Виген Акопян: Управляемый постсоветский конфликтный потенциал и соло Медведева

ИА REX публикует статью Вигена Акопяна, представленную на ИА REGNUM
21 июня 2010  11:49 Отправить по email
Печать

Практически безрезультатное посредническое соло президента России Дмитрия Медведева в переговорном процессе по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта резко повышает степень ответственности Москвы за дальнейшее развитие событий в этом сложном регионе.

Уже шестая по счету встреча президентов России, Армении и Азербайджана состоялась 17 июня в рамках Экономического форума в Санкт-Петербурге. По итогам переговоров пресс-секретарь российского президента Наталья Тимакова выступила с дежурным заявлением, свидетельствующим о том, что никаких реальных подвижек в процессе не произошло. Однако не это заявление Тимаковой в дальнейшем предопределило характер оценок итогов трехстороннего саммита, а жесткий инцидент в зоне карабахского конфликта. По сообщению армянской стороны, азербайджанская диверсионная группа совершила прорыв на контролируемую армянами зону. Результат лобового столкновения — 5 трупов.

За короткий период времени уже два крупных форума с участием Дмитрия Медведева, в ходе которых затрагивается постсоветская проблематика, сопровождаются всплеском агрессивности в самих обсуждаемых конфликтных зонах. Массовые убийства узбеков в Оше начались на фоне обсуждения киргизских проблем в рамках саммита ШОС в Ташкенте, а сравнительно стабильный паритет в Карабахе оказался подорван сразу по завершении трехсторонних переговоров в Санкт-Петербурге. А как гласит старая итальянская пословица: одно совпадение — случайность, а два — закономерность.

В первой декаде июля Госсекретарь США Хиллари Клинтон собирается посетить Украину и республики Закавказья — Армению, Азербайджан и Грузию. Выбор стран совсем не случаен. Сомнений в том, что в Киеве и Тбилиси главе американского внешнеполитического ведомства будет оказан весьма теплый прием, нет никаких.

Последние выборы в Грузии показали, что власть Саакашвили полностью контролирует ситуацию в стране, а грузинские политики, посещающие Москву для подписания с Грызловым соглашений о межпартийном сотрудничестве, автоматически причисляются грузинским обществом к категории маргиналов и предателей. Не мудрено! Еще совсем недавно эти политики занимали ведущие посты в правительстве того же Саакашвили, кляня Россию на чем свет стоит. А предав однажды, они обязательно предадут и всякий следующий раз, когда встанут перед принципиальным выбором.

Игнорируя Саакашвили как политика, Москва старалась продемонстрировать заинтересованность в диалоге с грузинским обществом. Однако выбор персоналий, представляющих интересы этого общества, был крайне неудачен. Представительная прослойка, осознающая значение российского фактора и продолжающая верить в возможность цивилизованного сотрудничества, как всегда осталась за кадром. Не был грамотно использован и мощный потенциал грузинской общины России — естественного гуманитарного моста. Вместо этого мы наблюдали за челночной дипломатией экс-премьера Ногаидели и экс-спикера Бурджанадзе, не столько способствующих реальному поиску путей сближения позиций народов и стран, сколько пытающихся нарастить на этом собственный внутриполитический капитал перед выборами. Впрочем, безуспешно.

Россия не смогла выработать свежий подход к закавказским проблемам, хотя победа в августовской войне дала ей почти двухлетний карт-бланш. Москва избрала ущербный путь согласования кавказской политики с Турцией, результатом чего стал активный региональный диктат Анкары и ущемленная повестка диалога с Ираном.

Украинские реалии еще более противоречивы, а потому интересны и потенциально чрезвычайно продуктивны для руководителя Госдепа.

Киев открыто торпедирует один из приоритетных российских проектов — энергетический коридор «Южный поток», предлагая Москве сконцентрировать силы и ресурсы на другой задаче — реабилитации газотранспортной сети (ГТС) Украины без каких-либо очевидных дивидендов для себя. Инициативу российского премьера Путина о слиянии «Нафтогаза» и «Газпрома» Киев категорически исключил. Проще говоря, украинская власть требует от Москвы не лишать себя инструмента шантажа той же Москвы. Более того, она требует модернизировать и усилить этот инструмент. Каким образом Россия пришла к идее прокладки обходящих Украину маршрутов поставки газа в Европу, в Киеве предпочитают не вспоминать. Однако напомним, что такое решение было принято по причине украинского транзитного диктата и воровства, но, что еще более важно, целенаправленной работы Киева по поиску возможностей самостоятельного выхода к источникам энергоресурсов с целью транзитного обхода самой России. И сегодня данная работа правительством Януковича продолжается с новой энергией. Министр топлива и энергетики Юрий Бойко, открыто высказавший недовольство украинской стороны проектом «Южный поток» президенту РФ Медведеву во время визита последнего в Киев, недавно провел переговоры с азербайджанскими партнерами. Бойко предложил Баку закупать 5 миллиардов кубометров газа, который планируется пустить по интерконнектору Азербайджан — Грузия — Румыния (AGRI). Заметим, опять-таки обходящему Украину.

Между тем, в свете отказа нового правительства Болгарии от ключевых энергетических соглашений с Россией, в том числе нефтепровода Бургас — Александруполис и АЭС «Белене», в «Газпроме» не вполне своевременно, но все-таки осознали, что такая же участь уготована и «Южному потоку». Холдингом уже заявлено, что «Южный поток», который проляжет по дну Черного моря, «войдет» на европейский континент не с болгарского побережья, а с румынского. С этой точки зрения AGRI является непосредственным конкурентом российского проекта, а Азербайджан, Грузия и Украина, наряду с Румынией — кстати, куратором отношений Баку — НАТО, — непосредственными ее инициаторами и вдохновителями. При этом, какие у Москвы гарантии, что и Румыния на определенном этапе не торпедирует «Южный поток», не вполне понятно.

Если учесть тот факт, что Туркмения начала строительство газопровода к побережью каспийского моря, перспективы так называемого южного энергетического коридора становятся более чем реальными. Проекты NABUCCO и AGRI (при подключении Украины и трубопроводном оформлении — «Белый поток») свяжут в единую нить Среднюю Азию — Закавказье — Турцию (Украину) — Европу. И здесь речь идет не только об отсутствии у России рычагов, позволяющих отсечь Запад от доступа к среднеазиатским ресурсам. События в Киргизии и Узбекистане показали реальный потенциал российского военно-политического влияния в этом регионе, импотенцию ОДКБ, а также выявили новую точку опоры Вашингтона — Туркмению. Следует учитывать, что получив доступ к ресурсам Туркмении и Узбекистана, а также соединив их с потоками из Ирака, а в будущем и Ирана, Запад тут же начнет отсекать Россию от европейского потребителя, вернее, диктовать новые условия доступа к нему. И здесь Турция — участник одновременно NABUCCO и «Южного потока» — будет играть ведущую скрипку, обладая, в отличие от Украины, возможностями диверсифицирующего транзитера.

Итак, в том, что повестка переговоров Хиллари Клинтон в Киеве и Тбилиси будет чрезвычайно насыщенной, не приходится сомневаться. Тем более, что киевские политики активно сигнализируют о готовности перенять грузинский опыт и не спешат фиксировать свой выход из блока ГУАМ. Вероятно, скоро они будут разделять точку зрения грузинского лидера о том, что Черное море является внутренним морем НАТО. Вероятно, кажущаяся решенной проблема Черноморского флота вскоре после парламентских выборов на Украине предстанет с новой остротой.

Факторы Киргизии и Армении в сценарии вытеснения России с постсоветского пространства — ключевые. Это две, наиболее уязвимые с военно-политической точки зрения республики этого пространства, которые, в силу сложного социально-экономического положения и интенсивности угроз, нуждаются в гарантирующей роли Москвы. Это две точки, где присутствие России пока еще поддерживается на общественном уровне, что и позволяет дислоцировать здесь военные базы. С этой точки зрения совсем не случайно то, что воплотившая проект уничтожения ростков киргизской государственности — посол США Мари Йованович, ныне развивает бурную деятельность в Ереване.

О взаимосвязи главного предмета внешней политики Армении — карабахского фактора — с дальнейшей расстановкой сил на армянской внутриполитической арене, подробно говорилось в недавно опубликованном аналитическом докладе ИА REGNUM.

Характерной особенностью всеми замеченной активизации Москвы в карабахском процессе является то, что она сопровождается недвусмысленными призывами Баку и Анкары в адрес российской стороны — оказать давление на власти Армении с тем, чтобы те вывели войска из зоны безопасности Нагорного Карабаха. Комментируя итоги майского визита Дмитрия Медведева в Турцию, турецкая пресса сообщала, что российский лидер чуть ли не гарантировал своим турецким партнерам решение карабахского конфликта. Такого рода сообщения и оценки способствовали значительному повышению настороженности армянской общественности в отношении риска становления регионального союза Москва-Анкара. Кроме того, сегодня в Армении нередко можно услышать оценки относительно своеобразного «раздвоения» российской региональной стратегии. Указывается на то, что премьер-министр РФ Владимир Путин придерживается более консервативной позиции по карабахской проблеме, чему способствовали его осторожные и выверенные заявления в ходе визита в ту же Турцию, тогда как президент Медведев старается активизировать этот процесс, хотя абсолютное большинство экспертов уверены в его неразрешимости.

По сути дела, Минская группа ОБСЕ сегодня обеспечивает дипломатический занавес, за которым идет интенсивное давление на Армению со стороны Азербайджана и Турции. Еревану предлагается сдать пояс безопасности Нагорного Карабаха без каких-либо гарантий признания независимости НКР в будущем. То есть, Армении навязывают дипломатический проигрыш — добровольный отказ от территорий, контроль над которыми был обеспечен по итогам войны, на фоне угроз со стороны Баку. Более того, азербайджано-турецкая пропаганда усиленно насаждает точку зрения о том, что именно Россия обеспечивает условия для этого давления.

Инструменты, применяемые сегодня против Армении — союзника РФ, страны, где дислоцирована последняя военная база России в регионе, не считая баз в Абхазии и Южной Осетии, которые наделены Западом статусом оккупационных — весьма изощренные. Свернув «исторический» процесс нормализации отношений с Ереваном, Турция принялась с новой силой за действительно историческую задачу ее изоляции и обхода — строится железная дорога в Карс-Нахичевань (обход с юга) и железная дорога Карс-Ахалкалаки-Баку (обход с севера). Турецко-азербайджанский транзит через Самцхе-Джавахети, населенный преимущественно армянами регион Грузии, результат вывода российской военной базы из Ахалкалаки и предвестник массового исхода армянского населения из этого края.

Вашингтон, игравший главную скрипку в процессе армяно-турецкого «примирения», внимательно наблюдает за тем, как Россия продолжает завязать в карабахском процессе, вместо того, чтобы в ответ на остановку диалога Ереван-Анкара глухо его заморозить. После признания независимости Косово, Вашингтону будет очень сложно объяснить карабахским армянам, что их мечта о независимости и присоединении к Армении не может быть осуществлена. Сделать это предлагается России, признавшей независимость Абхазии и Южной Осетии. Первые успехи на этом поприще уже сделал спикер Совета Федерации, лидер партии с говорящим названием «Справедливая Россия» Сергей Миронов. «Россия никогда не признает Нагорный Карабах», — передали его цитату азербайджанские СМИ. Позднее Миронов назвал это утечкой и дезавуировал собственное заявление. Однако не сложно понять, что Россия уже одной ногой стоит в карабахском капкане.

У Хиллари Клинтон будет весьма насыщенная повестка общения в Ереване и Баку. Не исключено, что Госсекретарь США по установившейся традиции объявит о «перезагрузке» отношений США — Южный Кавказ, благо многие успели со счета списать американский фактор. Очевидно, глава Госдепа разложит повестку весьма грамотно — Азербайджану будут разъяснены все достоинства демократической модели управления государством, а Еревану даны объяснения в причинах провала диалога с Турцией. Что касается карабахского вопроса, то здесь американцам с руки дождаться итогов соло Медведева, и лишь после этого обозначить свои доминирующие позиции. И здесь наработки Йованович в Армении и солидный опыт нового посла в Баку Мэтью Брайзы будут использованы сполна.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К сожалению, возможность добавить коментарий к данному материалу отключена.
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы отставку правительства Медведева?
77% Да
Вы читали когда-нибудь Конституцию России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть