За что мы должны каяться: за Сталина или за то, что мы победили в войне?

Будучи не в силах опровергнуть ведущую роль советского народа в Великой Победе над нацизмом, фальсификаторы идут на исторический подлог
13 октября 2019  14:10 Отправить по email
Печать

Кто готов на все, чтобы поработить и уничтожить собственный народ, заставив его вечно каяться, присягнув своим врагам. На словах — каяться за Сталина и сталинизм, на деле — за то, что мы русские, что с нами Бог, что мы никогда не прогибались под Запад, что всегда сохраняли свою собственную историческую самость и историческую гордость и всегда стояли на пути любых претендентов на мировое господство.

СССР

СССР

Страна приближается к 75-летию Великой Победы. В телевизионных новостях и других СМИ регулярно появляются сюжеты о годовщинах освобождения советскими войсками от гитлеровской оккупации столиц бывших советских союзных республик и стран Восточной и Юго-Восточной Европы.

Лидеры зарубежных стран, получающие приглашения из Москвы на празднование 9 мая — на военный парад на Красной площади, посещение Могилы Неизвестного солдата у Кремлевской стены, другие предстоящие юбилейные мероприятия, — даже те, что ехать в российскую столицу не особо хотят, все равно хотя бы внешне демонстрируют раздумья.

С одной стороны, антироссийская вакханалия, которую раскручивает коллективный Запад в попытках «сдержать» Россию, переписав историю, требует от Москвы ритуального покаяния за коммунизм и за Сталина. С другой стороны, ясно, что как минимум 90% заслуг победы над нацизмом принадлежат Советскому Союзу, который, сражаясь в одиночку против коллективной военной машины всей Европы, подкрепленной американскими капиталами, смог эту машину остановить, перемолоть и обратить в бегство.

И не американский ли президент Рузвельт, прочитав в переписке с британским премьером Черчиллем про «сдерживание коммунизма» и высадку на Балканах, во фланг наступающей Красной Армии, осадил того «железобетонным» как лом аргументом, против которого у Черчилля ничего не нашлось, ибо не было другого «лома». «Займемся делом или будем дожидаться, пока русские обойдутся без нас?» — так звучал вопрос Рузвельта, после которого Черчилль и согласился на план «Оверлорд» (второй фронт во Франции).

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Похороны советских солдат, павших при освобождении Белграда. 1944

Похороны советских солдат, павших при освобождении Белграда. 1944

Будучи не в силах опровергнуть ведущую роль советского народа в Великой Победе над нацизмом, фальсификаторы идут на исторический подлог.

И пытаются отделить Великую Победу от ее творцов, в частности от генералиссимуса Победы И. В. Сталина, противопоставив ему подвиг народа, совершенный как будто «вопреки» и помимо воли вождя. У этой фальсификации, явно переоценивающей историческое невежество подрастающего поколения соотечественников, имеются два среза.

Один бытовой: армия, одерживающая победу вопреки верховному главнокомандующему, — нонсенс. Конкретный пример: в 1999 году, когда международно-террористические банды вторглись в Дагестан, могло быть так, чтобы это вторжение было бы отбито вопреки Владимиру Путину? Разумеется, нет.

В условиях единоначалия, по которому функционирует любая армия, подчиняющаяся приказу, должен быть тот, кто этот приказ отдает. В том числе и на организацию вооруженного партизанского сопротивления на временно оккупированной территории. Не будет приказа — нечего будет выполнять.

Так же и в 1941 году, когда именно Сталин, как глава государства, возглавил вооруженное сопротивление вторгшемуся агрессору. «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!», — призвал он в своей знаменитой речи 3 июля 1941 года. «За Родину! За Сталина!» — ответили фронтовики, покрыв алые боевые знамена неувядаемой славой, которая переживет века.

«Победа советского народа в Великой Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков, одержанная под руководством Коммунистической партии во главе с верховным главнокомандующим, председателем Государственного комитета обороны СССР И. В. Сталиным», — такова официальная советская формула Великой Победы, выведенная самим народом-победителем. И именно она уже три четверти века не дает фальсификаторам спокойно спать.

Скажут, до 41-го года был 37-й! Да, но…

Во-первых, именно потому, что он — был, Советский Союз встретил 22 июня без антисоветского подполья, по крайней мере организованного, внутри страны.

Во-вторых, вожди этого подполья, кто бесславно завершил свою карьеру в конце 30-х годов, в стране или за ее пределами, даже не скрывали, что с Гитлером — снюхались. Против Сталина, в обмен на расчленение страны и ее сдачу в колониальную зависимость, а также собственную роль гауляйтеров при оккупантах — от Троцкого и Радека до зарубежных Романовых и Власова.

То есть мы уже знаем, что в основе политического «оранжизма» лежит капитуляция. И по интересам, и в силу комплекса неполноценности, неверия в собственный народ, его духовные и нравственные силы, волю к сопротивлению, готовность к борьбе не на жизнь, а на смерть, проявляя в этой борьбе мужество и массовый героизм.

В-третьих, «сталинские репрессии» по-настоящему сталинскими являлись только в своем «элитарном» сегменте, когда вычищали из подполья лиц, принимающих судьбоносные для страны решения. Массовые же репрессии в низах

  • а) не были столь массовыми, как фальсификаторы это рисуют (вспомним общеизвестные данные отнюдь не советского историка Земскова),
  • б) диктовались компрадорским страхом ответственности, которую они «переводили» вниз, отводя от себя и пытаясь предстать перед верхами в образе «святее папы римского»
  • и в) в немалой мере, вольно или невольно, ставили целью дискредитацию Сталина в народе, которой не добились. То есть на самом деле оказались не сталинскими, а антисталинскими.

Почему не добились дискредитации? Потому, что главное, чем занимался Сталин, — заставлял «элиту» служить народу и жестко спрашивал за то, что она этого делать не хотела. Народ же все это очень хорошо понимал и видел в Сталине народного вождя, а элиту эта связка вождя с народом бесила, отсюда и хрущевская «десталинизация» как элитный пакт отказа от служения народу и спроса за этот отказ по принципу «рука руку моет».

Если вспомнить, сколько руководящих судеб в РККА было связано с именем Троцкого и не забыть про фактический «пакт Троцкого — Гесса», заключенный в декабре 1935 года, то массовую чистку комсостава можно понять. Не было уверенности в них в преддверие военных испытаний.

Кроме бытового объяснения сталинской популярности и ее роста в наши дни, имеется и ее более глубокое, историческое понимание. Клевету на Сталина возводят те, кому та наша Великая Победа стоит костью в горле. Кто готов на все, чтобы поработить и уничтожить собственный народ, заставив его вечно каяться, присягнув своим врагам.

На словах — каяться за Сталина и сталинизм, на деле — за то, что мы русские, что с нами Бог, что мы никогда не прогибались под Запад, что всегда сохраняли свою собственную историческую самость и историческую гордость и всегда стояли на пути любых претендентов на мировое господство.

Тех самых, что каждую сотню-полторы лет, собравшись с духом, бросались в очередную завоевательную авантюру nach Osten, чтобы покончить с Россией, а в итоге всякий раз кончали с собой, с хрустом ломая в нашей стране себе шею.

Приносили на нашу землю бесчисленные страдания и разрушения, но в не меньшей степени подставляли собственные народы, обрекая их на разгребание исторических завалов, которые неизменно оставались после их собственного ухода в политическое и физическое небытие. «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается».

Советские и польские солдаты освобождают Варшаву. Январь 1945

Советские и польские солдаты освобождают Варшаву. Январь 1945

Распад СССР ознаменовал появление в этом нескончаемом конвейере западных авантюр нового штриха — гибридного. Во все времена и во все века внутренняя «пятая колонна» была и способствовала внешним захватчикам.

Даниил Галицкий против Александра Невского, князь Курбский против Ивана Грозного, гетман Мазепа против Петра Великого, февральские марионетки англичан против Ленина и Великого Октября, Троцкий против Сталина…

Это вечный сюжет подобного исторического противостояния, каждый эпизод которого ставил нас перед выбором между тем, «быть народам нашей страны свободными или впасть в порабощение». Стоило хотя бы в одном из этих эпизодов проиграть, и оппозиция с удовольствием справила бы по России тризну, сплясав на наших общих похоронах.

Не является исключением и нынешняя российская «оппозиция», взятая здесь в кавычки потому, что на самом деле это никакая не оппозиция, а та самая натуральная «пятая колонна». Век прежней оппозиции бывал недолог потому, что политический выбор делался внутри страны, и «глубинный» русский народ своим историческим чутьем, поддерживая каждого из перечисленных вождей-государственников, неизменно отправлял противостоявших им оппозиционеров на историческую свалку.

Нынешняя «пятая колонна», стремительно редеющая внутри, все более опирается на современных внешних захватчиков, чьи амбиции зиждятся на сомнительных представлениях о собственной «исключительности». И подкрепляются ненавистью даже не к советскому, а ко всему русскому.

Нынешняя «оппозиция», справедливо именуемая «оранжевой», паразитирует на внешних и безусловно временных обязательствах сохранять приоритет международного права над национальным законодательством. Но добивается не «прав человека», а деградации суверенитета, за которым последует завершение нашей истории.

Сами «оппозиционеры» при этом отдают себе отчет и в том, что Западу, по крылатому выражению генерала Шебаршина, от России нужно только одно: чтобы ее не было. Но понимая это, делают вид, что все обстоит наоборот, и Запад-де озабочен только правами человека и международным правом (которое сам регулярно и игнорирует).

Этим они оправдывают не Запад, а прежде всего самих себя. Действуют они по убеждениям или находятся «в своем интересе», — Бог им судья, хотя и фактов, подтверждающих обширные связи на Западе — в элитах, концептуальных think tanks и спецслужбах, более, чем достаточно. Имеют они «крышу» и в российской элите, в ее либеральных кругах. И пытаются претендовать на «концептуальное» лидерство, определять, «что такое хорошо, и что такое плохо», задавая тренды общественных дискурсов.

Примеров тому — множество. Вот лишь один из них, частный, но он характерен заказной вакханалией, поднятой в Интернете. Некто Дмитрий Гудков, «оппозиционный» экс-депутат, развернул в интернете натуральную травлю Татьяны Кашириной, профессора, заведующей кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД России. За что? За висящий на стене ее кабинета календарь с портретом И. В. Сталина.

Что здесь сказать?

Ну, во-первых, Сталин — глава государства, официальным правопреемником которого объявила себя Российская Федерация, у которой в момент, когда она это делала, не было другой возможности не только унаследовать место постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом вето, но и просто легализовать себя в международном сообществе.

Если протестуя против Сталина, Гудков отказывается от этой преемственности, то это его личное дело, но в глазах окружающих он выглядит не более, чем уездным предводителем хунвэйбиновской ячейки.

Во-вторых, и это, на мой взгляд, самое главное именно с точки зрения общественной морали и нравственности. За «демократию», с аргументами, апеллирующими к недавней скандальной антисоветской резолюции Европарламента, о которой уже приходилось высказываться, и которой «проснувшиеся» либеральные «Спящие» выдают восторженные оценки, ратуют, насаждая в обществе паранойю доносов.

«В мои годы такого в Дипакадемии не было», — намекает Гудков-младший, что ведущий вуз российского внешнеполитического ведомства не может не быть антикоммунистическим и антисоветским. Возникает вопрос: а почему? С какой, собственно, стати?

В академии множество высоких профессионалов, прошедших горнило дипломатической службы. Им приходилось отстаивать национальные интересы с каждодневным риском, работать на будущую перспективу в тяжелейших условиях тотальной неопределенности. И они очень хорошо знают цену верности и предательству, усвоили ее из собственного опыта. Поскольку этот вуз и автору этих строк не чуждый в том смысле, что с ним связана моя докторская диссертация, могу засвидетельствовать, что немногим позже, чем учился там Гудков, никакой зашкаливающей антисоветчины я в его коридорах и кабинетах не увидел, и не надо возводить напраслину!

Советские солдаты в освобожденной Праге. 1945

Советские солдаты в освобожденной Праге. 1945

Причем очень сомнительно, что наш «герой» сам набрел на этот «информационный повод». Скорее всего, информацию ему передали изнутри. Кто именно? Все мы совсем недавно видели, как работают с протестным контингентом сотрудники американских НКО в Гонконге, когда разразился скандал, ударивший по репутации ряда предводителей тамошних протестов. Разве у нас это устроено по-другому?

Или кто-то верит в «нечаянное» совпадение раздувания скандала с календарем с тем развернутым интервью, которое, покидая Москву, дал американский посол Джон Хантсман? Позволю себе напомнить его ключевые строчки: «В своем последнем интервью я хочу выделить то, о чем говорил и в своем первом интервью: нормализация отношений между США и Россией зависит от прогресса на украинском направлении».

В чем заключается «прогресс» по американской версии, уже понятно. В переигровке Минских соглашений, которые следует переписать, сделав в них главным, как проговорился один еврочиновник, вопрос о передаче российской границы с Донбассом под контроль украинской стороны, не привязываясь к очередности пунктов. Для этого общественности уже третью неделю вешают на уши лапшу, будто бы «формула Штайнмайера» включает в себя и вопрос о границе, что не соответствует действительности: его в ней вообще нет.

Разве непонятно, что «буря в стакане», поднятая Гудковым-младшим, во-первых, полностью соответствует приоритетам Запада, как они сегодня сформированы? Не вообще, а именно сегодня, в злобе дня. Во-вторых, в этом хайпе просматривается еще и интерес: сделать заявку на финансирование, показав, что на «борьбу с режимом» нужно бы чего-нибудь подкинуть. Ну и в-третьих, напомнить «болотно-сахаровским» завсегдатаям, чтобы они на фоне поствыборного затухания протестных акций в столице о своих «кумирах» не позабыли. «Ай, Моська, знать она сильна!»…

И последнее. Вся эта публика, как и связанная с ней либеральная часть «элиты», более всего любит не собственные принципы, особенно идейные, а собственный комфорт. «Война — войной, а обед — по распорядку!» Поэтому как только вся либеральная система, которая уже дала трещину, окончательно посыплется, надо ждать массового притока моментально «прозревших» компрадоров в ряды патриотов. Многие из них уже сегодня «правильно» восприняли слова Владимира Путина об исчерпанности и бесперспективности либерализма. Если проявим близорукость и этот маневр им удастся, подлинное возрождение страны окажется под серьезной угрозой, ибо под него будет заложена мощная мина. Так что будем бдительны. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

NekatoDestrakt
Карма: 9
13.10.2019 14:49, #38297
Контекст заголовка статьи предполагает, что если не за Сталина или за победу, то вообще-то есть нечто такое, за что русские должны каяться.
Русским не за что и не перед кем каяться.
mvv9338388
Карма: 24
15.10.2019 06:43, #38331
Спасибо Владимир Борисович! Мочите их!!!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть