18+
Корпоративная мутация капитализма и раскол социалистов
Русское отрезвление: значение решения Константинополя по Украине
Китайский вопрос в мировых геополитических раскладах
Какой вариант политической реформы в России выберет Владимир Путин?
Какие ответные российские санкции могут эффективно ударить по США?

«Кризис демократии» и современность - 8: по страницам глобалистских шедевров

Продолжение
Владимир Павленко
28 июня 2016  00:16 Отправить по email
Напечатать

Продолжаем тезисы доклада «Кризис демократии», выпущенного Трехсторонней комиссией в 1975 году и с тех пор ни официально, ни даже в приближении к полному тексту не публиковавшегося на русском языке (английский оригинал здесь: http://trilateral.org/download/doc/crisis_of_democracy.pdf).

Потихоньку приближаемся к завершающей, итоговой главе, а сегодня закончим рассмотрение и анализ главы IV, посвященной Японии.

Из начальной части этой главы (http://www.iarex.ru/articles/52706.html) выяснилось следующее:

- что советско-китайские противоречия, которые в 1970-х годах грозили перерасти в военный конфликт, тогда настолько глубоко соответствовали надеждам и чаяниям так называемой «глобальной элиты», что авторы доклада не смогли скрыть своего восторга. Как и тлеющий конфликт на Корейском полуострове, распря Москвы и Пекина играла на руку глобалистам, которые только начинали строительство пресловутого «Нового миропорядка». Причем, играла во многих вопросах, в том числе помогала держать «в узде» саму Японию, привязывая ее к Западу не только институционально, но и ментально, эксплуатируя, наряду с чувством вины за проигранную войну, еще и страх перед мировым социализмом, который «вот-вот развяжет» у японских границ междоусобную войну. И мы уже упоминали об уроке, который из той, прямо скажем, противоестественной ситуации обязаны вынести и, на мой взгляд, вынесли российский и китайский народы: дружбе и стратегическому партнерству наших двух стран разумной альтернативы не существует. (Ватануки даже не стесняется признавать, что реверансы японским коммунистам он выдает исключительно за независимость КПЯ от КПСС и КПК);

- что на руку Западу сыграла и изоляция Японии в Азии; в отличие от занимающей такую же геополитическую позицию Великобритании в Европе, Токио азиатскую часть Второй мировой войны не выиграл, а проиграл, получив в свой адрес весь заряд ненависти оккупированных японцами стран Юго-Восточной Азии. В то время как англичане «снимали сливки» с участия в оккупации (виноват, «освобождения») Европы. И именно поэтому Японии в послевоенное время не помогли диаспоры соотечественников за рубежом;

- что «включение» Японии в коллективный, подпавший под англосаксонское господство, Запад, произошло с помощью «мирной» конституции 1947 года, в рамках которой страна практически утратила суверенитет и превратилась в «протекторат» США; сама эта конституция, как признается в докладе, разрабатывалась оккупационным американским штабом адмирала Макартура. И мы уже упоминали, что ВОВЛЕЧЕНИЕ ЯПОНИИ с помощью прозападной конституции, игнорирующей национальные и цивилизационные особенности страны, было воспринято коллективным Западом как наглядное подтверждение якобы «работоспособности» принципов специфически понимаемой «демократии»;

- что в рамках конституции 1947 года в Японии была воспроизведена, пусть и в откровенно уродливом виде, двухпартийная модель западных «демократий». Но если на Западе эта модель опирается на концептуальный стержень масонства, то в Японии теневой концепт не доминировал над публичной властью, а соединялся в основах самурайского движения и проводился в жизнь императором. «Поражение» в правах «хризантемового трона» после Второй мировой войны вызвало к жизни прямое использование квазипартийных квазисубъектов – от ЛДП до оппозиции – исключительно в целях внешнего управления. Единолично правивших на протяжении десятилетий либерал-демократов ради этого поделили на конъюнктурные псевдофракции, опиравшиеся на столь же конъюнктурные «коенкай» - «объединения избирателей» (преимущественно «жирных котов»). Главным в деятельности «коенкай» стало политическое и электоральное финансирование, в котором неизменно сильна коррупционная составляющая. Что касается оппозиции, то ее, например «демократических социалистов», «щелчком пальцев» вызывали тогда, когда создавалась угроза конституционной модели американского внешнего управления, и побуждали голосовать за сохранение его устоев;

- что структура ЛДП – сугубо бюрократическая, и что правящая партия и особенно ее парламентская фракция служит «социальным лифтом» для продвижения партийного актива не только на государственную гражданскую службу, но и в руководство олигархических бизнес-структур. В докладе констатируется, что власть, бизнес и партии являются некоей закрытой от общества «кастой»; в результате в стране отсутствует национальный консенсус;

- что существующая в Японии политическая система носит закрытый, ЭЛИТАРНЫЙ характер; доступ в нее и в элиту, как таковую, открыт только через весьма ограниченные по своему представительству «лифты» с непрозрачной системой отбора; абсолютное большинство жителей страны же этих возможностей лишены навсегда;

- что в указанную политическую модель внешнего управления встроили и профсоюзы, точнее, профбоссов; в Японии это происходит, как в никакой европейской стране и даже в более неприкрытом виде, чем в США. При этом профсоюзное участие публично оформили как осуществляемое в корпоративных интересах; то же самое относится и к СМИ, деятельность которых характеризуется «зарегулированностью» в рамках «генеральной линии» внешнего управления;

- и, наконец, главное: очередное признание, что ДЕМОКРАТИЯ – никакая не «ценность». А всего лишь ФУНКЦИЯ внешних и внутренних задач, с помощью которой западные элиты достигают ряда целей, в том числе удерживают в подчинении массы.

 

Итак, как обычно: комментарии автора этих строк выделены курсивом, то, чему они посвящены, в вышестоящем тексте выделено полужирным шрифтом, в скобках страницы английского оригинала, по которым можно сверить перевод.

 

 

КРИЗИС ДЕМОКРАТИИ

Доклад Трехсторонней комиссии

по государственной способности демократий

(1975 г.)

 

Авторы: М. Круазье, С.П. Хантингтон, Дз. Ватануки

 

Трехсторонняя комиссия была создана в 1973 г. частными гражданами Западной Европы, Японии и Северной Америки для поощрения более тесного сотрудничества между этими тремя регионами по общим проблемам. Она ищет пути улучшения понимания этих проблем, поддержки предложений по совместному управлению ими, формирования обычаев и практики совместной работы в этих регионах.

 

* * *

 

Глава IV. Япония (Дз. Ватануки)

 

<http://www.iarex.ru/articles/52706.html>...

 

 

III. Изменяющиеся ценности, новые поколения и их воздействие на государственную способность японской демократии

 

С тех пор как ценности определяют мысли и действия людей, важно понимать, как изменение ценностей, проявляющееся сначала в молодежной среде и укореняющееся в течение длительного времени, повлияет на государственную способность японской демократии (138-139).

 

КОММЕНТАРИЙ:

Не извратишь – не облапошишь! Не «ценности» «определяют мысли и действия людей», а навязанные ЗАПАДНЫЕ ценности. Под лживой ширмой «ценностей» протаскивается их унификация, которой управляют с помощью таких вот «конституций-1947», написанных в оккупационных штабах.

 

 

1. Политические убеждения

 

a) Конституция 1947 г. как основа политических убеждений

 

Обзор данных последних лет возрождают точку зрения, что уменьшение поддержки конституции 1947 г. в целом Японии не угрожает. Наоборот, среди молодого поколения укрепляется приверженность ее принципам, особенно ст. 9-й. Поэтому конституция воспринимается как данность. Один аргумент против конституции – что японская «воинственность» так просто не меняется, и если изменится международная ситуация, Япония быстро ее пересмотрит. Однако эта точка зрения, принадлежащая в основном китайской школе, достаточно спорна. Другая точка зрения связывает возможное перевооружение Японии с возникновением внешней угрозы. Возможность, конечно, существует, но она маловероятная (139);

 

КОММЕНТАРИЙ:

Признание того, что никакой угрозы от СССР Японии в то время не исходило, особенно показательно потому, что все люди моего поколения, очень хорошо 1970-е годы помнят. Как и то, что западный, прежде всего американский, агитпроп тогда японцев откровенно пугал «советскими военными приготовлениями» как прелюдией к оккупации островов Советской Армией.

 

В то же время, ввиду возросшей активности Японской Красной армии за границей, рассматриваются возможности перехода радикальных миноритариев к индивидуальному или групповому терроризму. Но это – не признак «драчливости» японцев, а характерная черта всех левых радикалов – европейских, американских и т.д. Кроме того, это следствие игнорирования арабов и отсутствия связей с еврейской интеллектуальной традицией, характерной для Европы и США. Конечно, часть левых (связанных или используемых арабами) и правых радикалов продолжит свои акции, но в целом японская молодежь внутри и вовне университетов лояльна конституции 1947 г. (139-140);

 

КОММЕНТАРИЙ:

Еще одно знаковое признание: что интеллектуальная традиция Европы и США - ЕВРЕЙСКАЯ. И это прозвучало на светском уровне Трехсторонней комиссии через десятилетие после Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.), на котором в центре внимания оказались вопросы, связанные с фактическим каноническим «примирением» западного христианства с иудаизмом, а если называть вещи своими именами,- с признанием Ватиканом иудеев и иудейской религиозной традиции «старшим братом».

Если учесть, что католицизм и иудаизм соединяются в протестантизме и Всемирном совете церквей (ВСЦ) через Экуменическую хартию 2001 года с помощью масонского учения, которое и лежит в основе протестантского миропонимания, следует признать:

- что светский «вектор» Трехсторонней комиссии следует в фарватере квазидуховного, экуменического и, следовательно, что за этим трендом стоит оккультная масонская эзотерика;

- что эту эзотерику, с помощью которой был разрушен и трансформирован религиозно-духовный код Запада, западные экуменисты распространяют теперь на незападный мир и многого в этом добились.

Ну, и о Красной Армии Японии; эта террористическая организация со штаб-квартирой в Ливане, прекратившая существование в 2000 году, активно поддерживало арабское сопротивление Израилю, но выступая преимущественно с троцкистских позиций «мировой революции» (с поправкой на «социалистическую глобализацию» Эрнесто Че Гевары); одновременно она жестко критиковала КПСС и СССР с маоистских позиций борьбы с «советским ревизионизмом».

 

 

b) Появление мотивов и движения «участия» и «протеста»

 

Появляется изменение политических убеждений, которое не несовместимо с конституцией, но исходит не из нее и в долгосрочной перспективе может оказать воздействие на будущее японской демократии. Это изменения от покорности авторитету к активизации требований участия, от «субъектной» политической культуры к культуре «участия» - показано на таблице (140-141);

 

КОММЕНТАРИЙ:

Касательно таблицы: в ней - результаты опроса; вопрос был поставлен следующим образом: «Для укрепления японской нации, соглашаетесь ли вы или не соглашаетесь с утверждением, что если компетентность политиков недостижима, то лучше предоставить развитие событий самим себе, чем обсуждать их среди обыкновенных граждан?».

Ответы:

- ДА;

- от случая к случаю;

- НЕТ;

- другое.

И - динамика изменений этих ответов по годам (соответственно):

от 1953 г.: 43% - 9% - 38% - 10%;

до 1973 г.: 23% - 15% - 51% - 11%.

Снижение согласия на «самотек» событий на 20% за 20 лет при повышении за то же время желающих влиять на события на уровне «простых граждан» на 13% Ватануки выдает за их стремление к политическому участию. На самом деле понятно:

- что как задашь вопрос, так на него и ответят (то, что вопрос сформулирован некорректно, могут подтвердить социологи);

- что японцев с помощью управляемых, как мы уже знаем, СМИ зомбируют, мобилизуя на «участие»;

- что опрошенным жителям Японии, как и всем остальным, никто, разумеется, не объяснял, что их якобы «участие» в политике и что с ними кто-то «советуется» – мистификация. Не только потому, что зомбируют, но и в силу того, что на выборы выдвигают УЖЕ отобранных, пропущенных через «сито» корпоративных интересов, подписавшихся на служение им. Иначе дорога во власть закрыта.

 

Примеры:

Во время первого опроса большинство японцев старше 20-ти лет соглашалось доверить политику политикам. То есть, проблема государственной способности была проблемой самих политиков – компетентны они или нет. Во время экономического роста люди стали более самодостаточны и переменили предпочтения. И проблема государственной способности стала двухсторонней проблемой – управляющих и управляемых.

Опросы по иностранной методике это подтверждают. Респондентов попросили выбрать две наиболее важные ценности из:

- «закон и порядок»,

- «одобрение большего политического участия в принятии важных решений»,

- «сдерживание роста цен»,

- «свобода слова».

И японцы отреагировали также как и европейцы: с незначительной погрешностью победила номинация «сдерживание роста цен» (70%), затем – «закон и порядок» (45,3%), «участие» (35,1%), «свобода слова» (13,8%).

Заметны были и возрастные различия. Молодые японцы и с университетским образованием поставили на второе место «участие», а не «закон и порядок».

В комбинации двух предлагаемых ценностей «участие и свобода слова» (классическая постиндустриальная ценность) в Японии менее популярна, чем в Европе. Японцы больше высказались за «цены и участие». И все-таки, чем моложе и образованнее – тем более за «участие» (141-142);

 

КОММЕНТАРИЙ:

Видим, как:

- с одной стороны, невзирая на межпоколенческую разницу и инерцию традиционной культуры, настырно навязывают космополитический универсализм;

- с другой, целевой группой подобной идеологической диверсии становится молодежь, как не обладающая необходимым жизненным опытом, захлестываемая амбициями, которые умело направляются в деструктивное протестное русло, на разжигание конфликта поколений, в том числе путем обмана: «Вы, дескать, более “образованы” и “ продвинуты”, чем ваши родители – натуральные “мастодонты”; поэтому вы “вправе” ниспровергнуть их ценности».

На этих «желторотых» амбициях по-подленькому так вот и играют.

 

Преувеличение участия как мотивации нередко ведет к утрате доверия к институализированным каналам участия – выборам, партиям и т.д. Оборотная сторона медали – рост различных гражданских движений, отказывающихся следовать за партиями и предпочитающих протест институализированному участию. В ходе опроса были заданы вопросы о предпочтениях будущего видения японской политики:

- как партийной,

- с доминированием гражданских движений,

- отчуждения от партий и от политики полностью.

Результат: соответственно 57,0%, 17,3%, 5,3%.

Но среди молодых и высокообразованных опять-таки «победили» гражданские движения (22,4 – 23,1%), а не партии, а 6,5% - тотально против политики. То есть, они, по сути, - за институционализацию протестных гражданских движений (142-144);

 

143 стр. – таблицы;

 

Проявилась тенденция организации корпоративных протестных движений, например, рыбаков. Очень часто присутствует мотив «несправедливости правительственных действий» (144);

 

КОММЕНТАРИЙ:

То же самое – «рост внепартийного протеста», - как помним, упоминался и в «европейской», и в «американской» главах. Неужели не понятно, что это – такая стратегия, а отнюдь не случайность и тем более не фиксация неких «стихийных», якобы «объективных» тенденций? Молодежь настраивают против всего существующего, чтобы превратить в таран для реализации отнюдь не молодежных, а самых, что ни на есть, геронтологических, олигархических интересов.

«Корпоративные протестные движения» - из того же смыслового порядка. В главе про США, помнится, мы упоминали движение «Occupy Wall-Street!». Чистой воды «корпоративное протестное движение», получившее щедрое финансирование от Джорджа Сороса. И ни в какой не Японии, а в Америке.

 

Если правительство будет в одностороннем порядке «зажимать» граждан, тогда его способности пострадает. Часто это происходит – по соответствующей традиции. Таким образом, в японском случае демократия часто включается в издержки государственной способности. В большинстве случаев эта издержка, однако, компенсируется заботой и гуманностью бюрократии и бизнеса. Большинство бюрократов и бизнесменов – национальных и региональных – хорошо обучаемы.

Второй аспект данного вопроса – финансовая способность правительства компенсировать высокую цену перемен и умиротворять протест. Это – наиболее простое решение, невозможное в более сложной экономической ситуации (144-145).

 

КОММЕНТАРИЙ:

К чему, вслед за Круазье и Хантингтоном, клонит Ватануки, вполне понятно. Демократия – проблема и в Европе, и в США, и в Японии вот тоже…

Так что такое «демократия»? Не забудем: это ФУНКЦИЯ внешних и внутренних задач, и с помощью этого симулякра элиты управляют массами, удерживая их в узде повиновения внешнему управлению.

 

 

2. Социальные и экономические ценности

 

В послевоенном японском обществе, где идеологическая обработка запрещалась, где религиозное влияние после отделения синтоизма от государства было несущественным, где социальные перемены, такие как урбанизация, сопровождались ростом доходов, а изменения потребительского стиля, соответствующие экономическим переменам, были чрезвычайно быстрыми, было логично ожидать, что также произойдут и изменения всех аспектов социальных отношений и связанных с ними ценностей. Эти изменения фиксировались Институтом математической статистики Министерства образования каждые 5 лет, начиная с 1953 г. И что? Люди, особенно молодое поколение, стали предпочитать менее напряженный, расслабленный стиль жизни.

 

КОММЕНТАРИЙ:

Ну, что здесь не сказано открытым текстом? Чтобы получить изнеженное, плюющее на традицию, расслабленное поколение, нужно:

- запретить традиционную идеологию, заменив ее «импортной», «общечеловеческой»;

- «отодвинуть» в сторону традиционную же религию, минимизировав ее влияние на общество (дополнив эту сторону внешнего управления не упоминаемой в докладе экспансией западных псевдорелигиозных, выстроенных на масонстве оккультных суррогатов);

- внедрить потребительский стиль, когда КАЧЕСТВЕННОЙ считается не НАДЕЖНАЯ продукция, а та, которую иметь и обновлять МОДНО, впариваемая под предлогом множества функций и ложно понимаемой «свободы выбора».

Кстати, минимальная надежность с частой сменой объектов потребления – на примере бытовой техники - классическая модель бизнеса, как такового; надежность никому не нужна: если холодильник, скажем, будет служить 25-30 лет, как советские ЗИЛы и ЗИСы, то откуда у бизнеса появится расширение продаж и прибыль? Надежность прибыли – синоним «одноразовости», которая сдабривается усиленной демагогией про «энергоэффективность» и «устойчивое развитие».

 

Каков эффект таких перемен в отношении японцев к труду?

Чем моложе работник, тем ему хочется короче рабочий день, больше праздников и каникул, а также самостоятельности в работе (показано на таблицах) (145);

 

146 стр. – таблицы;

 

Но есть и другие характеристики:

1) Особенно среди молодых рост зарплаты – наиболее важное требование (правда, это – главное для всех возрастов);

2) Средне-возрастные работники с увеличивающимися семьями хотели свой дом на своей земле – в том числе как сохранение средств в условиях инфляции;

3) Старший возраст был озабочен пенсиями, здоровьем и благополучием (147);

 

Но при этом и государственные учреждения, и частные компании поддерживали среди работников высокую мотивацию к труду, что демонстрируется уникально низким показателем пропусков работы – 2,12% по опросу февраля 1973 г. Причины:

1) Приверженность к труду, дисциплине и лояльности своим организациям старшего поколения, нравы которого распространились на среднее;

2) Большие компании с их патерналистской традицией брали на себя функции заботы о сотрудниках, в том числе молодых: медицина, надомный труд по интересам, социальная реабилитация и, разумеется, рост зарплат.

Установив 5-дневную рабочую недели, более продолжительные отпуска и увеличив срок выхода на пенсию с 55-ти до 60 лет, компании и организации, по сути, выполнили пожелания работников;

3) В сравнении со старшим, молодое поколение, менее ориентировано на работу и менее организовано, а также более склонно к самоутверждению. Но в сравнении с европейской и американской молодежью, оно остается наиболее организованным, ответственным и умным настолько, чтобы прятать свои амбиции.

Сохраняется предпочтение патерналистски ориентированных шефов над рационалистами. Ценностью остается «хорошо сделанная работа».

Несмотря на все разговоры о снижении роли организации, организация – это то, к чему молодежь стремится в наибольшей степени. И когда организация оказывается мудрой, чтобы поддерживать самоутверждение, молодежь получает высокую мотивацию труда (148);

 

КОММЕНТАРИЙ:

Главный пункт в выделенном – третий. Потребленческие амбиции нужно уметь, но грамотно их прятать. Именно это выделяется в мотивации «поколения next». В заключительной, итоговой главе увидим, что это не случайность, а модель. Японскую мотивацию поведения – и не только в этом докладе – «концептуальная власть» глобальной олигархии видит образцом для «будущего» человечества, унифицированного «Новым миропорядком».

 

Все эксперты сходятся во мнении, что японская организационная структура – с занятостью, профсоюзами, сильным влиянием организаций и высокой мотивацией к труду – доживет как минимум до 1980-х гг. Но одновременно это означает, что в первой половине 1980-х гг. Япония достигнет критической точки развития, аккумулирующей перемены в этике, отношении к жизни. И это потребует от компаний и организаций соответствующих корректив. Этот период надо предусмотреть и предвосхитить воздействие перемен превентивным реформами (148-149).

 

 

III. Последствия для будущих перспектив государственной способности японской демократии

 

1. Временной лаг

 

Сравнительный анализ «трехсторонних» регионов показывает, что японская демократия наиболее жизнеспособна и наименее подвержена переменам. Временной лаг достаточный – ввиду сохранения традиционных ценностей и частично благодаря сохранению структуры экономики.

 

КОММЕНТАРИЙ:

Что и требовалось доказать! «Пора ее экспортировать вовне», - как бы намекают авторы доклада.

 

 

2. Снижение влияния лидерства и замедление принятия решений

 

Некоторые из перемен ведут к ослаблению роли лидерства, в то время как развитие мировых процессов требует большей активности Японии, поддерживать которую можно только укреплением института лидерства. Как известно, ЛДП может потерять парламентское большинство, а оппозиция раздроблена: нет ни одной партии, способной взять на себя ответственность в одиночку. Разумеется, многопартийная система и процесс формирования коалиций не настолько дезорганизованы, чтобы не функционировать в условиях демократии. Более того, несмотря на изъяны ЛДП (отчуждение сторонников оппозиции, связь с бюрократией и крупным бизнесом, этические проблемы политических фондов, спорадические попытки восстановления довоенных институтов), она по-прежнему функциональна. С учетом того, что формирование коалиции – новое для японской политики занятие, можно рассчитывать на накопление соответствующего опыта.

Но, тем не менее, любая коалиция, даже самая экзотическая неизбежно приведет к ослаблению связей с США и формированию собственной точки зрения на мировые процессы. Коалиционная внешняя политика станет менее предсказуемой, чем под единоличным руководством ЛДП. И любая коалиция более подходит для артикуляции интересов, чем для их реализации. Только ЛДП сможет удержать от непропорционального роста бюджетных расходов (149-150).

 

КОММЕНТАРИЙ:

Когда прочитанные выше строчки писались в 1970-е годы, опыта коалиций, как и пребывания ЛДП в оппозиции еще не было. Потом он, как и «предсказывалось» в докладе, появился. Но тем не менее развития не получил. Тасование «колоды» партийных «карт» и лидеров продолжается и сегодня, но оптимальную модель, которую можно было бы из Японии распространить на весь западный мир, пока явно не нащупали.

С одной стороны, это явный кризис Запада в целом; и итоги скандального британского «Brexit» такой «диагноз» в целом подтверждают. С другой, как видим, глобальная «контора» находится «в творческом поиске», не оставляя попыток закабалить человечество, подвести его к «единому» квазиценностному «знаменателю».

 

 

3. Капризы городского, образованного, беспартийного населения

 

10 лет назад казалось, что у социалистов – яркое будущее, что они сменят ЛДП в качестве правящей партии. За ними тогда была поддержка большинства образованного урбанизированного населения. Сегодня вместо социалистов, самой ЛДП, коммунистов и др. симпатии перешли к демократическим социалистам. Но их будущее – всех – неочевидно, ввиду того, что большинство голосующих на выборах – беспартийные. Из них, как кажется, ни одна партия прочной электоральной основы не создаст. Вряд ли эти люди будут поддерживать крайне правых или левых, даже в случае общенационального кризиса. Они жонглируют голосами – от партии к партии – и позитивно реагируют только на беспартийных кандидатов – если отыщут. Наилучший показатель для них – если кандидата поддерживает более, чем одна партия.

Наличие беспартийных урбанизированных избирателей – стимул для партий к большей ответственности перед людьми, находящимися за пределами их традиционных электоральных «полей». Но опасность представляют популисты (150-151).

 

КОММЕНТАРИЙ:

Вся история партийных коалиций в Японии, берущая начало с 1991 года, так или иначе связана с СДПЯ, «генеральная линия» которой, несмотря на декларируемый радикализм, вплоть до приверженности «цивилизованной», достигаемой через парламентаризм, социалистической революции, «колебалась» вместе с «генеральной линией» глобального Фининтерна. Сомнения в этом окончательно отпадут, если вспомнить, что эта партия – участник Социалистического интернационала (Социнтерна) – глобального конгломерата социалистических и социал-демократических партий с центром в Лондоне. Социнтерн иногда называют «мировой социал-демократической партией», прозрачно намекая на отсутствие у его национальных «фракций» или «филиалов» подлинного суверенитета.

В целом, вся коалиционная политика в Японии – сплошь демагогия и внутрикоалиционные споры, которые если к чему и ведут, то к неизменному восстановлению позиций ЛДП, которая хоть и надоела, но «более знакома» электорату, чем «эти беспомощные популисты». Как видим, с помощью псевдооппозиционных коалиций просто «воспитывают» «урбанизированных космополитов», разворачивая их лицом к ЛДП, как носителю якобы «традиции». Но при этом «забывают» сообщить, что речь идет о послевоенной. оккупационной, а отнюдь не об исконной «традиции».

 

 

4. Место коммунистов в многопартийной системе

 

Позиции КПЯ укрепляются – на национальном и региональном уровнях, как показывают последние выборы (цифры по 1969-1972 гг.). Увеличивается также количество избранных при совокупной поддержке КПЯ и, скажем, социалистов (151);

 

Представляет ли КПЯ угрозу для государственной способности японской демократии в ближайшем будущем? Большинство наблюдателей сходятся в том, что нет. И этот оптимистический ответ обусловлен следующим:

1) КПЯ приближается к максимуму, который вычислен на уровне в 15% на национальном уровне и до 30% в регионах, где партия наиболее сильна;

2) Главный фактор, определяющий рост поддержки КПЯ – гибкая внутренняя и патриотичная внешняя политика, независимая от советской и китайской компартий. Многие внутренние проблемы могут стать предметом переговоров с такой КПЯ. Но во внешней политике это может привести к изоляции Японии не только от США, но и от Китая и других азиатских стран. С этой точки зрения можно сказать, что КПЯ во власти работала бы дисфункционально (151-152).

 

КОММЕНТАРИЙ:

«Каждый сверчок знает свой шесток»! «Ценность» КПЯ в японской модели, которую глобальная олигархия считает «перспективной» для остального мира – независимость от тех коммунистических центров, в первую очередь московского и пекинского, что не управляются Вашингтоном. Это – пожалуйста, об этом поговорим, а вот во власть – не надо. У КПЯ, по замыслу глобалистов, ограниченная и разрушительная по отношению к остальным компартиям задача: дискредитация коммунизма и навязывание противоречий якобы «братским» партиям из мирового комдвижения.

 

 

5. Что случится в 1980-е гг.?

 

Японская демократия в настоящее время не находится в серьезном кризисе. Но сокращение временного лага, после которого страна столкнется с последствиями перемен, усложняет ситуацию. В отличие от США, где «демократическая волна» вышла на пик, в Японии ничего не указывает на серьезный рост социальных требований.

С другой стороны, финансовые резервы правительства идут к стагнации.

Резервуар традиционных ценностей – послушание, коллективизм, бережливость и умеренность и т.д. – пока противодействуют подъему социальных протестных требований. Но могут быть размыты в ближайшее время – в начале 1980-х гг.

Японские лидеры убеждены, что Япония останется приверженной принципам японской демократии. Но каким образом это будет обеспечено – пока неясно (152).

 

КОММЕНТАРИЙ:

Зато вполне ясно, как это планировались «обеспечить», теперь. «Полуторапартийная» японская чересполосица, в отличие от двухпартийной европейской и американской, призвана не «жонглировать» в управляемом режиме властью в олигархических интересах. Она нужна для другого - чередования периодов порядка, связанных с правлением ЛДП, с периодами коалиционных «мини-хаосов». И тем самым укреплять правящий режим внешнего управления, запугивая добропорядочных обывателей советской угрозой и запутывая их коалиционным популизмом.

 

Продолжение следует...

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

Илья
Карма: 27
28.06.2016 14:23, #30324
во-первых, спасибо за труд
во-вторых, а)немного перегибаете палку:"С тех пор как ценности определяют мысли и действия людей, важно понимать, как изменение ценностей, проявляющееся сначала в молодежной среде и укореняющееся в течение длительного времени, повлияет на государственную способность японской демократии"-Чтоб изменить мысли, надо изменить ценности. Не так? Разбавить Истину своими деталями-их задача. Они ее и выполняют.
б)"Сравнительный анализ «трехсторонних» регионов показывает, что японская демократия наиболее жизнеспособна и наименее подвержена переменам" - здесь я бы сделал совершенно обратный вывод - это им мешает. Due to the remaining reservoir of traditional values. Им же надо традиционные на "общечеловеческие" заменить
в) в этих несущественных частностях, на мой взгляд Вы уподобляетесь вистлблоуверам, возмущающимся заявлениям четырехзвездых америкастов о существующей российской угрозе. Для их миропорядка (мировоззрения) мы-действительно угроза. Это Истина. Зачем недооценивать вероятного партнера, который говорит абсолютную правду? "Russia ... presents an "existential threat" to the United States and its allies" Проблема, что эти люди свою шерсть с государственной попутали, но факт-то при этом неоспорим.
в-третьих, я с самого начала хотел Вас спросить: "государственная способность"- это шифровка такая? имхо, название по-русски звучит: "Кризис демократии. Доклад о возможности управления (управляемости, governability) демократиЯМИ". Не? Как планирование рынка))
Pavlenko.V
Карма: 132
28.06.2016 17:02, #30326
В ответ на комментарий Илья #30324 (28.06.2016 14:23)
Илья! Я с самого начала, семь выпусков подряд, начиная со второго, во вступлении из раза в раз повторяю, что текст нормальным и полужирным шрифтом - это ТЕКСТ ДОКЛАДА. Мои комментарии:
- во-первых, выделены курсивом;
- во-вторых, снабжены заголовком "КОММЕНТАРИЙ" курсивом же.
Вы же мне задаете вопросы, как будто автору доклада. Мне 20 лет тогда было, и я не знал про существование Трехсторонней комиссии. Не надо путать меня с Дз. Ватануки.
Так что вынужден разочаровать: я никому не "уподобляюсь", не мое амплуа. Мое - БЫТЬ, а не КАЗАТЬСЯ.
Что касается Вашего "в-третьих", то это издержки перевода. Я не профессиональный переводчик и попыхтел немало 10 лет назад, чтобы перевести. Ни сил, ни желания на литературную редактуру не было. Коряво, но главное, чтобы было понятно. Или "государственная способность" - непонятный термин? Ну, замените "управленческой способностью", ради Бога, если буквально. Но речь-то о ней все равно ведется в контексте государственного управления или не так? Мы семантикой занимаемся или суть плана хотим понять?
P.S. В конце концов, специально для профессиональных знатоков английского, чей утонченный слух режет фальш кустарного перевода, опять-таки из раза в раз, дается гиперссылка на документ, указаны страницы, чтобы каждый мог уточнить недостающие ему детали. Чтение - тоже творческий процесс. По крайней мере, должно быть.
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
Видео партнёров