Почему самозванец Гуайдо - менеджер, а не полководец

Гуайдо наивно верит, что можно занять трон, не соответствуя ему
26 февраля 2019  20:30 Отправить по email
Печать

Если, пытаясь понять суть происходящего в Венесуэле, взять за основу применяемую у переговорщиков теорию условно называемого "кастового анализа", где в основе не индийская традиционная философия, а психотип человека (потому слово "каста" - это аллегория и взято в кавычки), то станет ясно, что Гуайдо относится к "касте" Купцов, которые стоят ниже "касты" Воинов.

Купцы власть покупают, тогда как Воины власть завоёвывают. Мадуро - Воин, потому что он власть завоевал на выборах. Гуайдо – Купец, потому что власть пытается купить, причём, даже не на свои, а на чужие, американские деньги. Но беда Гуайдо даже не в том, что он – Купец. Он ещё хуже – он приказчик купца. Приказчик Купца отличается от адъютанта Воина тем, что адъютант всё-таки тоже Воин и готов жертвовать своей жизнью в случае необходимости. Адъютант – не его суть, а его должность.

Приказчик же – это менеджер. Купец в миниатюре. Ему не хватает авантюризма купца, но склонность к деньгам и предательству у него такая же. Купец – игрок, его приказчик – организатор игры Хозяина, более трусливый и более понимающий свои возможности. Он умирать за Хозяина совсем не готов. Приказчик может воровать или не воровать, хотя он по природе такой же вор, как и Хозяин, и если приказчик не ворует сейчас, то только из ожидания возможности позже украсть больше. 

Поставить приказчика Купца на роль полководца – это как поставить открытого британского гомосексуалиста на роль донского казака Григория Мелехова. На мужских ролях он смотрится комично. Но если кино путают с жизнью и реально пытаются сделать приказчика коммерсанта вождём каравана, то караван, понимая, что его ждёт в пути разгром от первых попавшихся разбойников, этого шута в роли генерала не примет. 

Не надо искать причин, почему в Венесуэле оказалось так мало предателей среди военных. Каста Воинов, как бы ни важны были для неё проблемы денежного довольствия, воюет не за это. Воины руководствуются Кодексом чести. Это не громкие слова, а реальная психологическая доминанта этого типа личности. Какой может быть Кодекс чести у приказчика?  Клеймо труса и предателя у него на лбу выжжено, и потому ни один Воин не встанет под его командование. Ему не только не верят – его презирают. Да, в генералитет могут проникать Купцы – их потом и перекупают за деньги, так как они потенциальные предатели. 

Купцы имеют талант лицедейства и притворства, потому они  очень контактны и обладают обширными связями. Но в целом сословие Воинов – это чувствующие Купцов и презирающие их. Воины тоже умеют притворяться и хитрить, но для них это военная хитрость, вид оружия, где требуется доблесть и самоотверженность, они хитрят не для себя, тогда как хитрость Купцов – это корысть подлеца, вора и ничтожества. 

Купцы и Воины – ярые противники в жизни. Оба психотипа обладают колоссальной интуицией, хотя отношение к смыслу жизни (и смерти) у них разное. Воины сильнее потому, что знают, за что им умирать, и они готовы на это. Купцы же не видят смысла в смерти, и так как их смысл – деньги, то вся жизнь становится переговорами о сделке. Посмотрите на Трампа – Купец на должности Воина понимает политику как сделку. Его толкают в спину на бой, а он всё торгуется. Но так как Купец – это не Воин, а разбойник, то торгуется он лишь там, где у него нет сил просто ограбить. Воины в таком случае видят слабину и не роняют достоинства, а если и ведут переговоры, то лишь в виде военной хитрости. 

И Чавес, и Мадуро не раз стояли на пороге смерти и смотрели  в дуло наведённого пистолета. Не деньги и жадность толкали их на это. Пойди они на условия американцев, в их личной жизни всё было бы в «шоколадке». Но Чавес и Мадуро – это те, кому за державу обидно. Они мзду не берут. Понять эту логику Купцы не могут, как Абдулла не понимал логику Верещагина. Гуайдо, обладающей чрезвычайной интуицией, никогда близко не приблизиться к ситуации, где возможен бой с непредсказуемым исходом. Гуайдо даже не игрок – он игрун. Есть большая разница между этими категориями. 

Штатам именно такой и нужен, именно такой на эту должность и подбирался. Им изначально тут не нужен Воин, который обладает Кодексом чести и в какой-то момент выйдет из повиновения. Гуайдо – это завербованное ничтожество, гарантированно послушное и управляемое, просчитанное на множестве компьютерных моделей. Он хочет денег и готов ради этого на авантюру. Но авантюру просчитанную, такую, где он грает роль полководца, и воюют США. 

Завоевать авторитет в Венесуэле Гуайдо тоже не может, и потому он стремится купить его раздачей американской гуманитарки, ибо тот, кто раздаёт продукты, демонстрирует власть. Потому и идёт такая борьба за символ гуманитарной интервенции США в Венесуэлу. Пропустить её или не пропустить – это знак того, кто хозяин на территории. Кто в этой борьбе победит, тот и настоящий властитель Венесуэлы.  

Приказчики торговых контор никогда не становятся маршалами Победы. Они не становятся цезарями. Они могут какое-то время быть Лжедмитриями, но, в конце концов, их вешают на воротах местного Кремля. В этом есть великий смысл, не доступный чувствованию и пониманию Купцов. Власть – это не деньги, как они думают. Власть – это священная тайна, которую Воины чувствуют, а понимают Мудрецы. Мир намного сложнее, чем о нём думают профаны. Кольцо власти можно схватить, но оно испепелит  того, кто не призван свыше. Власть – это такая энергия, как в гудящем реакторе атомной станции. Одно неверное движение – и ты даже кучкой пепла на останешься. 

Много тысячелетий люди ищут разгадки сакральной тайны власти. Пытаются владеть артефактами, через которые на помощь призываются высшие силы, используют места силы, технологии подчинения и управления. И так как власть – это нечто, возникающее из непонятной субстанции, то Мудрецы поняли: настоящая власть у того, кто её не ищет, а ищет служения. Взвалил на себя крест и готов на него взойти ради других. Тот, кто ищет власти для себя, тот одержим Демоном власти. Это совсем другой источник. Его власть – иллюзия, особенно тогда, когда он считает, что достиг высшей власти. 

Власть обжигает и разрушает – если неподобающее хватание за неё есть профанация святыни. Власть возносит, если властитель принимает власть как судьбу, с покорностью и полным отречением от себя. Земная власть - это проводник воли высших сил и  проситель за своих подданных. Только в таком случае властитель не сгорит в сверхэнергиях власти. Это полностью евангельский сюжет, но те, кто желает мыслить в категориях исторического материализма, в итоге получают разбитое корыто. И хорошо, если удаётся вовремя сбежать.

Гуайдо, Порошенко, Янукович, Керенский, Березовский, Саакашвили – всё это "халифы на час", Купцы, прорвавшиеся подкупом и авантюрой в храм тайны власти. Кража шапки Мономаха – это вторжение в те слои, представление о которых у них такое же, как представление папуасов о радиации. Власть – это не кормило, власть – это мученичество.

Тот, кто понимает власть как кормило, очень плохо кончает, так же, как и тот, кто в яблоке с дерева познания добра и зла видит красивую вкусную еду и волшебную таблетку к владычеству. Изгнание из рая последует незамедлительно. И лишь тот, кто умеет сказать: "Да минует меня чаша сия, но путь будет не так, как хочу я, а как хочешь Ты" – и в последующем восходит на крест ради тех, за кого он в ответе – тот получает власть на тысячелетия. 

Потому что ищет он не власти, а спасения всех. Кто во время пожара или крушения обретает высшую власть? Тот, кто указывает остальным путь к спасению. Тот, кто в это время мародёрствует, даже набив карман, власти не обретает. Гуайдо идёт путём мародёра на пожаре, и потому никогда власти ему не видать. Если рассматривать ситуацию в Венесуэле с позиций классового или расового противостояния, то понять можно довольно мало, а выводы и вовсе сделать неправильные.

Можно решить, что для победы нужны лишь материальные ресурсы. Это своего рода карго-культ власти. Тайна власти не в количестве золота. Тайна власти в правде. Власть – не приз, а средство послужить самым слабым и беззащитным. Не обмануть их, а послужить им. 

Обманывать слабых – это путь в преисподню. "Кто соблазнит одного из малых сих, ... тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит" (1 Кор 11, 19). Даже если ты не исповедуешь никакой религии, эти слова остаются предостережением о правильных и неправильных действиях. Не участвуй в делах зла, во грехе соблазна тех, кто слаб и беззащитен. 

Гуайдо не смог не стать проводником соблазна. Он соблазняет венесуэльцев, обманывая их, ибо их беды созданы санкциями США. Гуайдо ищет власти  денег здесь и сейчас. Он одержим Демоном власти. Который от начала времён есть лжец и отец лжи. Это безумие, за которое ему придётся очень дорого заплатить. Но самое печальное, что Гуайдо даже не поймёт, почему он обречён. И почему обречены все, идущие таким путём. Получившие власть от демона никогда не смогут его обмануть и переиграть. Тайна власти на самом деле очень проста – это тайна совести. 

Обладающий совестью может быть один против полчища вооружённых врагов. Он может погибнуть в неравной схватке. Но тот, кто ломает тело, на сломав дух, и есть настоящий проигравший. Просто поймёт он это значительно позже. Зачастую тогда, когда изменить в своей судьбе уже ничего не сможет. Но все предупреждения были даны, и потому окончательное решение тут остаётся за человеком. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

susanin
Карма: 81
02.03.2019 11:11, #34263
Ну что могу сказать...просто склоняю колено перед мастером мысли,пера и слова.
Подписывайтесь на ИА REX
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
32.8% Путин Владимир
Если бы выборы в Госдуму состоялись в ближайшие выходные, то за какую партию (организацию) Вы бы проголосовали?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть