18+
Экономический план Трампа: почему США больше не нужен доллар
Параллели: как Пекин использует британскую модель колонизации мира
«Глубинное государство»: на чем держатся претензии глобальной элиты?
Далеко не идеальный Владимир Путин
Речь Трампа на Генассамблее ООН: войне быть

«Если меня решили сжечь на костре»: суд над журналистами ИА REGNUM в Минске

Суд или инквизиция за убеждения?
21 декабря 2017  00:47 Отправить по email
Напечатать

На протяжении вот уже трех дней в Минском городском суде рассматривают уголовное дело в отношении трех белорусских журналистов ИА REGNUM, которые в своих материалах выступали против поддерживаемой чиновниками в республике русофобии, агрессивного национализма и критиковали белорусские власти за дистанцирование от России. Сергею Шиптенко, Дмитрию Алимкину и Юрию Павловцу грозит до 12 лет лишения свободы по обвинению в разжигании расовой, национальной или религиозной вражды. Причем год журналисты уже провели в СИЗО, так как были задержаны еще в декабре 2016 года, и следствию понадобился целый год, чтобы, наконец, приступить к рассмотрению дела в суде.

Что произошло на суде за это время? В первый день, 18 декабря, журналисты, правозащитники, родственники обвиняемых и просто заинтересованные люди заполнили почти весь зал. Защита начала активно — с нескольких ходатайств, в частности о приобщении к материалам дела письма Роскомнадзора, где говорилось, что официальное российское ведомство по результатам проверки не обнаружило в текстах авторов нарушения российских законов «О СМИ» и «О противодействии экстремистской деятельности». Это стало ответом на публичные заявления экс-министра информации Белоруссии Лилии Ананич о том, что якобы российские эксперты тоже усмотрели в статьях обвиняемых признаки экстремизма.

Судья Игорь Любовицкий это прошение удовлетворил. Однако отрицательно ответил на следующее ходатайство, которое касалось изменения меры пресечения для Юрия Павловца, у которого остался несовершеннолетний ребенок. Отказал суд и в привлечении в качестве свидетелей должностных лиц белорусского министерства информации Белоруссии.

Что показательно, всё обвинение строится в основном на заключении белорусских экспертов, которые обнаружили в текстах журналистов признаки экстремизма, не имея при этом необходимой профессиональной квалификации. Прокурор Александр Король зачитывал обвинения всем трех публицистам, которые размещали свои статьи в ИА REGNUM, EADaily и других российских изданиях, на протяжении нескольких часов, очень подробно, перечисляя все денежные переводы Павловца чуть ли не с 2010 года.

Помимо общего в разжигании розни, Павловцу и Шиптенко вменяют еще и «незаконное ведение предпринимательской деятельности». Под этой формулировкой обвинение имеет в виду, что публицисты получали гонорары за публикации своих материалов в российских СМИ «из корыстных побуждений». По логике обвинителей получается, что все люди, которые получают зарплаты или гонорары, то есть все работающие граждане республики, делают это из корыстных побуждений. Интересная логика, мягко говоря…

Наибольшее удивление у присутствующих на заседании вызвали обвинения Алимкина в разжигании розни по отношению к представителям «американского мира», а также «немецкого мира», французов и поляков. Сами публицисты заявили, что обвинения против них абсурдны, а многие формулировки и вовсе непонятны. Все трое свою вину не признают.

Во второй день судебного заседания показания дали все обвиняемые. Дмитрия Алимкина первого вызвали для дачи показаний. Он сразу сравнил этот процесс с гонениями на ученых за теорию эволюции Дарвина. Подсудимый довольно чётко объяснил причины пребывания себя и других журналистов за решеткой:

«Национализм существует в Белоруссии со времён перестройки. Это не новость. Новость в том, что русофобии стало покровительствовать государство. Что и подтверждается нашим нахождением здесь».

По поводу заключения экспертов Алимкин сказал, что их выводы никак не состыкуются с цитатами из его текстов. Чуть позднее и Юрий Павловец обратил внимание на то, что по поводу статьи о белорусской идентичности никакой умысел не установили, а сам материал не вызвал даже негативных комментариев. Подсудимый обратил внимание на то, что часть средств, указанных обвинением, была переведена ему за научную работу для Фонда стратегической культуры. Единственной целью публикаций, по словам Павловца, было желание предотвратить негативные последствия в российско-белорусских отношениях, а темы для статей он выбирал сам.

Причем все трое журналистов заявили, что псевдонимы, под которыми размещались их тексты, были сборными, сами тексты могли изменять редакции, решение об использовании вымышленных имён принимали тоже в редакциях. Сергей Шиптенко во время допроса подчеркнул, что статья о «незаконном предпринимательстве» — только подпорка под обвинения в разжигании розни, чтобы журналисты не выглядели как политические заключенные, поскольку в Минске «судят свободную мысль».

Заседание 20 декабря началось с того, что Сергей Шиптенко довольно аргументированно не оставил камня на камне от заключения «экспертов» следствия, обратив внимание присутствующих не только на элементарные грамматические и лексические ошибки, что свидетельствует об уровне «грамотности» экспертов, но и на то, что в «экспертизе» присутствуют вполне спорные суждения, которые могли сами стать поводом для обсуждений в силу своей очевидной спорности, но стали причиной возбуждения уголовного дела.

Журналист, в частности, обратил внимание на то, что эксперты ставят под сомнение, что бело-красно-белый флаг использовался во время Великой Отечественной войны белорусскими коллаборационистами (белорусскими необандеровцами), хотя это известный исторический факт — и именно так подается, например, в экспозиции Музея Великой Отечественной войны в Минске. Причем экспертиза не обходит стороной и то, что публицист в своих текстах позволяет себе использовать такой художественный прием, как ирония. Защита неоднократно высказывалась о необходимости отвода экспертов, но сделано этого так и не было. В целом заключение госэкспертов Шиптенко охарактеризовал как «домысел, клевета и некомпетентность», с чем трудно не согласиться любому человеку, имеющему высшее образование, а тем более ученую степень.

«Если меня решили сжечь на костре, то пусть это будут высококлассные инквизиторы, а не такие, как те, кто готовил экспертизы», — подчеркнул публицист.

Журналиста допросили прокурор и адвокат, после чего задал еще несколько вопросов судья. Например, государственный обвинитель спрашивал о связях с шеф-редактором Аналитической редакции ИА REGNUM Юрием Баранчиком, который в Белоруссии за свои критические публикации объявлен в международный розыск. На что Шиптенко задался вопросом о том, почему «свет сошелся клином на фигуре Баранчика», а также «вездесущ» ли он.

Позиция публициста такова: публиковал свои тексты он, потому что видел свой гражданский долг в том, чтобы привлекать внимание к проявившимся в 2014—2016 годам таким общественно значимым проблемам и негативным тенденциям, как рост агрессивного национализма, русофобия, отдаление от Русского мира; гонорары за публикации в ИА REGNUM он не получал; часть средств, поступающих от редактора EADaily Владимира Зотова, шла в счет погашения долга.

Завершилось сегодняшнее заседание тем, что судья согласился приобщить по запросу защиты Павловца к материалам дела документы, где было указано, что белорусские эксперты не могут использовать определение экстремизма российского эксперта в этой области из-за разных законодательств.

Как отмечают некоторые журналисты, в ходе допроса судья и сам обвинитель часто выглядели растерянными. Суд, по предположениям экспертов, может затянуться примерно на месяц. С уверенностью пока можно сказать только одно: публицисты, которые провели в СИЗО целый год, не изменили своим убеждениям, сохранили бодрость духа и остроту мышления. Держатся весьма достойно, а в плане знаний и теоретической подготовки — на голову выше своих идеологических оппонентов из госаппарата, которые пытаются их упрятать за решетку.

Первые три дня убедительно показывают, что суд превращается в судилище над сторонниками белорусско-российской интеграции. И это вызывает целый ряд дополнительных закономерных вопросов к белорусской стороне как союзному России государству.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Источник:ИА REGNUM
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?