Реванш пророссийских сил: почему США теряют вес в Центральной Америке

Эквадор, Аргентина, Венесуэла и Никарагуа — что стоит за волной антиамериканизма?
11 октября 2019  18:45 Отправить по email
Печать

Глобальная политика обладает инерцией. Многолетние планы долго выстраиваются по принципу домино, но после запуска реализуются с возрастающей скоростью. В осуществлении стратегических задач как правило задействуется масса элементов, поэтому чем существеннее для сторон оказывается кризис, тем шире необходимо смотреть на его первопричины. Касается это правило и массовых протестов, в последние годы захлестнувших Латинскую Америку, а с октября 2019 года и Эквадор.

Три боливарианские страны — Венесуэла, Эквадор и Никарагуа вновь стали ареной противоборства великих держав. США, Россия и Китай, ведут на данных плацдармах невидимое соперничество и для того, чтобы разобраться в логике происходящих событий, важно вспомнить, что нас к этому привело.

В 2007 году к власти в Никарагуа пришел яркий противник проамериканского курса Даниель Ортего. Год спустя новый лидер посетил Москву и первым делом признал независимость Абхазии и Южной Осетии. В дальнейшем глава страны пообещал восстановить отношения с Китайской Народной Республикой, но прежде наладить союз с левыми правительствами региона.

Никарагуа солидаризировалась с суверенными странами Латинской Америки, вступила в Боливарианский союз, встала на сторону Венесуэлы и Эквадора, во время организованного Вашингтоном конфликта с Колумбией, а в итоге, несмотря на незначительный геополитический вес оказалась базисом для всех происходящих ныне событий от Сальвадора до Аргентины.

Одновременно в 2012-2013 году, соседний с Никарагуа Эквадор подтвердил приверженность общему курсу и вопреки давлению США принял на своей территории основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа.

В 2014 году в рамках латиноамериканского турне все вышеперечисленные страны и ряд более влиятельных столиц с личным визитом посетил Владимир Путин, подстегнув тем самым формирование общего блока и возвращение России в стратегически важный регион. На Кубе удалось договориться о размещении станций системы ГЛОНАСС.

В Аргентине Путин обсудил с президентом де Киршнер многомиллиардные контракты на строительство ГЭС и АЭС, а также расширение вещания канала «Россия сегодня». А между перелетом, внезапно для США сделал внеплановую остановку в Никарагуа, где к большому неудовольствию Вашингтона, также затронул темы открытия станций российской системы позиционирования и планы постройки Никарагуанского канала — мировой артерии под контролем Китая, России и самой этой страны.

На следующий же день методы правления всех руководителей из списка посещенных Владимиром Путиным государств были подчеркнуто названы Белым домом «все более авторитарными», в Госдепартаменте заявили о курсе на поддержку никарагуанских и эквадорских НКО, а англосаксонская пресса запустила масштабную кампанию по очернению президентов Венесуэлы, Бразилии и Аргентины.

Рейтинговое агентство Fitch одномоментно понизило суверенный рейтинг Аргентинской Республики до «выборочного дефолта», через оппозицию и внутренние СМИ была запущена медийная волна, призванная посеять в народе сомнения и панику, а виновником экономических проблем выставить Кристину де Киршнер.

В Вашингтоне давно были недовольны тем, что при руководстве Киршнер страна стала вести политику, называемую «золотой серединой между капитализмом и социализмом», избавилась от всех внешних долгов, зачистила профсоюзных бюрократов, выгнала «внешние» НКО и отказалась от сотрудничества с МВФ, самостоятельно накопив резервы.

В этом плане внешняя политика, направленная на сотрудничество с Москвой, стала последней каплей. Против Кристины Киршнер была организована классическая схема коррупционного скандала, закончившаяся избранием проамериканского ставленника Маурисио Макри, а тот с первых же своих решений показал, кто являлся бенефициаром его продвижения — Макри заморозил отношения с Москвой, запустил приватизацию, принял «рекомендации» МВФ и выступил против Каракаса.

Одновременно в соседней Венесуэле стартовали организованные по лекалам «цветных» революций массовые протесты, без всякого воображения названные фондами США «Primavera Venezolana», что с испанского переводится как «Венесуэльская Весна».

Как и в прочих странах, не исключая Россию топливом протестов были сделаны школьники и студенты. Оппозицию объединили против чавистов, дав возможность получить большинство на парламентских выборах 2015 года, однако главной цели не добились — продолжающий сближение с Москвой и Пекином Николас Мадуро пользовался высоким доверием у населения и сохранил свой пост.

В 2017 году Рафаэль Корреа, согласившийся принять Ассанжа, а ранее выставивший со своей территории американских военных покинул свой пост. Президентом стал Ленин Морено, который под угрозами Вашингтона о запуске против него антикоррупционного расследования сразу же начал вести политику в русле уступок США. Под угрозой со стороны МВФ и транша, который обещал Белый дом, Джулиан Ассанж был выдворен из посольства республики в Лондоне и это стало первым решением, последствия череды которых сегодня и накрыли Эквадор.

В конце марта 2017 года в соседней Венесуэле была начата вторая попытка США по отстранению Мадуро от власти. Каракас захлестнули массовые беспорядки, Вашингтон, Брюссель и региональные проамериканские режимы ввели против страны незаконные санкции, однако Россия в разгар массовых протестов, вместе с КНР оказала властям значительную экономическую и иную помощь.

В результате режим выстоял, а Вашингтон окончательно скинул маски. Для отстранения Мадуро начали применяться инвазивные инструменты, от запрета на операции с долговыми обязательствами и ценными бумагами правительства страны до кибератак, диверсий с питьевой водой и электричеством, эмбарго и блокады ресурсов государственной нефтекомпании PDVSA.

Таким образом нынешние протесты в Эквадоре являются лишь следствием общего противостояния национальных элит Аргентины, Бразилии, Венесуэлы, Никарагуа и прочих выбирающих суверенитет стран (при ситуационной поддержке Пекина и Москвы), с курируемыми США неолиберальными силами. Причем несмотря на кажущийся перевес Вашингтона, рост числа переворотов в большинстве вышеописанных государств, к сегодняшнему моменту стал приносить США растущие издержки.

Умение проводить «цветные» революции наложилось для Белого дома на необходимость противоборства с многополярным миром, а если учесть идеологическую убежденность американских элит в своей исключительности и патологическую неспособность признать наличие альтернативных сил, становится неудивительно, что частота применения столь удобного инструмента перешла все пределы. При Трампе, вместо филигранного лицемерия Вашингтон и вовсе стал исповедовать открытый подход, в результате чего начал терпеть поражения.

Когда в 2018 году Белый дом снова попытался начать кампанию против президента Ортега в Никарагуа, попытка госпереворота с треском провалилась. В Аргентине несмотря на все действия против Кристины де Киршнер уровень ее поддержи среди населения только рос.

В период ее правления, при активном участии государства в экономике, малообеспеченная часть населения получала индексацию пенсий и иные виды социальной помощи. При Макри, как и при всех проамериканских режимах в центральноамериканском регионе большинство соцпрограмм по «рекомендациям» МВФ были свернуты, базовая ставка ЦБ повышена, а страны захлестнула волна корпоративных банкротств под хищническим давлением западных транснациональных корпораций.

Вашингтон никогда не умел сдерживать аппетиты своего капитала, поэтому, когда в мае 2016 года аргентинский суд обвинил Киршнер в манипулировании Центробанком для поддержания курса песо, граждане страны не увидели в этом ничего плохого, поскольку при нынешнем президенте курс резко упал.

В 2017 году накануне сенаторских выборов Федеральный суд приписал экс-президенту сокрытие фактов о взрыве в Аргентинском еврейском культурном центре в 1994 году, но и это не сказалось на итогах голосования. В 2019 году, уже сенатор Кристина де Киршнер, снова стала объектом уголовного дела, на этот раз о сговоре с целью отмывания средств, после чего ей были также предъявлены обвинения по незаконному ввозу исторических документов, письма, который ей подарил Владимир Путин в 2015 году.

И, тем не менее, накануне скорых президентских выборов 27 октября именно Кристина Киршнер имеет все шансы стать вице-президентом, а второй представитель ее предвыборного тандема Фернандес — будущим лидером страны.

Другими словами, как и в Венесуэле, где при народной поддержке выстоял Мадуро, в Эквадоре, где народный протест организованно выступает против проамериканского ставленника, и даже в Никарагуа, где Ортего открыто называет США врагом, Альберто Фернандес выиграл праймериз с позиций антиамериканизма.

Кандидат прямо заявляет, что собирается покинуть проамериканскую группу «Лима», которая создана для проведения в Венесуэле госпереворота, и что склоняется к стратегии, которую разделяют Владимир Путин и Си Цзиньпин — политике невмешательства со стороны Белого дома.

Ленин Морено, до своего нынешнего рекордно низкого рейтинга, также легко победил на выборах Эквадора, обещая народу продолжать левый патриотический курс и подвел дело к гражданской волне неповиновения лишь тогда, когда вопреки обещаниям начал ставить страну в зависимость от МВФ и Вашингтона. То есть давление на регион все активнее приносит США обратный результат и не последнюю роль в этом играет пример успешного противостояния Западу со стороны России.

Другими словами, с приходом к власти в Аргентине Маурисио Макри, Жаира Болсонару в Бразилии и Ленина Морено в Эквадоре, американские позиции в регионе усилились кратковременно. К сегодняшнему дню выступавшие за налаживание отношений с Москвой «левые» силы повсеместно отыгрывают позиции назад.

У США остаются Гватемала, Колумбия, Парагвай, Перу и Сальвадор, в то время как на сторону многополярного мира возвращаются ключевые с точки зрения географии Никарагуа, Эквадор, Венесуэла, Куба и Аргентина. А это означает не только конец изоляции Мадуро и новые возможности для усиления в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна Москвы, но и возрождение краеугольной идеи Никарагуанского канала — главного регионального страха США.

Именно после принятия решения Китая, России и Никарагуа строить артерию между Тихим и Атлантическим океанами Госдеп США резко озаботился ситуацией с правами человека в Южной Америке. А после провала в 2014 году (сразу после турне Владимира Путина) организаций никарагуанских беспорядков, как щупальцами начал сеять нестабильность во все близлежащие страны.

По сути, именно рассмотрение региональной ситуации через призму транспортной артерии все ставит по своим местам. Во-первых, Китай не может построить канал без обеспечения безопасности строительства и его работы со стороны России, поэтому Москва с 2009 года начала снабжения Никарагуа военной техникой, от вертолетов Ми-17 и бронемашин «Тигр», до ЗРК и танков Т-72.

Ответом США стало «стечение обстоятельств», в результате которого начальник генштаба ВВС Никарагуа, руководитель службы контрразведки ВВС, начальник службы ПВО и еще 6 военных, стоящих у истоков создания армии страны после революции, неожиданно разбились близ озера Манагуа, а против межокеанской артерии выступили западные «экологи».

Тем не менее, с 2014 года Никарагуа увеличила сотрудничество с Москвой, а с 2015 года, ВМФ и ВКС России получили право находиться в территориальных водах страны и в ее небе.

Во-вторых, положение в Никарагуа зависит от положения в Венесуэле, поскольку именно Каракас оказывал финансовую помощь стране, а венесуэльская нефть является главным предметом заинтересованности КНР в строительстве самой артерии.

Если учесть, что положение в Венесуэле зависит от положения в столицах окружающих его государств, то действия США по организации вокруг двух этих точек максимальной нестабильности становится понятным. Этим Вашингтон пытался сделать статус венесуэльской нефти неопределенным для Китая, чем наделся помешать и возвращению в регион Москвы.

Теперь ситуация начала меняться, Манага поддерживает все внешнеполитические шаги России, от признания Крыма, до военного сотрудничества, неолиберальный бум в Латинской Америке стал отыгрывать назад, а новые тенденции показывают, что чем сильнее и откровеннее давят США, тем активнее в регионе разрастается волна антиамериканского «народного гнева».

Москва умело играет на промахах Вашингтона, возвращая обратно советский геополитический потенциал. Никарагуа, Аргентина, Куба, Венесуэла и Эквадор — обладают важнейшим стратегическим положением, и, судя по всему, вскоре смогут напомнить США о том, что игра в подбрюшье оппонента работает в обе стороны, и что время для призывов Трампа «вернуться в рамки естественных границ» пришло.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть