18+
«Введения миротворческого контингента ООН на Донбасс ограничит влияние Германии»
АТЭС-2017. Курс на Вьетнам
«Организация Гудкова-Каца не дотянет до выборов мэра Москвы»
«Задача новых губернаторов сформировать свои профессиональные управленческие команды»
«Беспорядки мигрантов у ТЦ «Москва» – выпущенный из бутылки джин»

Интервью Волкера – показатель отсутствия перспектив завершения конфликта на Украине в ближайшее время

Фёдор Яковлев
2 сентября 2017  06:55 Отправить по email
В закладки Напечатать

Эксклюзивное интервью спецпредставителя Госдепартамента США по Украине Курта Волкера (Kurt Volker) немецкой газете Deutsche Welle, как указала редакция, – «о своем видении конфликта на Украине», стало очередным подтверждением того, что конфликт в Донбассе всерьёз и надолго, и ни одна из сторон, имеющих отношение к его урегулированию либо не может, либо не хочет, либо не понимает, что следует делать для его урегулирования. В последнее США преследуют весьма болезненные провалы на международной арене, - откровенное издевательство руководства КНДР посредством  регулярных запусков баллистических ракет над американскими обещаниями возмездия, которые по количеству уже стали напоминать «последние китайские предупреждения» 50-60-х годов прошлого столетия в адрес самих США, публичное признание провала 16-летнего пребывания США в Афганистане и последовавшее за этим вынужденное решение об увеличении военного контингента в этой стране, окончательное закрепление Китая на архипелаге Спратли, где по данным Пентагона Китай уже построил искусственные острова, на которых могут разместиться сразу три истребительных полка ВВС, полный провал свержения президента Сирии и конфликт с Турцией из-за поддержки американцами курдов, дошедший до прямого боестолкновения войск США с боевиками протурецкой «Сирийской свободной армии», поддержанных турецким спецназом, в результате которого американские военные даже были вынуждены оставить свои позиции и никаких перспектив на положительное для США разрешение этих провалов вообще, не говоря о ближайших перспективах, нет.

Установление мира на Украине вполне могло стать той яркой внешнеполитической победой, которая могла бы не только подсластить горькие пилюли американских провалов, но и показать, что администрация Трампа способна успешно решать острые внешнеполитические проблемы, в том числе доставшиеся ей от прежней администрации, и хотя бы на время отвлечь внимание от провалов. Увы, но заявление Волкера, что «США четко заявили, что полностью поддерживают «нормандский формат», и у нас нет намерения - становиться его частью или пытаться перешагнуть через него» показывает, что перспектив завершения конфликта на Украине в ближайшее время нет, в противном случае США непременно «стали бы его частью» и даже «перешагнули бы через него», чтобы, как минимум, разделить лавры миротворцев, а как максимум, приписать себе решающую миротворческую роль. На отсутствие перспектив решения конфликта на Украине указывает и то, что более, чем трёхчасовая встреча Волкера с помощником президента России Владиславом Сурковым 21 августа с.г. в Минске по сути закончилась ничем, о чём свидетельствуют слова Волкера: «Прежде всего, нам удалось достичь согласия в том, что нынешнее положение дел не устраивает никого»?! И это весь итог более, чем трёхчасовых переговоров?!

К тому же это не оговорка, поскольку примерно такой же итог переговоров ранее констатировал и Сурков: «Мы согласились, что текущая ситуация на юго-востоке Украины не может устраивать ни конфликтующие стороны, ни внешние силы, содействующие урегулированию. Согласились с тем, что мирный процесс и на политическом треке, и в сфере безопасности может и должен идти быстрее.» Слова же Суркова о том, что «обе стороны предложили свежие идеи и новаторские подходы по их реализации» выглядят не более, чем попыткой скрыть за популистской риторикой отсутствие конкретных результатов переговоров, так же, как и слова Волкера о том, что «у нас была очень конструктивная встреча». Какие могут быть «свежие идеи» в рамках подписанного более двух с половиной лет назад документа, альтернативы которому не видит ни одна из сторон, не говоря о том, что этот документ десятки раз обсуждался президентами и министрами иностранных дел стран так называемой «нормандской четвёрки»?! И предложения с российской стороны к этим обсуждениям, кстати, готовил тот же Сурков. Или он свои «свежие идеи», как и «новаторские подходы», предусмотрительно приберегал для встречи с Волкером? А о том какой была эта «очень конструктивная встреча» можно судить по родившемуся после неё «конструктивному» предложению Волкера: «срочно нужно что-то менять»?!

Кроме того, у Волкера, учитывая его уровень понимания политических процессов и знания ситуации на Украине, «свежих идей» и «новаторских подходов» не может быть в принципе, что он продемонстрировал следующим заявлением: «Я считаю, что между оккупацией Крыма и Донбасса нет никаких различий»?! Т.е., спецпредставитель Госдепартамента США по Украине(!) не видит различий между включением Крыма в состав России, действия на его территории российского законодательства, российской администрации и признания Россией, согласно «Комплексу мер по выполнению Минских соглашений» от 12 февраля 2015 года, подписанному послом РФ на Украине Михаилом Зурабовым, «отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины», управление которыми должно регламентироваться «украинским законодательством и Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»?!

Кроме того, есть ещё более простое определение компетентности любого выступающего, - если он противоречит самому себе в пределах одного выступления, интервью, доклада и т.д., - он, скорее всего, вообще не понимает о чём говорит. И если Волкер в первом предложении ответа на вопрос корреспондента заявляет, что «между оккупацией Крыма и Донбасса нет никаких различий», а уже во втором предложении утверждает, что различие всё-таки есть, поскольку «в случае с Крымом Россия предъявила притязания на аннексию территории - то есть на то, что Россия не только ее оккупирует, но и самовольно заберет», то вопросов к его «компетентности» в понимании ситуации на Украине больше не остаётся. Можно было бы объяснить подобный казус «неточностями перевода», но в английском варианте интервью смысл его фразы абсолютно идентичен.

Примечательно также, что Волкер в своём интервью вообще не упоминает Севастополь, - то ли он считает, что Севастополь Россия не оккупировала, то ли он просто не знает, что Севастополь ни в СССР, ни в Украине в административном плане никогда не входил в состав Крыма, да и сейчас в составе РФ наравне с Москвой и Санкт-Петербургом является городом федерального значения, т.е. субъектом непосредственно РФ. Следует надеяться хотя бы на то, что в отличие от пресс-секретаря Госдепартамента США Хизер Науэрт (Heather Nauert) он, наверное, всё-таки должен знать, что встречался с Сурковым не в Литве, а в Беларуси.

Слова же Волкера о том, что США «полностью поддерживают «нормандский формат», и у нас нет намерения «перешагнуть через него», на фоне его приверженности поставкам на Украину летального оружия, выглядят либо демагогией, либо очередным проявлением некомпетентности, поскольку в данном случае, во-первых, это решение принимается вне «нормандского формата», значит США уже «перешагивают через него», а, во-вторых, и без ссылки на чеховское ружьё понятно, что во время войны любое оружие будет стрелять, причём, в отличие от театра, не дожидаясь третьего акта, а сразу, что аж никак «установлению мира» на Украине не поспособствует. О поставках летального оружия можно было бы заводить речь в том случае, если бы на линии соприкосновения хотя бы на месяц установилось реальное перемирие, но не в условиях, когда пункт 1-й «Комплекса мер» о «незамедлительном и всеобъемлющем прекращении огня начиная с 15 февраля 2015 года» до сих пор(!) не только не выполнен, но и в настоящее время нет даже перспектив его выполнения, так же, как и в отношении пункта 2-го об «отводе всех тяжелых вооружений обеими сторонами на равные расстояния в целях создания зоны безопасности». Что, собственно, признаёт и сам Волкер, заявляя, что «минские соглашения сегодня не работают в том смысле, что они не привели к достижению поставленной цели - установлению мира и восстановлению украинской территории.»

Что касается дальнейших перспектив российско-американских переговоров по урегулированию кризиса на Украине, то, как и эта встреча Волкера с Сурковым, или предыдущие встречи и телефонные переговоры Суркова с Викторией Нуланд (Victoria Nuland), они и дальше будут служить более для уточнения позиций сторон по данному вопросу, чем для его решения, на что указывают слова Волкера о существовании «таких тем, по которым мы не сможем прийти к согласию.» На одну из них указывает заявление Волкера о том, что «Россия не вывела войска из Украины», поскольку российская сторона принципиально утверждает, что российских войск на Украине никогда не было или, как объяснил Президент РФ Владимир Путин ещё в декабре 2015 года: «мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются там решением определенных вопросов в военной сфере, но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска, почувствуйте разницу.» И с того времени эта позиция России остаётся неизменной до сих пор. Да, вполне возможно отложить в сторону вопросы по которым у США и РФ нет согласия и сосредоточиться на решении вопросов, по которым согласие есть, но в интервью Волкера, как и ранее Суркова, нет даже намёка на такую перспективу. Сурков только сказал, что они «определили темы для следующей встречи», а у Волкера не прозвучало даже этого.

Ещё одна тема, по которой США и РФ никогда не смогут прийти к согласию, озвучена Волкером в предупреждении, что санкции «останутся в силе до тех пор, пока Россия не начнет выполнять минские договоренности.» В данном случае следует отметить, что поводом для таких утверждений Волкера и не только его, стал очевидный «ляп» российской дипломатии при подписании «Комплекса мер». Для этого достаточно посмотреть на то, кто их подписал и, соответственно, должен нести ответственность за их выполнение. «Посол Хайди Тальявини»(Heidi Tagliavini) являлась представителем ОБСЕ на Украине, которое до настоящего времени контролирует линию разграничения и все претензии к ОБСЕ могут предъявляться исключительно к качеству этого контроля и не более. «Второй Президент Украины Л.Д. Кучма» исходя из указанной в «Комплексе мер» его «должности» не имел формальных полномочий даже для представления интересов бомжей его родного Днепропетровска, не говоря уже об Украине, как государстве, а все утверждения о том, что он, якобы, «представитель президента Украины», полностью опровергаются «должностью», указанной в «Комплексе мер».

Соответственно и Украина может не нести никаких обязательств по выполнению любых документов, подписанных «вторым», «третьим» или любым по счёту бывшим президентом, кроме тех случаев, когда этот бывший президент наделён соответствующими полномочиями согласно законодательству Украины, что должно отражаться в подписываемом им документе, но этого в «Комплексе мер» нет. Подписи «А.В. Захарченко» и «И.В Плотницкий» вообще никчемны, поскольку в «Комплексе мер» говорится об «отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины», к которым они не имеют ровно никакого отношения, поскольку являются главами ДНР и ЛНР, которые, в свою очередь, никем, включая РФ, не признаны и, соответственно, никаких обязательств по выполнению «Комплекса мер» эти лица нести не могут.

Остаётся один единственный человек, - «Посол Российской Федерации в Украине М.Ю. Зурабов», подпись которого действительно означает ответственность государства за выполнение подписанного им «Комплекса мер». Правда, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уже на следующий день после подписания «Комплекса мер» заявил, что «Россия - это страна, которая призвана сторонами конфликта. Это страна, которая призвала стороны конфликта подписать комплекс мер по выполнению минских договоренностей. Но Россия не является стороной, которая выполняет этот комплекс мер. Это страна, которая выступает гарантом, которая выступает с призывом, но, безусловно, это не сторона, которая должна предпринимать действия для этого. Мы просто не можем этого делать физически, потому что Россия не является участником этого конфликта.»

Но в этом случае возникают вполне закономерные вопросы о том, зачем РФ вообще подписывала этот «Комплекс мер», если она «не является участником этого конфликта», а если подписывала, как «гарант», то почему это не указано в документе, не говоря о том, что если по утверждению Пескова Россия всё-таки выступила «гарантом» и подписала «Комплекс мер» именно в этом качестве, то именно она, как единственный гарант, подписавший этот «Комплекс мер», и должна нести ответственность за его выполнение?! Вразумительных объяснений со стороны МИД РФ о причинах, побудивших Россию подписать «Комплекс мер» в крайне сомнительном статусе, допускающем его произвольное толкование различными сторонами, нет до сих пор. Поэтому вопрос об ответственности России за выполнение «Комплекса мер» муссировался, муссируется и будет муссироваться дальше без перспектив даже малейшего консенсуса сторон по этому поводу, что было, есть и будет камнем преткновения в любых переговорах по этому вопросу.

Как итог, Волкер весьма пессимистично констатировал, что «ситуация, вероятно, будет только ухудшаться», сделав при этом вывод, который служит ещё одним подтверждением того, что конфликт в Донбассе всерьёз и надолго, и ни одна из сторон, имеющих отношение к его урегулированию либо не может, либо не хочет, либо не понимает, что для этого следует делать и встреча с Сурковым никакой конкретики, во всяком случае для Волкера, в этот вопрос не внесла: «здесь срочно нужно что-то менять»?! Что конкретно менять, кроме поставок летального оружия на Украину, Волкер так и не определился, хотя до встречи с Сурковым, по его же словам, он «тесно контактировал как с французами, так и с немцами», а «что касается украинцев, у меня было три визита в Киев за последние шесть недель.»

Впрочем, такая неопределённость заключается в самом «Комплекса мер», который из «священной коровы» урегулирования кризиса на Украине уже давно превратились в «голого короля», о чём всё чаще говорят и пишут независимые эксперты, но никак не хотят признавать политики, непосредственно вовлечённые в процесс урегулирования этого кризиса. И если за более, чем два с половиной года существования этого документа реально работает только его последний, 13 пункт об «интенсификации деятельности Трехсторонней Контактной группы, в том числе путем создания рабочих групп по выполнению соответствующих аспектов Минских соглашений», то действительно, как сказал Волкер, - «здесь срочно нужно что-то менять.» Вопрос только в том, кто, когда и каким образом это будет делать, но на этот вопрос политики и разного рода «уполномоченные представители», как показало интервью Волкера, ответить не могут.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров