Что стоит за манёврами вокруг публикации разговора Трампа и Зеленского

Скандал вокруг переговоров Трампа и Зеленского возвращают нас к событиям столетней давности, подводившей черту под Первой мировой войной
30 сентября 2019  22:20 Отправить по email
Печать

Скандал вокруг переговоров президентов США и Украины Дональда Трампа и Владимира Зеленского, публикация Белым домом их стенограммы, а также раздавшиеся после этого требования рассекретить всю дипломатию официального Вашингтона, сделав ее достоянием широкой общественности, зримо возвращают нас к событиям столетней давности, подводившим черту под Первой мировой войной. 

Разрушив миропорядок, основанный на взаимодействии основных мировых империй, «хозяева планеты» запустили строительство нового миропорядка, выстроенного на глобализме Лиги Наций. То есть на провозглашении «единых правил игры» для всех в условиях, когда дивиденды из этого могли извлечь не все, а только те, кто эти правила задает.

Так появились знаменитые «Четырнадцать принципов» президента США Вудро Вильсона. Использовав амбиции и стремление этого лидера стать главным архитектором послевоенного устройства, стоявшие за его спиной олигархические круги, представителем которых в президентском окружении являлся полковник Эдвард Хаус, с одной стороны, присваивали себе инициативу в выдвижении формулировок.

«Открытые мирные договоры, открыто обсужденные, после которых не будет никаких тайных международных соглашений какого-либо рода, а дипломатия всегда будет действовать откровенно и на виду у всех» — это первый принцип. Последующие, провозглашавшие мифологемы «свободы» мореплавания и торговли, «прав человека», а также право «хозяев» этих «правил игры» принуждать к ним непокорных, сформировали идеологическую основу глобализации, а Лига Наций увенчивала их пирамиду верхушкой «мирового правительства».

Лига Наций

Лига Наций

С другой стороны, решив задачу «А» и уничтожив континентальные империи, англосаксонские закоперщики глобализма на этапе «Б», связанном с подчинением мира себе, с удивлением и негодованием обнаружили, что это «Б» успели произнести до них пришедшие к власти в России большевики. Речь шла о Декрете о мире, принятом II Всероссийским съездом Советов на следующий день после низложения Временного правительства и сразу после утверждения в качестве нового правительства России Совета народных комиссаров (СНК) во главе с В.И. Лениным.

Сравнение написанного в декрете с первым принципом Вильсона показывает несомненное и вынужденное следование Белого дома в фарватере мирной инициативы советской власти, причем даже стилистически. «Рабочее и Крестьянское правительство, созданное революцией 24−25 октября и опирающееся на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире.

Справедливым или демократическим миром, которого жаждет подавляющее большинство истощенных, измученных и истерзанных войной рабочих и трудящихся классов всех воюющих стран… таким миром правительство считает немедленный мир без аннексий (то есть без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народностей) и без контрибуций. …Тайную дипломатию правительство отменяет, со своей стороны выражая твердое намерение вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом, приступая немедленно к полному опубликованию тайных договоров, подтвержденных или заключенных правительством помещиков и капиталистов с февраля по 25 октября 1917 года.

Всё содержание этих тайных договоров, поскольку оно направлено, как это в большинстве случаев бывало, к доставлению выгод и привилегий русским помещикам и капиталистам, к удержанию или увеличению аннексий великороссов, (советское) правительство объявляет безусловно и немедленно отмененным…».

Совет народных комиссаров

Совет народных комиссаров

Формально поприветствовав ленинский декрет, Вильсон почувствовал себя уязвленным и отреагировал следующим образом: «Яд большевизма только потому получил такое распространение, что является протестом против системы, управляющей миром.

Теперь очередь за нами», — признал он сгоряча глобалистский характер своей инициативы. «Отвечать» Ленину бросился не только Вильсон, но и другой англосаксонский лидер, британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж, опередивший Вильсона и выступивший с подобной инициативой в Вестминстере 5 января 1918 года, в то время как американский президент обнародовал свои «Принципы» в послании Конгрессу только через три дня, 8 января.

Поскольку благодаря американским кредитам, экспедиционному корпусу генерала Першинга и спецслужбистской связке Хауса с британским резидентом в США Уильямом Уайзменом, который поддерживал его связь с Букингемским дворцом, Версальский мир верстался по лекалам США. И о Ллойд-Джордже на фоне Вильсона быстро позабыли, дружно поддержав предложения Вашингтона всем Западом. А вот замолчать ленинскую инициативу не получилось, ибо она действительно была выдвинута не в русле будущего Версаля, а против него, делая заявку на альтернативный миропорядок.

И тогда, сделаем краткое отступление, в ход пошли исторические спекуляции и фальсификации, которые продолжаются до сих пор. Одни высокопоставленные фальсификаторы, достаточно близкие к современному российскому официозу, как светскому, так и церковному, пытаются искусственным образом встроить советский Декрет о мире в фарватер вильсоновской инициативы, преподнося его ее частью. И отмечая зависимость от Запада Троцкого, лукаво увязывают его с Лениным, что не соответствует действительности.

Другие, не менее высокопоставленные, спекулируют на том, что публикация тайных договоров в соответствии с ленинским декретом освободила Запад от обязательств перед Россией в части передачи под ее контроль после Первой мировой войны средиземноморских проливов и Константинополя (Стамбула). 

При этом они делают вид, будто не понимают, что, во-первых, в реальности проливы никто бы не отдал в любом случае, и подписывалось это Западом как раз в расчете на уничтожение России в числе остальных империй.

Любые обязательства предусмотрительно «множились на ноль» незадекларированными грабительскими целями той войны, которую кое-кто у нас безосновательно, вопреки исторической логике, пытается представить «отечественной».

А во-вторых, что присоединение Константинополя не только порождало напряженность в отношениях с младотурецкими правителями разрушающейся Османской империи, но и служило источником внутренней дестабилизации. Мало того, что с петровских времен в России друг другу противостояли два проекта — полностью суверенный «Третий Рим» и ограниченное проектной зависимостью от Запада «окно в Европу», так в случае с Константинополем последнее еще и усиливалось новым таким «окном».

Между тем «европейничанье», частью которого и являются эти «окна», как учил Николай Данилевский, есть «болезнь русской жизни». Ленин же поступил строго наоборот: очень быстро нашел повод вернуть столицу из «окна в Европу» в «Третий Рим», отказавшись от сомнительных приобретений и подчеркнув суверенный и независимый характер советской власти, ее свободу от грабительских мировых раскладов наступающего глобализма (или, по Карлу Каутскому, «ультраимпериализма»).

Сила ярости Вильсона и других закоперщиков Версаля по поводу советской инициативы оказалась таковой, что пересечение ленинского декрета с американскими «Принципами» ограничилось первым пунктом последних. А в остальном Ленин, говоривший о мире без аннексий и контрибуций, и Вильсон, продвигавший глобалистскую повестку, которая «аннексировала» в пользу Запада весь мир, разошлись на 180 градусов. Впоследствии это подтвердилось и повторилось на международной Генуэзской экономической и финансовой конференции 1922 года, где советская делегация предъявила альтернативный проект мироустройства, предсказуемо отклоненный коллективным Западом.

Иначе говоря, Запад сверстал англосаксоноцентричный проект, на первом этапе которого сложившийся национально-имперский миропорядок подлежал разрушению и демонтажу, а на втором его осколки переформатировались в западных интересах. Точнее, не западных в целом, а правящих олигархических кругов Запада. Всё произошло как было задумано, за исключением одного: Великий Октябрь оказался неожиданностью, грянувшей, как гром среди ясного неба. И весь план после этого пришлось переигрывать заново.

Владимир Ленин

Владимир Ленин

Вместо того, чтобы возглавить Лигу Наций, США в нее вообще не вошли, взяв стратегический курс на новую мировую войну, призванную исправить полученные результаты именно на российском направлении. И именно в 1921 году в Германии, находившейся под глубоким влиянием Запада, лишенной суверенитета, обложенной санкциями и репарациями, был запущен нацистский проект, оформленный приходом Гитлера к руководству Немецкой рабочей партии (DAP) и ее преобразованием в Национал-социалистскую рабочую партию Германии (NSDAP).

В США же главой минфина стал олигарх Эндрю Меллон; этот ближайший «деловой» партнер главы Банка Англии Монтегью Нормана пережил трех президентов, возглавив вместе с ним манипуляции учетной ставкой ФРС в 1920 и 1929 годах, которые подготовили и запустили Великую депрессию. А роль коммуникатора между Германией и англосаксонскими концептуальными элитами олигархи из связанной с Ротшильдами, Рокфеллерами и Ватиканом группы Шредеров отвели главе веймарского и нацистского рейхсбанка Ялмару Шахту и созданному при их участии Банку международных расчетов (БМР), и сегодня остающемуся несущей конструкцией мирового олигархического финансового порядка.

Так что обнародование Советским правительством тайных договоров в первую очередь сорвало западные планы постановки планеты под контроль Лиги Наций, первым председателем которой не случайно был избран англичанин. И только во вторую очередь, и то вынужденно, в рамках оперативной реакции на действия Советской России, оно было положено Западом в основу переигровки неожиданно проигранной глобальной игры, став одновременно фундаментом нового глобализационного проекта, завершившегося развязыванием Второй мировой войны.

Для чего столь подробный исторический экскурс? Чтобы перекинуть мостик из истории в современность. Ибо, как учил Козьма Прутков, «настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережешь себя от знатных ошибок». Разве не тем же самым — двухходовкой с разрушением существующего миропорядка и сборкой из его осколков нового — Запад занимается сегодня?

Вспомним формулу глобализации. Глокализация — эрозия суверенитетов с передачей полномочий наверх, в глобальные и международные структуры, и вниз, на уровень внутренних регионов и муниципалитетов, плюс фрагмеграция — разрушение цивилизационных и национальных идентичностей с переоформлением их в глобальную идентичность мировой властной экстерриториальности. 

Ударившая так больно по Зеленскому стенограмма его переговоров с Трампом, сделанная достоянием общественности с подчеркнутым пренебрежением к украинскому президенту и подставившая его перед европейскими участниками «нормандского формата», одним из последствий получила зазвучавшие в американском истеблишменте требования обнародовать ВСЕ стенограммы ВСЕХ переговоров Трампа с зарубежными лидерами. И не надо думать, что оно невыполнимо. По мере развертывания предвыборной борьбы в США это будет происходить, но тогда, когда это выгодно хозяину Белого дома.

А по мере того, как это начнет происходить, данная практика непременно распространится вширь и вглубь, за пределы США, породив цунами, по сравнению с которым утечки WikiLeaks и «Панамского досье» покажутся мелким баловством. Кстати, и сам факт их появления в свое время вполне укладывается в стратегию, формирование которой мы заметили только сейчас, а ей, получается, уже много лет.

И замысел заключается в том, чтобы, начав с маргиналов, постепенно подготовить международное общественное мнение к выходу данного типа информации на официальный уровень. И к скандалу такого масштаба, который взорвет мир, ибо за эти годы в кулуарах и в тиши кабинетов, где проходили конфиденциальные встречи и переговоры, произнесено столько и такого, что вполне достаточно, чтобы поставить под вопрос легитимность всей мировой системы.

И то, что делает Трамп, «сливая» Зеленского — это всего лишь следующий после Джулиана Ассанжа и анонимных источников «Панамы» этап раскрутки очень крутого проекта глобального переформатирования. И тем, кто аплодирует Трампу сейчас в России, следует задуматься над тем, что удар по Зеленскому, он, конечно, отвечает российским тактическим интересам, но неизвестно, чем он обернется стратегически, если тенденция получит развитие, а это, похоже, уже предопределено.

Владимир Зеленский

Владимир Зеленский 

Понимание необратимости тренда на рассекречивание всего тайного и делегитимации таким способом современных национальных элит и современного миропорядка в целом, безусловно, как и сто лет назад, лишь часть проекта, верхушка айсберга. Вслед за обрушением глобальных конструкций, которые похоронят под собой если не большинство государств, то значительную часть нынешних лидеров, последует вторая часть проекта.

Если первую возглавил Трамп, запустив ее вскоре после встречи и определенных договоренностей с королевой Елизаветой, и коль скоро, ударив одним концом по Зеленскому, другим эта «палка» больно врезала по выдвиженцу «старых» олигархических элит Джо Байдену, это означает три вещи. Первая: Трамп запускает глобальные перемены, подобно Вильсону.

Вторая: перемены не отменяют глобализацию, несмотря на националистические и в известной мере изоляционистские императивы нынешнего хозяина Белого дома. Подобно известной политэкономической формуле «деньги — товар — деньги штрих», здесь диалектическим способом «отрицания отрицания» реализуется похожая формула «глобализация — национализация (она же деглобализация) — глобализация штрих», еще более глубокая и последовательная.

И эту фазу «глобализации штрих» возглавит уже не Трамп, он сугубый разрушитель прежней системы, а для того, чтобы возглавить новую, найдутся иные лидеры с новыми идеологическими парадигмами, которые в отличие от той, в которой действует Трамп, наделены содержательным смыслом. И, следовательно, обращены в будущее, а не в прошлое.

Третье. Существует известный масонский принцип «оказаться в центре зарождающегося циклона», и кто сказал, что вражескими премудростями нельзя пользоваться, обращая их против самих следующих им врагов?

Подобно тому, как Россия с помощью Великого Октября сто лет назад опередила такую же трансформацию, запущенную Западом, сделав ее бессмысленной и обесценив заложенные в нее планы «конца истории» (он же — мировое господство), точно так же следует поступить и сейчас. Тем более что с помощью такого действенного политического инструмента, как снятие покрова тайны с накопленных анналов мирового бэкграунда, можно не только перехватить инициативу в мировых делах, предложив миру свой проект взамен того, что на данном этапе реализуется руками Трампа, но и решить очень многие внутренние вопросы, разобравшись с фигурирующей в этом бэкграунде системой российского компрадорства. 

Вы скажете: а что Китай? Во-первых, в условиях превращения украинского скандала в эпицентр американской политической и предвыборной жизни Пекин, владея не менее ценной информацией на этот счет, ибо аферы Байденов не ограничивались Украиной, а проворачивались в 2013 году и в Поднебесной, пока этого аргумента на стол не выкладывает.

То ли выжидает, то ли не хочет помогать Трампу и подталкивать в пропасть Байдена. Но Байден и так в эту пропасть уже свалился, и президентом ему не быть, это ясно. Поэтому, во-вторых, надо выяснить, и России и Китаю в этом желательно тесно координироваться, когда настанет наилучший момент для практических действий.

Не исключено, что оптимальный эффект обнародование бэкграунда даст не в канун выборов, когда, судя по характеру разворачивающейся борьбы, американская политическая система сама себя уничтожает, а в начальной фазе нового президентства, когда она перестанет этим заниматься, что позволит смешать им все карты. Подстрелить всегда легче на взлете, чем во время посадки. И в-третьих, чтобы устраивать такие глобальные концептуальные акции, нужно иметь проект взамен того, который подстреливается.

У Ленина и большевиков такой проект был. Имеется он и у современного Китая: глобализация по-китайски. Путь к которой будет открыт с последствиями, непредсказуемыми для России в том случае, если у нас своего проекта не появится, или он окажется слишком далеким от социализма с национальной спецификой. То есть чересчур либеральным.

Выигрыш пресловутой «точки бифуркации», к которой приближается мир, при оказании своевременного и не обязательно сильного воздействия на траекторию его движения в неуправляемой фазе, может стать выигрышем будущего, который определит выгодный нам миропорядок на 50−100 лет. А вот бездействие, как и несистемные, спорадические действия, способны завести в тупик, спровоцировав катастрофу. Для России и российской власти наступает момент истины, который или опровергнет, или оправдает все ее предыдущие действия как внутри страны, так и на международной арене. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Видео партнёров

Меняя жизнь к лучшему

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть