Российские расклады через призму событий вокруг Венесуэлы

Кто не пожелал успеха президенту Мадуро?
Владимир Павленко
19 февраля 2019  11:20 Отправить по email
Печать

Интересный разворот получает ситуация вокруг Венесуэлы. Министр иностранных дел этой страны Хорхе Арреаса, вслед за президентом Николасом Мадуро, раскрывает информацию о встречах в Госдепе со спецпредставителем США по этой латиноамериканской стране Эллиотом Абрамсом.

По словам Х. Арреасы, президент Н. Мадуро в курсе всех деталей встреч, а сами они состоялись по инициативе американской стороны. И это понятно: в Госдепе прекрасно понимают, что сценарий, завязанный на импровизированный «путч» главы Национальной ассамблеи и лидера оппозиции Хуана Гуайдо, если уже не провалился, то крепко забуксовал, и его шансы на успех тают с каждым днем.

Вот и парламентариев Евросоюза, в котором еще две с небольшим недели назад «развлекались» тем, что ставили законным властям Венесуэлы ультиматумы, требуя «диалога с оппозицией», а сама оппозиция, играя на лапу Запада, от такого диалога отказывалась, загоняя Н. Мадуро в угол, сегодня на границе разворачивают. И отправляют восвояси.

Да и воинственные разговоры в США, обещавших «рассмотреть все варианты» разрешения ими же и созданного кризиса в Венесуэле, включая военную интервенцию, как-то в последнее время стихли. И вот уже Э.Абрамс запрашивает Каракас о контактах, ибо понятно, что в условиях неопределенности, возникновение которой для США оказалось неожиданным, сложить все яйца в одну оппозиционную корзину – большой риск вообще без них остаться. А поскольку сложить уже успели, надо срочно отыгрывать назад и перекладывать.

Повторим составы коалиций – тех, что за Н. Мадуро и конституционный порядок, и тех, что за Х. Гуайдо и антиконституционный переворот. Первая коалиция представлена Россией, Китаем, Ираном, Турцией, Кубой, Мексикой, Белоруссией, Индонезией и некоторыми другими странами. Вторую коалицию составляют США, Канада, все ведущие европейские члены НАТО – от Великобритании до Германии, а также «нейтральная» Австрия и ряд других американских сателлитов.

Это, как видим, - классический расклад: Запад, стоящий за разрушение конституционного порядка везде, где он не укладывается в интересы англосаксонского «мирового центра», против Востока, который объединяясь, этим планам препятствует, отстаивая статус-кво существующего миропорядка – мира национальных государств. Противостояние принципиальное, и именно поэтому в базовом докладе на недавней мюнхенской конференции по безопасности Венесуэла включена в десятку конфликтов, за которыми в этом году рекомендовано «наблюдать».

В обоих списках, как и в их сравнении, имеются определенные нюансы. Во-первых, видно, что за пределами Запада симпатизантов у оппонентов законных властей Венесуэлы и лично президента Н. Мадуро нет, за исключением Латинской Америки, которую США традиционно считают своим «задним двором».

В последние годы Вашингтоном было предпринято немало усилий для разворота континента вправо. Наглядным свидетельством является существенный правый дрейф в ключевых государствах – Аргентине и Бразилии, которые задают в регионе тон. Но есть и исключения: в тех латиноамериканских странах, где у власти находятся левые силы – в Мексике, Боливии и на Кубе, усилия США по дискредитации венесуэльских властей проваливаются, и они – на стороне Н. Мадуро.

Иначе говоря, законные власти Каракаса поддерживают Восток и левые силы, его оппонентов – Запад и правые. Тем самым еще раз доказываются реакционность правого идеологического дискурса, стоящего на позициях глобализма и глобального доминирования, а также прогрессивность левых тенденций, которые связываются с национально-освободительной борьбой.

Напомним, что еще В.И.Ленин в январе 1923 года в работе «О нашей революции» напрямую связал левую перспективу в России и в мире с национально-освободительным подъемом Востока. С тех пор, как видим, мало что изменилось: социализм с национальным освобождением идут рука об руку, находясь в жестком противостоянии с империализмом, который единственно в чем скорректировал практику столетней давности, так это трансформировал «лобовой» колониализм в гибкую систему неоколониального закабаления.

Военно-политическое принуждение выведено на второй план и подключается только в экстремальных ситуациях, подобных венесуэльской. В остальных случаях, в рамках «гибридных» подходов приоритет отдается финансово-экономического давлению – от санкций до эмбарго и изоляции.

Во-вторых, в антизападную коалицию, сложившуюся вокруг венесуэльского кризиса, входят страны широчайшего спектра цивилизаций и культур, как христианских – православных и католических, так и мусульманских – суннитских и шиитских, а также конфуцианский Китай. Даже для Турции с ее неоосманистскими тенденциями, в которых любят обвинять Реджепа Эрдогана, принадлежность к Востоку очевидно ближе членства в НАТО.

И вряд ли это объясняется только тем, что Анкару много десятилетий «динамили» со вступлением в Европейский союз, здесь все намного глубже. Просто Венесуэла в определенном смысле – «момент истины», вскрывающий и выводящий на свет многие подводные течения и тенденции, которые формируют и, более того, начинают определять современную геополитическую динамику.

Для Запада это очень нехороший сигнал, который дополнительно усиливается собственным внутренним расколом между США и Европой из-за Ирана и отношения к его ядерной программе, который – и это показательно – тоже на стороне Венесуэлы. Вместе с Индонезией – крупнейшей по численности населения мусульманской страной, являющейся одним из столпов Организации исламского сотрудничества (ОИС) со штаб-квартирой в саудовской Джидде.

В-третьих, во многом такая впечатляющая антизападная консолидация, достигнутая вокруг ситуации в Венесуэле, - это надо признать – является следствием максимальной внешнеполитической активизации Китая. Пекин находится в постоянном диалоге с мусульманскими странами, связывая между собой общими экономическими интересами даже таких региональных и конфессиональных антагонистов, как Саудовская Аравия и Иран.

В 2016 году Си Цзиньпин совершил визиты в обе этих страны, а также в Египет; через год в китайской столице побывали иранский президент Хасан Рухани и саудовский король Салман бин Абдул-Азиз Аль Сауд. В  ближайшие дни, до конца февраля, Пекин с визитами посетят спикер Исламского консультативного совета (парламента -  Меджлиса) Ирана Али Лариджани и наследный принц и министр обороны Саудовского королевства Мухаммед бин Салман Аль Сауд.

Наконец, в-четвертых, следует четко осознать, что интересы нашей страны в этих глобальных раскладах, проявивших себя в связи с венесуэльским кризисом, находятся не на Западе, а на Востоке. И связаны они не с правыми, либеральными, а с левыми, социалистическими глобальными трендами. Причем, несмотря на прозападную ориентацию определенной части российской элиты, которая в этих условиях становится все более очевидным тормозом на пути не только внутреннего, но и международного развития России.

«Левая» внешняя политика, периодически срывающаяся в пресловутый «плач по Европе», начинает вступать во все более явное противоречие с «правой», либеральной, внутренней. Это видно по всем признакам, а уж во внешних коммуникациях проявляется просто-таки гротескно.

В то время, как США и Япония отказывают России в композитах для производства авиалайнера МС-21, мы, тем не менее, продолжаем поставлять титан, без которого остановился бы как минимум гражданский (о военном судить не могу) конвейер американского авиаконцерна Boeing. Казалось бы, сам Бог велел ответить симметрично, и приземлить недружественный авиапром, ан нет!

Даже невооруженным глазом видно, что подобные коллизии – не что иное, как прямое проявление «ножниц» этих противоречий внутри российской элиты, некоторая часть которой не скрывает стремления «прорваться на Запад» натурально любой ценой, в том числе за счет национальных интересов.

Отказ «Сбербанка» работать в Крыму или «Альфа-банка» - с оборонкой из-за западных санкций – разве события не того же логического ряда? А публичные выступления в защиту арестованного по подозрениям в масштабных махинациях топ-менеджера инвестфонда Baring-Vostok с американским гражданством Майкла Калви? Подобные примеры, как мы понимаем, можно приводить и приводить, но тенденция и так понятна.

Как будет разрешена эта внутриполитическая дилемма, которую предельно заострили события в Венесуэле, и с кем – с Западом или Востоком – мы в итоге окажемся стратегически, а не эпизодически? Почему-то из головы не выходит некая символичность недавнего хоккейного матча в Сочи, где «Тигры» Владимира Путина и Александра Лукашенко с говорящим за себя счетом 16:1 разгромили команду «Медведей». Спорт, конечно, вне политики, но и «сказка ложь – да в ней намек…».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Mstislav
Карма: 776
20.02.2019 15:38, #34133
"Спорт, конечно, вне политики, но и «сказка ложь – да в ней намек…».
Вообще-то, спорт никогда не был вне политики, спорт как раз и есть одна из составляющих большой политики
Подписывайтесь на ИА REX
Цель беспорядков в Грузии:
69.1% Обострение грузино-российских отношений.
Кто, на Ваш взгляд, достоин стать президентом России в 2024 году?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть