Россия и Казахстан: что мешает сотрудничеству соседей?

«...Необходимо прилагать постоянные и целенаправленные усилия для сближения элит России и Казахстана»
Алексей Харин
16 января 2019  03:00 Отправить по email
Печать

Уже 27 с лишним лет прошло после распада Большой России (СССР). Однако постсоветское пространство привлекает к себе пристальное внимание как российских политологов, так и аналитиков из других стран некогда единого государства. И это не случайно. Современный мир — сочетание двух процессов — регионализации и глобализации.

С одной стороны, происходит формирование единого экономического, социального и информационного пространства. С другой стороны, идёт процесс образования крупных региональных блоков, возникающих на самой разнообразной основе — Евросоюз, АСЕАН и т.п. Формы здесь самые разнообразные. Это могут быть блоки, формирующиеся на экономической основе (АСЕАН), или не только на экономической, но и с социокультурной (ЕС, ЮАСН).

В связи с этим и интерес к постсоветскому пространству вызван не только (и даже, наверное, не столько) ностальгическими моментами, но и потребностью в формировании такого регионального образования. С одной стороны, вроде бы предпосылки для этого есть. Сохраняющиеся экономические, социальные и культурные связи между отдельными постсоветскими республиками. Наличие русскоязычной диаспоры, рассеянной по всему постсоветскому пространству. Существуют и интеграционные объединения (Таможенный союз).

Однако последние годы на постсоветском пространстве усилились негативные тенденции (имевшие место и ранее, но сейчас ставшие более актуальными). Это мы видим и на примере с Украиной, и на ухудшении отношений с Белоруссией, на ситуации в Армении.

Тем не менее в научном сообществе идёт анализ взаимоотношений России и отдельных стран-участниц СНГ. Здесь можно указать на опубликованный недавно доклад о российско-казахских отношениях, подготовленный группой аналитиков[i].

Доклад представляет интерес по ряду причин. Во-первых, он составлен российскими и казахстанскими аналитиками. Т. е. здесь мы видим взгляд с обеих сторон. Во-вторых, Россия и Казахстан — крупнейшие по территории страны-участники СНГ. В-третьих, если брать Казахстан, то это не только один из ключевых игроков в Туркестане, но и на постсоветском пространстве. Не случайно, ещё в 1994 году Нурсултан Назарбаев поднимал вопрос о создании Евразийского союза на новых условиях.

Здесь же можно вспомнить и предложение одного из авторов нынешнего доклада, политолога Юрия Солозобова, высказанное им несколько лет назад. Солозобов предлагал предоставить особые интеграционные полномочия двум стратегическим союзникам Российской Федерации: Казахстану в Туркестане, а Белоруссии на западном направлении

[ii]. По мнению политолога, данная геополитическая конструкция совпадает с форматом нового Таможенного союза.

В-четвёртых, тема данного доклада актуальна и ещё в том плане, что российско-казахстанским отношениям, по мнению авторов документа, уделено мало анализа. В СМИ преобладает либо официальная риторика, либо эмоциональная составляющая[iii].

Поэтому авторы доклада и поставили цель проанализировать различные сферы взаимодействия двух стран: правовые, политические, дипломатические, экономические, военные, медийные, культурные и социальные. Уделено внимание и такой актуальной в современном мире проблеме, как миграция. Не могли не обойти вниманием составители доклада и такой вопрос, как восприятие населением двух стран друг друга.

Молдахмет Кенбаев. Дорога отцов. 1964

Молдахмет Кенбаев. Дорога отцов. 1964

Тщательно авторы разбирают положительные и негативные моменты взаимодействия России Казахстана и дают свои рекомендации на этот счёт.

В докладе много интересных наблюдений. Увы, актуальным является замечание по поводу внешней политики России. Анализируя концепции внешней политики Казахстана и России, составители документа отмечают, что для Казахстана отношения с Россией — один из важнейших приоритетов. В то же время, для России Казахстан, если судить по Концепции внешней политики РФ, не является приоритетным партнёром (в отличие, например, от Украины). Более того, внешняя политика Москвы является непредсказуемой для Астаны, и создаёт проблемы для Казахстана[iv].

Увы, уже почти на протяжении двух десятков лет приходилось встречать в научной и публицистической литературе констатацию непредсказуемости внешней политики Москвы в целом. И пример с Казахстаном — лишний раз подтверждение этому. Россия пока не может создать чётко разработанную внешнеполитическую концепцию.

Интересны замечания и по поводу неадекватности анализа Туркестана в целом. Как правило, аналитики делают упор на негативных факторах (угроза терроризма, межэтнические конфликты и т.п.). Но эта модель была разработана в 1990-х гг. в момент краха советской державы, и сейчас она отчасти устарела. В каждой из стран за это время сформировались свои механизмы поддержки стабильности. Однако в целом при анализе доминирует старая схема. Более того, имеет место либо отсутствие глубокого анализа (т.н. набеговая политология), вызванное отчасти и закрытостью стран региона, либо привязка к отдельным ярким событиям (выборы, перевороты и т.п.)[v].

Взаимодействию России и Казахстана отчасти мешает и восприятие жителями стран друг друга. По данным соцопросов, если для казахстанцев Россия выступает как первоочередной партнёр для сотрудничества и наиболее близкая по всем параметрам страна, то россияне, не смотря на доброжелательное отношение к своему соседу, не готовы к сотрудничеству в больших объемах. Картину портит и не соответствующий истине имидж Казахстана, как страны[vi].

Показательны и политические отношения между странами. Авторы приводят такой пример с дипломатами: Казахстан присылает в Россию в качестве послов, политических тяжеловесов, для которых работа в Москве — один из этапов карьеры. В свою очередь, Россия направляет в Казахстан дипломатов, для которых данная миссия — по сути или почётная ссылка или конец карьеры (т.е. перед выходом на пенсию)[vii].

Молдахмет Кенбаев. На предгорье (фрагмент). 1967

Молдахмет Кенбаев. На предгорье (фрагмент). 1967

Очень подробно авторы разбирают экономические отношения, приводя массу интересного фактического материала.

Любопытен вывод авторов после детального анализа приведённого материала:

«Фактически, получается, что постепенно российский рубль стал вытеснять доллар и евро в Казахстане и заметно сокращает их долю в продажах. Это означает, что рубль оказался «домашней резервной валютой» для стран ЕАЭС. Следовательно, евразийский интеграционный проект показал свою состоятельность и успешность в конкуренции между соседними экономическими сверхгигантами — ЕС и КНР. К сожалению, этот важный факт оказался совершенно незамеченным у российских аналитиков и масс-медиа"[viii].

Правда, авторы указывают на ещё одно негативное обстоятельство — слаборазвитый совместный туризм, которому мешают «неоправданно дорогие авиаперевозки, <…> слабость туристической инфраструктуры и малая информированность о привлекательных местах в соседней стране"[ix].

Подробно авторы доклада останавливаются на медийных и культурных взаимоотношениях. Здесь авторы констатируют существенную близость в информационном поле двух стран. Россия фактически активно присутствует в информационном поле Казахстана. Но такая близость порождает, по мнению составителей доклада, как положительные, так и отрицательные моменты.

Например, отмечают авторы, существует ряд «острых тем, по которым российские СМИ (за счет неумышленного непрофессионализма или за счет умышленной пропаганды) создают серьезные проблемы для Казахстана». К таким темам относятся: активизация деятельности талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), китайская экспансия, американские базы на Каспии и т.п. Российские СМИ могут дать какую-то непроверенную информацию, которую потом начинают транслировать казахские СМИ в силу уважения к источнику. И эта непроверенная информация создаёт проблемы для властей Казахстана.

Кроме того, в российских СМИ имеет место два основных негативных тренда для Казахстана: националистический и неоимперский[x]. Первый связан с ситуацией 1990-х гг. строится на тезисе, согласно которому казахи угнетают русских. Эти идеи связаны с русскими националистами и всегда имели небольшое распространение в СМИ. Второй тренд — неоимперский-обозначился после 2014 г. в связи с событиями на Украине. Согласно данному подходу, Казахстан «уходит от России». Но на официальном уровне данный тезис не поддерживается.

Молдахмет Кенбаев. Песня чабана (фрагмент). 1956

Молдахмет Кенбаев. Песня чабана (фрагмент). 1956

В свою очередь, в СМИ Казахстана также существует негативный тренд для России. Многие казахскоязычные СМИ стремятся создать негативный образ России как наследницы Российской империи и СССР. Авторы доклада характеризуют данную тенденцию, как «антиколониальный дискурс с налетом русофобии». Однако отмечают, что подобный дискурс рассчитан на незначительную аудиторию. И многие идеи, высказываемые представителями данного направления, не поменялись с 1990-х гг.

Указывают авторы и на такой факт, что тема евразийской интеграции в СМИ всё более перестаёт быть приоритетной. Это связано с тем, что в новом российском правительстве по сути уже не стало куратора по вопросам евразийской интеграции[xi].

Положительно авторы смотрят на судьбы русского языка в Казахстане. В быту и в делопроизводстве доля казахского языка растёт, но в остальных сферах преобладает русский. Введение латиницы в стране, возможно даст иной результат, как и в Узбекистане, где это привело к усилению русского языка.

Увеличивается и количество казахстанских студентов, обучающихся в России, что является вызовом для образовательной системы Казахстана. Также растёт и количество казахстанцев, уезжающих на заработки в Россию. Примерно 200 тысяч казахстанцев в целом находятся на трудовом рынке России[xii].

Вместе с тем межэлитные связи слабеют. Одна из главных причин, безусловно, в уходе с политической арены тех поколений, которые ещё делали карьеру в СССР. Кроме того, всё меньше совместных проектов. И для российских политиков на пространствах СНГ приоритетной является Украина, что также сказывается[xiii]. Поэтому составители документа полагают, что «необходимо прилагать постоянные и целенаправленные усилия для сближения элит России и Казахстана и их взаимопонимания задач стратегического развития».

В заключении авторы подводят итоги, указывая на те факторы которые способствуют и мешают российско-казахстанским отношениям. С одной стороны, отношениям между странами способствуют в целом разнообразные экономические, политические социокультурные и иные связи, взаимодействия. Положительную роль играет и географическая близость. Однако, с другой стороны, есть и факторы, препятствующие взаимодействию. Главной причиной авторы видят «разрыв в политической и экспертной коммуникации"[xiv]. Есть и иные сложности. Например, коррупция, упор на двусторонние связи меду лидерами, конкуренция. Любопытны и такие мнения экспертов, как нежелание России становиться региональным лидером, и её упор на деятельность в дальнем зарубежье. Здесь же и неумение Россией поддерживать интеграционные форматы и соблазн простых решений[xv].

Указывая на сложности в российско-казахстанских отношениях, авторы дают свои рекомендации по более эффективному взаимодействию двух стран, делают акцент на важности этих отношений, как для России, так и для Казахстана. Можно согласиться с авторами, считающими, что необходимо постоянно прилагать усилия для улучшения взаимодействия между странами. Притом нельзя ограничиваться только взаимоотношениями лидеров двух стран.

Молдахмет Кенбаев. Кошмоделание. 1958

Молдахмет Кенбаев. Кошмоделание. 1958

Наверное в чём-то можно и поспорить с авторами. Например, ситуация с введением латиницы может привести к отрыву от своего языка части русского населения Казахстана. Возможно к трудностям можно отнести и то, что часть русского населения Казахстана чувствует себя дискомфортно и покидает страну[xvi]. В докладе акцент больше делается на неумелые действия российской стороны. Но всё ли верно делает Казахстан? И как рассматривать, например, саммит руководителей государств Центральной Азии в Астане, на который не пригласили Россию? Хотя, безусловно, идеальных отношений не бывает. И даже при самых хороших отношениях (какими, на наш взгляд, всё-таки можно назвать российско-казахстанские), бывают сложности.

[i]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Доклад: Казахстано-российские отношения на современном этапе. Москва-Алма-Ата, 2018. 67 с.

[ii]Солозобов Ю.М. СНГ: двадцать лет спустя после «развода». Постсоветское пространство на пороге перемен / Defuturo, или История будущего / Под ред. Д.А. Андреева, В.Б. Прозорова. М., 2008, С.185−186.

[iii]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 5.

[iv]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 7−8.

[v]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 13−14.

[vi]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 16−17.

[vii]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 20.

[viii]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 38.

[ix]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 39.

[x]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 49.

[xi]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 50.

[xii]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 61.

[xiii]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 63.

[xiv]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 65.

[xv]Шибутов М., Солозобов Ю., Малярчук Н. Указ.соч. С. 66.

[xvi] См. напр.: http://ru-an.info/n/49532/

Харин Алексей Николаевич

Кандидат исторических наук, доцент

Кировский филиал РАНХиГС.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть