Военные базы Китая появятся в Туркестане в течение пяти лет — мнение

Ждать осталось недолго
Евгения Ким
2 апреля 2019  10:00 Отправить по email
Печать

«Страны Центральной Азии воспринимались КНР, прежде всего, в качестве транзитных территорий, но по факту стали, не в последнюю очередь усилиями Москвы, мягко тормозящими реализацию китайских проектов на собственной территории», — заявил старший преподаватель Уральского федерального университета, эксперт-востоковед Дмитрий Желобов, комментируя ИА REGNUM текущие изменения в отношениях КНР и стран Туркестана.

ИА REGNUM : Почему в ориентированных на аудиторию Туркестана СМИ снизилось количество материалов на тему прав мусульман в Китае?

— Грамотная информационная кампания должна строиться исходя из понимания особенностей человеческой психики: человек — социальное животное и адаптируется к любым явлениям, если они носят достаточно продолжительный характер.

Если достаточно длительное время выдавать аудитории шок-контент, то она привыкнет к нему и будет воспринимать как нечто вполне естественное, а то и начнет реагировать на очередные порции информации с раздражением. Например, так произошло в России с украинско-сирийской тематикой.

Поэтому для достижения должного эффекта имеет смысл делать паузы. Строго говоря, если воспринимать информационную политику западных СМИ в регионе в политтехнологическом ключе, антикитайская кампания своей цели достигла — в обществе стран региона синофобские настроения значительно укрепились. Будем ждать второй волны.

ИА REGNUM : В информационном поле Киргизии и частично Таджикистана сократилось количество публикаций на тему «успешных китайских проектов» в этих странах. Почему?

— В информационном поле региона три крупных игрока: США, КНР и Россия. Проамериканские СМИ уже отработали по этой теме в негативном ключе, Китай опасается, и не без оснований, что бравурные реляции о достижениях в экономическом сотрудничестве будут интерпретированы как продолжение неоколониалистской экспансии в регион.

А для России любое китайское достижение невольно поднимает вопрос о собственных потерянных позициях. Всем крупным игрокам продолжение игры на этом поле в настоящий момент невыгодно.

В целом Китай не склонен разрывать сотрудничество полностью и всегда оставляет себе пространство для маневра. При этом у Пекина есть широкий спектр мер воздействия на несогласных с его политическим курсом.

Строго говоря, в отношении стран Центральной Азии уже действуют, например, дискриминационные визовые правила. Занять еще более жесткую позицию КНР может, скажем, в случае критики политики в СУАР со стороны руководства стран региона.

ИА REGNUM : Каков на данный момент итог китайской инициативы «Один пояс — один путь» в Туркестане?

— На самом деле «Пояс и путь» мыслился, прежде всего, как дорога в Европу. Учитывая общий внешнеполитический курс ведущих стран Европы, эта цель пока далека от достижения. Некоторых успехов Пекину удалось добиться в странах Южной Европы, но переоценивать их не стоит.

Страны Центральной Азии воспринимались, прежде всего, в качестве транзитных территорий, но по факту стали, не в последнюю очередь усилиями Москвы, мягко тормозящими реализацию китайских проектов на собственной территории конечными пунктами китайских коммуникаций.

Китай занял на постсоветском пространстве доминирующее положение, но негативные моменты китайского присутствия стали очевидны для всех, а с позитивным опытом как-то негусто. Китайские инвестиции оказались излишне коррупциогенными и элитоориентированными.

ИА REGNUM : Реально ли появление китайских военных баз в странах Туркестана?

— Если исключить возможность резких внутриполитических изменений в Китае, то это совершенно неизбежно. При сохранении текущей политики в регионе и стабильности ситуации в СУАР, вероятно, это произойдет в течение пяти лет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть