18+
«Задача новых губернаторов сформировать свои профессиональные управленческие команды»
АТЭС-2017. Курс на Вьетнам
«Неформальное лидерство – ключевая характеристика власти в России»
«Введения миротворческого контингента ООН на Донбасс ограничит влияние Германии»
В Омске на «Днях политических консультантов в Сибири» соберутся ведущие российские политтехнологи

Влияние итогов «войны 8.08.08» на ключевые тенденции развития геополитической обстановки

Часть IV
Игорь Диркович
13 августа 2016  12:51 Отправить по email
В закладки Напечатать

Изложенные обстоятельства вызывают особую тревогу в связи с тем, что «тектонические подвижки», обусловившие выплеск «геополитической магмы» в 2008г., отнюдь не стали менее масштабными и интенсивными; более того, слишком многие признаки указывают на то, что потенциал их деструктивного влияния только усиливается, и будет нарастать в обозримой перспективе. Разгром «военной машины» режима Саакашвили и последующее признание со стороны России государственного суверенитета Южной Осетии и Абхазии – как бы заслонили иные, не столь зримые и очевидные, итоги «войны 8.08.08»: →

- с ее началом был дан старт процессу качественного усиления взаимных связей и взаимно-усиливающих резонансов – не только между деструктивными процессами, которые происходят на Южном и на Северном Кавказе;

-  но и в других регионах, которые сегодня также являются источниками геополитической напряженности.

 

Данные взаимное влияние и взаимно-усиливающие резонансы – стимулируют значительное усиление активности, как соответствующих влиятельных региональных игроков, так и мощных вне-региональных игроков, обладающих потенциалом конкурентного доминирования на «глобальном игровом поле». При этом, направленность и характер внешней активности указанных игроков – все более значимо и остро задевает – важные национальные интересы России и создает угрозы ее безопасности. В то же время, «дешифровка» проявлений внешней активности ряда влиятельных региональных держав, а также определенных нюансов их «геополитического поведения» – дает основание для вывода: →

- об их стремлении содействовать тому, чтобы нарастающее

давление «раскаленной геополитической магмы»

(во всей общемировой «геополитической архитектонике») –

нашло свой выход не на территории их регионов, а именно через

очередное «извержение» – по тому пути, который уже был

«проторен», в августе 20008г.    

 

В свою очередь, происходящая перегруппировка сил в макрорегионе, до сих пор, создавала принципиально новые «горизонты возможного» в плане осуществления Турцией – ее все более отчетливых устремлений к историческому и геополитическому реваншу. Логика развития данных процессов предполагает и стремление к тому, чтобы радикально переориентировать Республику Абхазия на Турцию, как «восходящего геополитического лидера», макрорегионального масштаба (особенно на фоне вероятных, специально организованных, эксцессов, призванных продемонстрировать геополитическую беспомощность России). В связи с этим, следует отметить активное муссирование во влиятельных мировых СМИ, а также среди экспертного сообщества Запада – тезиса о недопустимости дальнейшей изоляции Абхазии. Следует также отметить и развернувшуюся дискуссию о перспективах признания Абхазии, к которой присоединились и грузинские эксперты, «вдруг» позволившие себе демонстрацию достаточно лояльного отношения к этой дискуссии; затем к этой дискуссии присоединился и бывший президент Грузии – Э. Шеварнадзе, который «вдруг» завил о целесообразности признания Республики Абхазия (Возможно, участие в интервьюировании Д. Медведева внучки Э. Шеварнадзе – Софико является лишь случайным совпадением и она действовала как рядовая журналистка «просто выполняющая свою работу», а не как представитель семейного клана). При этом, характерной особенностью соответствующей информационной компании стало акцентированное противопоставление:

- с одной стороны, – Республики Абхазии, как зарекомендовавшей

    себя достаточно полноценным субъектом государственного

    строительств, с которым «можно иметь дело»;

- с другой, – Республики Южная Осетия, которая, яко бы, является

    наглядным примером «несостоявшегося государства».

 

На этом фоне, регион Большого Кавказа был и остается «критически важным» регионом, для реализации приоритетных стратегических ставок США (в целом «клуба избранных», претендующего на всеобъемлющее глобальное доминирование). Налицо попытки активизировать взрывоопасный потенциал межгосударственных и межнациональных противоречий, который существует на Южном Кавказе, качественно усилить потенциал тех деструктивных процессов, развитие которых уже вышло за пределы «латентного состояния», а также синхронизировать их с деструктивными процессами, происходящими, сегодня, на Северном Кавказе. Иными словами, налицо попытки превратить весь Большой Кавказ (Черноморско-Каспийский регион в целом) – в зону экстремальной нестабильности, и, одновременно, в зону геополитической уязвимости для России. При этом, возможность инициирования деструктивных процессов за пределами ныне существующих государственных границ РФ – необходимо рассматривать именно в непосредственной связи – с возможностью обеспечить их взаимный резонанс с деструктивными процессами на Северном Кавказе (т.е. непосредственно на территории РФ). Очевидный стратегический расчет строится на том, что за счет взаимной синхронизации данных процессов – становится возможным обеспечить их качественное усиление по обе стороны государственной границы РФ. Одновременно открывается возможность – наращивать (до «критически недопустимых значений») дефицит возможностей у России:

а) нейтрализовать нарастающие угрозы у собственных государственных границ, а также на сопредельных и иных территориях региона (например, в рамках выполнения своих союзных обязательств);

б) одновременно нейтрализовать угрозы в собственной «стратегической глубине».

 

Отмеченное, выше, синхронное муссирование темы о «целесообразности признания Абхазии» и темы о «Южной Осетии, как образчике несостоявшегося    государства» – указывает на то, что США (ТС) считают жизненно важным, для сохранения своего геополитического статуса, – переход к очередному этапу осуществления рассматриваемого стратегического сценария. Данный этап предполагает одновременно – активное участие Турции и Грузии, в том числе и посредством масштабного использования их территорий в качестве незаменимых «плацдармов», а также их собственно военно-силового потенциала. В этом контексте отмеченное заявление Э. Шеварнадзе о целесообразности признания РА – следует расценивать, как «подготовку почвы» к признанию, со стороны грузинской элиты, перехода Абхазии в сферу влияния Турции, как члена НАТО (если такое признание будет ценой сохранения покровительства «лидеров западных демократий» по отношению к правящей элите нынешней Грузии).

Рассматриваемый сценарий вызывает тревогу не только в связи с тем, что он непосредственно направлен на подрыв жизненно важных, стратегических позиций России в регионе, но и в связи с потенциалом его крайне деструктивного влияния на дальнейшую судьбу Абхазии, остававшуюся в течение всего «постсоветского периода» верным союзником России. Все это время Республика Абхазия находилась на переднем крае борьбы с нашими общими геополитическими противниками, стремящимися превратить наше «Пространство общей Исторической Судьбы» («постсоветское пространство») – в «заповедник геополитического хаоса», управляемый в соответствии с теми моделями, которые уже прошли «полигонную обкатку» в Югославии, в Африке, в Афганистане в Ираке, в Ливии.

Здесь важно понять, что речь идет отнюдь не о переориентировании Абхазии, в качестве ее самостоятельного выбора, как исторического Субъекта – Абхазию именно переориентируют, в соответствие с той ролью, которую отводят ей иные Субъекты Большой Игры. В свою очередь, превратить кого-либо в объект Большой Игры можно лишь применив в отношении него определенные «комплексные технологии десубъективизации»; коль скоро речь идет о народе, стране («совокупной культурно-исторической личности»), то первый этап реализации подобных технологий заключается в решении задачи по деконсолидации соответствующего социума, инспирирование и управление конфликтами внутри правящей элиты. Как проявление во - вне подспудных усилий по решению этой задачи – может расцениваться и «калейдоскоп» следующих событий, связанных с расследованием дела о покушении на Президента Республики Абхазия – Александра Анкваба:

а) самоубийство (? по официальной версии) бывшего министра внутренних дел РА – Алмасбея Кчач, при странных обстоятельствах;

б) самоубийство (? по официальной версии), в следственном изоляторе, задержанного подозреваемого – Тимура Хутаба, последовавшая затем попытка самоубийства (?), также в следственном изоляторе, другого подозреваемого – Муртаза Сакания;

в) объявление в розыск влиятельного и авторитетного в Абхазии человека – Павла Ардзинбы, соратника первого Президента РА – Владислава Ардзинбы;

г) муссирование в информационном пространстве сведений (дезинформации?) о предъявляемых обвинениях в причастности к организации покушения дочери первого Президента РА – Мадины Ардзинба и сына бывшего премьер-министра РА – Сергея Шамбы (главного конкурента Анкваба на президентских выборах.) – Орхана; при этом, власти РА не сочли нужным, либо возможным, предпринять достаточные меры для дезавуирования данных сообщений.

 

В свою очередь, стремление стратегов турецкого «неоосманизма» к такому радикальному переориентированию РА, будучи реализованным, открывает для Турции возможность манипулирования темой «мухаджирства» и проведения компаний «исторического воссоединения» абхазов, проживающих в самой РА – с потомками «мухаджиров», значительная диаспора которых проживает в Турции (наряду с Иорданией). Затем, открывается возможность последующего более масштабного использования «абхазо-адыгского фактора», с целью инспирирования антироссийских мятежей в соответствующих субъектах РФ, их последующей поддержки со стороны Турции, США (др. членов НАТО). Таким образом, предполагается добиться отторжения черноморского побережья Кавказа у России и превращения его в зону геополитического доминирования Турции (перехода территорий соответствующих этнических групп под ее «покровительство» и военно-политический контроль). В случае реализации данных планов, Турция сможет качественно повысить свой геополитический статус, вернув себе доминирование во всем бассейне Черного моря, как это было до поражения Оттоманской Порты в русско-турецких войнах XVIII-XIX веков.

                Кроме того, в случае реализации рассматриваемых планов, становится реальной перспектива обрушения позиций России на всем Северном Кавказе. В свою очередь, при столь радикальном изменении баланса сил, Армения, в условиях отсутствия возможности союзнического взаимодействия с Россией, окажется вынужденной принять условия «хозяев новой геополитической реальности» в регионе. Таким образом, весь Большой Кавказ может быть поставлен под контроль Соединенных Штатов и Турции, как их привилегированного геополитического и военно-стратегического партнера в регионе. В свою очередь, политический и военный контроль над Большим Кавказом является той необходимой и незаменимой позицией, обладание которой обеспечивает возможность экспансии и распространения влияния Турции на тюрко-язычные регионы Центральной Азии, при поддержке США.

                Общая направленность и характер рассматриваемого стратегического сценария США, а также его синхронизация с планами «неоосманского» реванша Турции, свидетельствуют о чрезвычайном масштабе соответствующих «геополитических ставок» на настоящем этапе Большой Игры XXI века. Смысл рассматриваемого стратегического сценария США, как уже отмечалось, заключается в ставке на инициирование масштабных геополитических катаклизмов в Евразии, с целью опережающего захвата стратегической инициативы и навязывания Китаю своей версии раздела сфер влияния на континенте. Достижение данной стратегической цели предполагается (как и в августе 2008г.), прежде всего, за счет инициирования процессов обрушения государственной структуры РФ, а также последующего управления процессами – раздела «постсоветского/российского наследства». При этом, масштабную военно-политическую активность Турции при осуществлении данного сценария, вероятно, предполагается мотивировать за счет ее стремления – получить соответствующий «кусок геополитического пирога» – в виде доминирования в традиционно тюрко-язычных регионах Евразии, а также в Зоне Черного моря и Большого Кавказа.  

Выше уже отмечалось, что Южный и Северный Кавказ (Большой Кавказ) превращается, за счет усилий заинтересованных деструктивных сил в зону стратегической уязвимости для России. В свою очередь, Южная Осетия, будучи ее составной частью, должна характеризоваться, как «точка особой болевой чувствительности». Невольно возникает аналогия с некоторыми восточными боевыми искусствами, в которых существуют разделы, посвященные изучению и практике воздействия на подобные «точки». Считается, что подобные точки, расположенные на поверхности организма, являются – как бы внешними окончаниями внутренних жизненно важных органов и предназначены для обеспечения энергетической связи данных органов с внешней средой (опосредуют влияние внешней среды). Южная Осетия является, на современном этапе, именно такой «точкой». Переведя данную образную аналогию на язык «приземленной реальности», можно реконструировать стратегические расчеты тех, кто стремится превратить «постсоветское пространство» в «пространство управляемого хаоса».

Внешнее военное воздействие на РЮО со стороны Грузии (в случае его повторения) вызовет, в том числе, и обостренное восприятие у осетин – каких бы то ни было событий, так или иначе относящихся к сфере осетино-ингушских отношений. Данное обстоятельство открывает самые широкие возможности для искусственной реанимации осетино-ингушского конфликта (с этой целью могут осуществляться самые изощренные и циничные провокации, подобные организации теракта на рынке во Владикавказе 9.09.2010г.). Как следствие, нарастающая дестабилизация обстановки в регионе – существенно расширит «горизонты возможного» для действующих на Северном Кавказе – НВФ сепаратистов и «террористического интернационала». С другой стороны, ВС РФ будут вынуждены отвлекать значительные силы для предотвращения рецидивов межнациональных столкновений и локализации возникающих эксцессов – фактически в тыловых зонах действующей региональной группировки войск, а также для охраны коммуникаций и объектов. Кроме того, военнослужащие ВС РФ будут сталкиваться с постоянными экстремистскими проявлениями в их отношении – со стороны радикально-националистических элементов, представляющих каждую из взаимно-конфликтующих сторон. Необходимость сосредоточить максимум сил и средств – для отражения внешней угрозы, вызовет закономерные ограничения возможностей ВС РФ и правоохранительных органов по поддержанию режима безопасности и правопорядка, что обусловит распространение деструктивных моделей поведения в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений, а также «взрывную» активизацию структур организованного криминала. В свою очередь, подобная обстановка создаст качественно новые возможности (степени свободы) для разведслужб и сил специальных операций (ССО) внешнего противника. В рассматриваемых условиях будет чрезвычайно трудно, либо невозможно формирование единой консолидированной позиции северно-кавказских народов по отношению к угрозе из - вне.

В целом, взаимный резонанс между деструктивными процессами, по обе стороны государственной границы РФ, вызвал бы создание негативного «синергетического эффекта», воздействие которого было бы разрушительным для системно-образующих позиций Федеральной власти на Северном Кавказе. Единственным «недостающим» фактором, для обретения указанным «синергетическим эффектом» особой разрушительной силы, является: утрата доверия, как союзников России на всем Большом Кавказе в целом, так и собственно северно-кавказских народов к способности политического и военного руководства РФ – контролировать развитие обстановки, а также адекватно отвечать на нарастающие угрозы и вызовы.

 

«Аналитическая дешифровка» некоторых аспектов развития обстановки, в предвыборный период 2011-12гг., в Российской Федерации, а также на «постсоветском пространстве» в целом – как попытки осуществления геополитического реванша за август 2008г., со стороны реальных Субъектов угрозы.

Доверие, как союзников России на Большом Кавказе в целом, так и собственно северно-кавказских народов к Федеральной власти РФ могло бы оказаться безвозвратно утраченным также и в том случае, если бы высшее руководство РФ подвергло ревизии – нынешнюю официальную позицию России, как гаранта независимости и государственного суверенитета республик – Южная Осетия и Абхазия. Поэтому, соответствующее воздействие на политическую волю российского руководства и правящих элит в целом, с тем, чтобы добиться подобной ревизии указанной позиции РФ – стало приоритетным направлением деятельности, в рамках враждебного по отношению к России геостратегического сценария.

На начальном этапе (в период президентства ДАМ), в качестве ключевого, для решения изложенной задачи, рассматривался такой фактор, как борьба клановых групп, внутри правящей элиты РФ – за наиболее благоприятное для себя место в «постпутинской» властной конфигурации. При этом, было очевидным стремление внешних Субъектов расколоть «высший властный тандем», с целью дестабилизации системы государственной власти РФ и достижения собственного максимального влияния – на последующий процесс «пере-сборки» данной системы. Таким образом, в едином комплексе решались задачи – по достижению решающего влияния на изменения во властно-политической системе РФ – с одной стороны и, с другой – по воздействию на политическую волю ее деконсолидирваных правящих элит, прежде всего в отношении принципиальных стратегических позиций России на Большом Кавказе.

На следующем этапе, произошло определенное смещение акцентов, вследствие того, что данный этап характеризовался стремлением внешних Субъектов использовать президентские выборы 2012г. в России, с целью дестабилизации ее государственно-политической и социальной системы и реального осуществления по отношению к ней сценария «оранжевой революции». При этом, в период предшествующего президентства ДАМ окончательно оформился лагерь ультра-компрадорской части элиты и ее узких социальных групп поддержки. Представители этого лагеря «компрадорского либерализма» в своем мироощущении и поведенческих установках окончательно отделили себя от остальной страны и народа: как «избранного креативного класса» («благородных дельфинов»), противопоставляющего себя массе «серого быдла» («анчоусов»). Главной движущей силой для них является стремление любой ценой утвердить свое право на вседозволенность («свободу самовыражения» для избранных) и оформить его посредством утверждения «либеральной» модели власти и соответствующих трансформаций социально-политической системы («Модернизации»).

В этом отношении представляется весьма характерным введение в «актуальную политическую повестку» Советом по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ (в период президентства ДАМ) – «доктрины Федотова - Караганова». Данная доктрина «констатировала» отсутствие у Народа России каких-либо оснований для уважения к самому себе за последние сто лет, а также единство тоталитарной природы гитлеровского «Рейха» и Большой Исторической России – в ипостаси СССР. В развитие данного положения провозглашался и принцип «равной ответственности», которую яко бы должны разделить СССР и гитлеровская Германия за развязывание Второй Мировой войны. Очевидно, что реальная направленность «доктрины Федотова - Караганова» обусловлена стремлением лишить Российскую Федерацию, как правопреемницу СССР, каких бы то ни было оснований на право считаться полноценной страной («вся Россия – большая Катынь») и, соответственно, права на историческую легитимность. Вместе с тем, указанная доктрина призвана легитимировать претензии либерально-компрадорского «креативного класса» на политическое и социальное господство над остальным социумом (которому «после последних ста лет почти не за что себя уважать»).

Лидеры данного «либерально-компрадорского» лагеря окончательно «перешли Рубикон», руководствуясь циничными расчетами, согласно которым лишь успех внешних Субъектов в осуществлении «оранжевого сценария» – создает единственную возможность приемлемого для них решения «вопроса о власти» в России. Отсутствие поддержки и, более того, нарастающий антагонизм, со стороны большей части российского общества, по отношению к либерально-компрадорскому меньшинству – предполагалось компенсировать за счет ресурсов и покровительства могущественных «демократических лидеров Запада», во главе с США и ТС. Данное покровительство расценивалось, как основной фактор, влияние которого способно парализовать и склонить к политической капитуляции (не противодействовать, либо неявным образом способствовать реализации «оранжевого сценария») – те сегменты политической и бизнес- элиты, которые в различной степени ориентировались на возвращение ВВП на пост Президента РФ, по итогам выборов 2012г.

Здесь же, следует отметить принципиально важную декларацию В. Путина, фактический смысл которой заключается в том, что приоритетной миссией и символом его третьего президентства, в случае победы на выборах 2012г., станет именно интеграция «постсоветского пространства», реализованная посредством проекта «Евразийского союза». Реакцией на данную декларацию ВВП стала развернутая влиятельными западными и международными СМИ компания, призванная «пригвоздить к позорному столбу» В. Путина, как «одержимого неоимперскими амбициями» и поборника жесткой авторитарной модели власти, ставшего главным препятствием на пути «продвижения России к настоящей демократии», а также ее интеграции в «мировое сообщество». Целью данной компании было воздействие на широкое общественное мнение стран «западных демократий» (иных, ориентирующихся на них стран), а главное мобилизация политических элит Запада и его союзников, под лозунгом: «не допустить любой ценой переизбрания В. Путина на третий президентский срок, как носителя угрозы возрождения имперского монстра». В то же время, рассматриваемое обстоятельство обусловило и заинтересованность, самого прагматичного и утилитарного свойства, со стороны «либерально-компрадорского лагеря» – сорвать заявленные ВВП планы по интеграции «постсоветского пространства». При чем сорвать их еще на этапе его президентской компании и, за счет этого, выставить ВВП – в роли заведомо несостоятельного претендента на осуществление заявленной им миссии. Иными словами, сформировалась прагматичная заинтересованность «либерально-компрадорского лагеря»: обрушить те стратегические позиции РФ на «постсоветском пространстве», лишение которых предопределило бы дальнейшую неосуществимость, каких бы то ни было, планов по его (пространства) интеграции, обессмыслив, тем самым, приоритетные, системно-образующие положения предвыборной программы ВВП. Таким образом, предполагалось создание ядовито-уничижительного для репутации В. Путина, как претендента на политическое лидерство, ощущения контраста его предвыборных деклараций – с происходящим (инспирированным) в реальной действительности, которое могло бы адресовать к известной метафоре: «Акелла промахнулся на охоте, теперь он больше не может быть вожаком стаи».

С другой стороны, принципиально важным является и то обстоятельство, что размежевание между сторонниками и противниками реализации «оранжевого сценария», по отношению к России, происходило отнюдь не по линии: «система высшей государственно-политической власти РФ – и ее противники, находящиеся – по ту сторону данной системы».

После заявлений, сделанных на съезде «Единой России» 24.09.2011, часть, тяготеющей к «либерально-компрадорскому лагерю» политической команды, связывающей возможности своего «политического выживания» с перспективой переизбрания ДАМ на пост Президента РФ, сделала приоритетную ставку – на использование своего влияния и контроля над ключевыми позициями в системе государственной власти, с целью обрушения президентских перспектив ВВП:

- посредством дестабилизации социально-политической обстановки

в РФ и реализации «оранжевого сценария».

 

По поводу сообщений, циркулирующих в СМИ, о том, что именно пресс-секретарь ДАМ – Наталья Тимакова была главным координатором и одним из идейных вдохновителей «Сахаровой» и «Болотной» – кто-то еще может, конечно, взывать к необходимости более веских подтверждений, документального характера. И даже посещение Д. Медведевым телеканала «Дождь», одного из главных системных операторов по мобилизации «креативного класса» на осуществление «оранжевого сценария» («снежной революции») – с этой точки зрения, разумеется, как бы «не в счет». Равно как и фотография, на которой так трогательно запечатлены две подруги – Наталья Тимакова и Наталья Синдеева (владелица телеканала «Дождь»), которую каждый желающий может найти в «Интернете». Но вот предложение С. Удальцова о переносе срока выборов и соответствующем продлении срока президентства ДАМ на год (два) – это уже самый, что ни на есть – не убиенный факт. Вспомним, что в качестве механизма реализации этой своей «инновации» С. Удальцов предложил – в экстренном порядке внести в Государственную Думу законопроект о внесении поправок в ст. 2 ФЗ-6 от 30.12.2008 года «Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы», которые распространили бы на Медведева 6-летний срок президентских полномочий. То есть, предлагалось рассмотреть и принять данный закон посредством вновь избранной Государственной Думы: того самого состава, легитимность которого так отчаянно оспаривали организаторы митинга «За честные выборы», прошедшего на Болотной площади 10.12.2011, а затем и аналогичного митинга на проспекте Сахарова. Возможно ли более наглядное и достоверное указание – на то, из-за чего собственно и затевался «весь этот сыр-бор»? «Следите за руками»…

Согласно рассказу самого С. Удальцова, достаточно широко растиражированному в СМИ: Медведев, в ответ на его (Удальцова) предложение, то ли в шутку, то ли всерьез заметил, что предложение «интересное», но он (ДАМ) к такому сценарию не готов, потому что «уже слишком поздно, да и слишком радикально». Здесь, важна отнюдь не возможность последующего опровержения указанного сообщения Удальцова сейчас, когда «поезд давно ушел». Сегодня, значение имеет лишь то обстоятельство, что в рассматриваемый момент не были предприняты действительно исчерпывающие меры, именно официального характера, для дезавуирования указанного сообщения. Предложения Удальцова, в момент их озвучивания, были действительно «запоздалыми и слишком радикальными», но это если ограничивать их рассмотрение исключительно рамками наличествовавшей ситуации, а саму эту ситуацию рассматривать, как нечто застывшее – данность, которая не подлежит изменению. Однако, изложенные усилия власть-предержащей части «либерально-компрадорского лагеря», их экстремальный характер, свидетельствуют как раз о стремлении придать существовавшей тогда ситуации динамический аспект, с целью ее качественного изменения – именно для того, чтобы указанные предложения соответствовали существу изменившегося момента «точь-в-точь», перестав быть «несвоевременными» и «слишком радикальными».

С этой точки зрения, дестабилизация социально-политической обстановки, ее резкое обострение и, как следствие, возникновение соответствующих эксцессов, чрезвычайного характера, были бы именно «тем, что нужно» – для того, чтобы добиться подобных качественных изменений ситуации. Последующие события 6 мая 2012г. показали, что именно на такое развитие ситуации были направлены усилия организаторов и вдохновителей «оранжевого сценария» (она же «снежная революция») в России. Рассматриваемые изменения обстановки, в случае если бы их удалось добиться, обеспечили бы срыв президентских выборов и…исполнение, с аптекарской точностью, раннее как бы неактуальных (но «интересных»!) рецептов С. Удальцова.

В свою очередь, решение задачи по дестабилизации социально-политической ситуации и приведению ее к «нужным параметрам», с точки зрения осуществления «снежной революции» – фактически соответствует тем же целям, которыми обусловлено решение задачи по обрушению стратегически важных позиций РФ на «постсоветском пространстве». Как уже отмечалось, логика решения данной задачи предполагала «прагматичное» безразличие к тому, что обрушение этих стратегических позиций повлечет за собой появление качественно новых и обострение существующих угроз для национальной безопасности собственно РФ, а также грозит утратой способности к обеспечению безопасности исторических союзников России. С точки зрения данной логики, важно лишь то, что посредством обрушения данных позиций создается возможность (тогда и сейчас) обречь на заведомую несостоятельность стратегически важные предвыборные инициативы В. Путина по интеграции «постсоветского пространства»; соответственно открывалась возможность похоронить шансы на возвращение ВВП на президентский пост. Разумеется, не менее важным обстоятельством являлось (и остается) и то, что решение обеих задач соответствовало стратегической воле реального внешнего Субъекта – заказа на осуществление «оранжевого сценария» по отношению к России. Отнюдь не «мифическое» наличие, а также «руководящая и направляющая» роль данного Субъекта были вполне ясно и недвусмысленно проявлены во-вне – в ходе известного похода «оранжево-белоленточных» лидеров в посольство Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации.

Соответственно и практическое решение обеих указанных задач (точнее попытка такового) осуществлялось в едином комплексе. Более того, в силу рассмотренных выше обстоятельств, именно обрушение ряда стратегически важных позиций РФ на «постсоветском пространстве» могло создать те качественно новые возможности, которые были необходимыми и, одновременно, недостающими – с точки зрения вожделенного, для «либерально-компрадорского лагеря» решения «вопроса о власти». Именно такая оценка может дать единственно реальное объяснение относительно причин весьма странного, аномального характера событий, происходивших накануне и в течение собственно предвыборного периода 2011-12г.г. в РФ, которые грозили самыми катастрофическими последствиями для национальной безопасности самой РФ, а также для безопасности ее важнейших союзников на «постсоветском пространстве»: Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), Республики Абхазия (РА), с высокой вероятностью – Нагорно-Карабахской Республики и, прежде всего, для Республики Южная Осетия (РЮО).

Определенные аспекты развития обстановки в указанных республиках (за исключением, на тот момент, НКР) свидетельствовали о стремлении некоей анонимной, но способной оказывать решающее влияние на ход событий, силы – создать эффект недоверия и отторжения по отношению к РФ и ее политике, в отношении данных республик, у значительной части их населения и/или правящих элит. С другой стороны, теми же силами создавались, с учетом своеобразия и особенностей каждой из республик, эффекты, обеспечивающие, за счет реально происходящих негативных и внешне абсурдных событий, возможность – насаждения, как в восприятии местного населения, так и в международном «общественном мнении» – стереотипов, «живописующих», прежде всего, ПМР и РЮО, как образчики «несостоявшихся государств». Причем, «несостоятельность» этих государств подавалась как, прежде всего, результат решающего влияния России, чьим «проектом» они яко бы являются. Одновременно, ряд действий, совершаемых от лица официальной государственной власти РФ, способствовал широкому распространению, среди населения указанных республик, мнения о намерении российской правящей элиты осуществить их «сдачу», с целью их размена на свои узкогрупповые эгоистические интересы, а также обеспечения прозападной властной верхушкой РФ своего политического выживания.

(Например, определенные аспекты соглашений с Грузией об условиях ее согласия на вступление РФ в ВТО, а также «засвеченные» в СМИ обстоятельства подготовки данных соглашений, связанные с «непрозрачными посредническими миссиями» определенных российских олигархов, имеющих собственные интересы в Грузии и проч.)

 

Продолжение следует...

Источник: ИА REX
Рубрики: Политика

Комментарии читателей (1):

Кукушонок
Карма: 434
14.08.2016 11:20, #30435
Что тут скажешь. Умеют люди красиво говорить. Даже завидно.
А не мог ли бы уважаемый джин назвать хоть кого-нибудь из "заинтересованных" и "либерально-компрадоров". В частности и особенно тех, которые

"из власть-предержащей части" (кстати, из властей предержащих - так по-моему в источниках)
и
"сделали приоритетную ставку – на использование своего влияния и контроля над ключевыми позициями в системе государственной власти".

А то какая-то борьба с тенью получается. И даже более того - с тенью отца Гамлета.
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров