть рот независимым журналистам не только не принесет ожидаемого результата, но и может дорого стоить казахстанской власти, считают эксперты. Мыслями о последствиях уничтожения оппозиционных СМИ и возможном развитии ситуации поделился в интервью ведущий в России эксперт по Казахстану, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

Андрей Валентинович, как Вы считаете, к чему приведёт массовое закрытие оппозиционных СМИ в Казахстане?

Ничего хорошего ожидать не стоит, если оно будет принято. Оппозиционные СМИ уйдут в Сеть, другого варианта просто не остается. Уйдут на хостинги, которые, к счастью, казахстанские власти пока не могут контролировать. То есть оппозиционные мысли, слова уйдут в Сеть, а власть через соответствующие государственные структуры будет пытаться закрыть ресурсы в Сети так, как она делает это в настоящее время. Но тот же «К-плюс» или аналитический портал «Республика» в Сети прикрыть будет достаточно трудно. А ещё есть «Фейсбук» и другие платформы, на которые власть Казахстана не распространяется.

Исчезнет оппозиционное слово из печатных средств массовой информации. Это вызовет проблемы у той категории людей, которые привыкли покупать газету «Голос Республики», даже когда она выходила на скрепке. То есть люди, которые не имеют выхода в Сеть, перестанут получать привычный объем независимой от власти информации.

Чем это может обернуться?

Это, конечно, «не есть хорошо». Но оппозиционные печатные СМИ в республике столь долго подвергаются давлению со всех сторон... 20 лет развития независимых средств массовой информации республики Казахстан — это 20 лет постоянной борьбы. Будет ещё труднее, но, я думаю, полностью выдавить и задавить, придушить независимое слово у Акорды, как бы она этого ни хотела, не получится.

Почему?

Не все прогнутся. Власти Казахстана, возможно, попытаются апеллировать к своим партнерам для того, чтобы перекрыть все возможные каналы доступа оппозиционных СМИ, имеющих возможность издаваться, например, в России или Кыргызстане. Причем речь идет не только о партнерах в рамках ТС, а шире — на пространстве СНГ.

И, допустим, заставить Бишкек следовать полностью в фарватере информационной политики Акорды можно, но это будет сложно и дорого. Заставить Россию, всех хозяйствующих субъектов в разных российских регионах выстроиться в единую шеренгу и взять под козырек будет очень непросто и с технической, и с политической точек зрения. А уж заставить следовать в русле информационной и идеологической политики официального Казахстана западные средства информации — задача совершенно невозможная. Не помогут ни деньги, ни технологии, политические или административные усилия, так что на это можно даже не замахиваться.

То есть у оппозиционных изданий есть шанс остаться?

Да, какой-то сегмент у оппозиционных СМИ точно останется. Другое дело, что он сузится. Кроме того, ну запретят распространение на территории материалов информационно-аналитического портала «Республика», запретят газету «Голос Республики», но её уже столько раз запрещали! Выйдет вновь под другим названием. Будет тяжело, очень тяжело. Трудности для неё будут создавать на каждом шаге и вздохе. Но мне кажется, что это всё уже повседневные будни существования независимых СМИ в Казахстане, что журналисты, не включенные в официоз, привыкли жить и работать в таких условиях.

Я могу, конечно, ошибаться, но мне кажется, что у журналистов из независимых СМИ новость о вчерашнем представлении прокуратуры (о подаче исков с суд с требованием закрыть ряд СМИ — ред.) не вызвала сильного стресса, потому что люди привыкли жить в таком режиме, обходить тупые запреты властей, рогатки и так далее.

В действиях казахстанской и российской власти по отношению к оппозиционным СМИ много общего?

Да, но российская власть действует гораздо умнее, чем казахстанская. С тем же, допустим, сайтом Lurkmore. ФСКН выявила нескольких страниц, содержащих признаки пропаганды наркотиков, отправила представление в Роскомнадзор, сайт был заблокирован, потом, видя всю нелепость и глупость ситуации, от него отказываются.

В Казахстане же власть, опасаясь, видимо, показать слабость, упрётся, что называется, рогом и будет биться до конца, даже несмотря на тупость и нелепость нынешних шагов, которые у той же сетевой аудитории вызовут неподдельное веселье. И ничего с этим не поделаешь...

А как вы считаете, можно ли считать экстремистскими СМИ, которые рассказывали о бойне в Жанаозене и о последующих за ней событиях?

С точки зрения людей, которые считают, что политическая борьба может протекать в очень узких рамках, которые установлены действующей властью, можно. Все остальные попытки вести политическую борьбу воспринимаются как терроризм, как расшатывание и подрыв устоев и основ, идеологическая война и всё, что с этим связано. До поры до времени ситуация развивается, как описывали, вспомните, авторы-антифашисты: «Когда пришли за цыганами, я промолчал, потому что я не цыган. Потом пришли за коммунистами, но я же — не коммунист. А когда пришли за социал-демократами, то выступать против этого уже было некому».

Но политическая борьба имеет право на существование?

Политическая борьба, если ведется ненасильственными методами, по моему личному убеждению, вполне допустима и легитимна. И если исходить из логики, по которой прокуратура сейчас стремится запретить оппозиционные СМИ, а также оппозиционное движение и незарегистрированную партию, тогда в той же Российской Федерации, являющейся близким партнером Республики Казахстан, надо пересажать всю неконструктивную оппозицию. Закрыть, заткнуть все оппозиционные СМИ, всех тех, кто не вписывается в эти очень узкие рамки так называемой «легальной политической деятельности». В России определенные шаги в этом направлении делаются, но это всё-таки ещё не тренд, не настолько ярко и не настолько зримо, как это делается в Казахстане.

Почему в странах, которые стараются равняться друг на друга, существует такая разница?

Может быть, Россия в силу разнообразия политической жизни, которая проистекает на её пространствах, казахстанской участи избежит. И разгонять митинги несогласных с использованием оружия в России всё-таки не будут. Как не будут и подавлять волнения в моногородах с использованием вооружённой силы. Так что, повторюсь ещё раз, политическая борьба, если она ведется ненасильственными методами и без призывов к насильственным методам, и пусть даже со странной формулировкой «возбуждение социальной розни», имеет, как мне кажется, право на существование. И не должна заканчиваться нелепыми обвинениями в разжигании социальной розни и стремлении к смене политического режима.

Любая оппозиция желает сменить политический режим, цель политической борьбы — победить. Что в этом криминального?

Совершенно верно. Послушайте, что говорит Жириновский, Зюганов или Миронов. Они тоже хотят и выступают за смену политического режима, но они заседают в Думе, и никому в голову не придет закрывать КПРФ или прикрывать средства массовой информации, работающие на КПРФ, с многомиллионными тиражами. Никому в России и в страшном сне такое не приснится.

Это что касается системной оппозиции. А как насчет несистемной?

Яркий пример неконструктивной — национал-большевистская партия Лимонова, которая в России запрещена, и ей отказано в регистрации. Но газета её продается, и тоже никому в голову не придет закрывать «Лимонку», типографию, где она печатается, и устраивать гонения на это печатное оппозиционное СМИ. И таких СМИ что в центре, что в регионах России — предостаточно. И в них призывы бывают почище, чем даже в «Лимонке». Закачаешься. «Республика», «Взгляд» или «К-плюс» — детский лепет по сравнению с тем, что пишут, печатают оппозиционные российские издания. Но пока ещё никто не дошел до нелепой мысли их прикрыть или запретить.

Может быть, и в России власти постепенно опустятся до подобных методов борьбы с оппозицией?

Надеюсь, что такого не случится. Всё-таки политические ситуации и устройства режимов, элит двух государств чем дальше, тем всё меньше становятся друг на друга похожи.

А как решение казахстанской власти закрыть оппозиционные СМИ скажется на международном имидже Казахстана, о котором так печётся господин Назарбаев?

Плохо скажется, конечно. На Западе всё прекрасно помнят. И правозащитные организации, которые профессионально занимаются тем, что обличают и укоряют авторитарные и диктаторские режимы в зажиме слова. И в журналистской среде, которая исповедует корпоративную этику, которую наши журналисты подзабыли. И в экспертном сообществе, где подобные вещи, как давление на независимые СМИ, воспринимаются однозначно негативно. И в структурах власти западных государств, которые вынуждены идти на компромисс с авторитарными режимами в силу политической целесообразности, геополитических расчётов и так далее.

То есть Казахстану могут припомнить особенности «демократического развития страны»?

Вот именно. На месте таких лидеров, как президенты Узбекистана, Туркмении или Казахстана, я бы особо не обольщался. Потому что судьбы Каддафи, Мубарака и других лидеров, с которыми тоже дружили, руки им жали и улыбались, весьма показательны — всё это до поры до времени. Им ведь тоже когда-то казалось, что Запад всегда будет мириться с их выходками и проглатывать наплевательское отношение к правам человека.

Вы правда полагаете, что отношение Запада изменится?

В ближайшее время радикальных изменений подхода Запада к Казахстану ожидать не стоит, конечно. Запад своекорыстен, Запад исповедует в первую очередь национальные интересы, и в угоду национальным, государственным, элитным интересам приносится в жертву всё остальное. Но там ничего не забывают. И при первой же возможности тому же Нурсултану Абишевичу и его ближайшему окружению припомнят то, что западным лидерам приходилось наступать на горло собственной песне, улыбаться ему, пожимать руку, фотографироваться с ним в обнимку и так далее. Западные лидеры ведь тоже живые люди, и многие из них очень злопамятны. Точнее, у них очень хорошая память.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
37.3% Считаю защитником.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть