Германия идет на войну

Берлин готовится радикально изменить свою экономическую политику
Станислав Стремидловский
6 февраля 2019  15:15 Отправить по email
Печать

Германия вступает в мировую экономическую войну. Так некоторые западные издания оценили презентацию «Стратегии развития национальной промышленности до 2030 года», которую представил во вторник, 5 февраля, федеральный министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмайер. Это пока декларация о намерениях, плотью и кровью она еще будет обрастать. Однако даже на этом уровне стратегия вызывает много вопросов, причем, не только в сфере геоэкономики, но и геополитики.

Глобальное экономическое равновесие сил пришло в движение, а мировой рынок находится в процессе быстрых и глубоких изменений, дает оценку происходящим процессам министр. Наблюдается рост государственного вмешательства и отказ от многосторонних соглашений. Германия не может остаться в стороне. И потому, по мнению Альтмайера, ответом на новые вызовы должен стать принцип «оправданного вмешательства» государства в национальную экономику. В первую очередь, речь идет о переосмыслении промышленной политики Берлина, поскольку немецкая промышленность является сегодня главным «оружием» Германии. Ключевыми отраслями в данном случает называются сталелитейная, медная и алюминиевая промышленность; химическая; машиностроительная; автомобильная; оптическая; медицинского оборудования; зеленых технологий; оборонная промышленность; аэрокосмическая и объемная цифровая печать.

«Нашей целью должно быть укрепление промышленной конкурентоспособности Европы в целом», замечает немецкий министр, а процесс деиндустриализации во многих странах Европейского союза постепенно замедлен и обращен вспять.

Федеральное правительство на основе национальной стратегии будет поддерживать быструю разработку и принятие европейской промышленной стратегии, предлагая другим странам-членам ЕС принять активное участие в обсуждении этих вопросов. Однако, судя по всему, главным адресатом этого посыла является Париж, с которым Берлин намерен проводить тесную интеграцию в рамках Ахенского договора, подписанного недавно немецким канцлером Ангелой Меркель и французским президентом Эммануэлем Макроном. Германия делает ставку на создание «европейских чемпионов» — крупных корпораций, способных «конкурировать с Китаем и США». И нынешние нормативные европейские рамки начинают сковывать Берлин и Париж.

Обе столицы выразили на днях большое разочарование запретом регулятора на слияние французского концерна Alstom и немецкого Siemens в секторе производства железнодорожного оборудования. Что интересно, «серьезной ошибкой» это решение Брюсселя назвал Манфред Вебер, который сегодня является одним из наиболее возможных сменщиков Жан-Клода Юнкера на посту председателя Европейской комиссии. При этом Вебер считает необходимым в перспективе изменить законы Евросоюза о конкуренции.

Такие серьезные геоэкономические изменения не могут не отразиться на геополитике. Германия открыто говорит о том, что намерена противостоять двум «экономическим бегемотам» — США и Китаю. На азиатском направлении это означает сближение Берлина и Токио. Вряд ли случайностью можно назвать то, что во время презентации Альтмайером «Стратегии развития национальной промышленности до 2030 года» в Японию наносила визит Меркель, которой там оказали царский прием — канцлеру дала аудиенцию императорская семья, что является большой и редкой честью для посещающих страну иностранных политиков.

Как сообщают японские издания, помимо обсуждения экономических вопросов Меркель и премьер-министр Японии Синдзо Абэ «приблизились к соглашению о заключении пакта об обмене конфиденциальной информацией по вопросам безопасности, что будет стимулировать сотрудничество в области обороны». Они также договорились о совместной работе по содействию миру и безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе, Африке и Западных Балканах. Немецкие издания отмечают в свою очередь, что хотя оба лидера на совместной пресс-конференции не упоминали имя американского президента Дональда Трампа, «торговая война» Вашингтона угрожает в одинаковой степени Японии и Германии как странам-экспортерам. Впрочем, Меркель отпустила колкий намек в адрес Трампа, призвав мир не быть «наивным» в отношении КНДР.

Это первое. Второе связано с Центральной и Восточной Европой. Новая немецкая промышленная политика, которую они планируют распространить на весь Европейский союз, ставит вопросы о том, какая судьба ждет государства на восток от Одера. Несмотря на большой товарооборот, до сих пор трудно понять, какова суть экономических отношений между Германией и странами Центральной и Восточной Европой. Статические данные демонстрируют удивительные вещи. Так, если польские институты показывает профицит по отношению к Германии на уровне 9 миллиардов евро, то немецкие — профицит по отношению к Польше на уровне 8 миллиардов евро.

Неизвестно, в какой степени предприятия Центральной и Восточной Европы уникальны, а в какой заменяемы для германской промышленности. Наконец, как замечает польский экономист Конрад Поплавский, «немецкие элиты не рассматривали Польшу, Чехию, Словакию или Венгрию как инструмент существенного укрепления своего экономического потенциала, за исключением создания мест для дешевого производства товаров». Программа повышения промышленного потенциала Германии и ее союзников поставить страны Центральной и Восточной Европы перед дилеммой — подчиниться политически Берлину и получить экономические преференции или оставаться недорогим сборочным цехом.

Третье. Есть над чем задуматься России. В свое время в Германии еще по отношению к СССР была принята концепция «менять политику через торговлю». Но последние несколько лет особенно отчетливо показывают, что торговля и политика разведены по разным углам. Вроде бы и строится «Северный поток — 2», но антироссийские санкции, инициированные Берлином, никуда не делись, а число работающих на территории России немецких фирм значительно сокращается.

Чего ждать дальше? Ведущее немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung, комментируя визит Меркель в Токио, отмечает, что эти «две проигравшие во Второй мировой войне державы зависят от Соединенных Штатов в политике безопасности», отчасти потому, что «им бросает вызов их общий сосед, Россия», и цитирует слова канцлера в японской столице: «Мы смотрим на Россию с двух сторон». Это пробуждает тревожные исторические воспоминания. В конце концов, экономический альянс вполне может сопровождаться и политической поддержкой друг друга.

Да, пока Берлин не комментирует спор Японии с Россией по поводу Курильских островов. Но это только пока. В ситуации, когда Берлин в ходе экономической войны с США и Китаем будет выстраивать новые блоки, нельзя исключать того, что те потянут за собой серьезные геополитические обременения для Москвы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Читатель
Карма: 148
06.02.2019 20:08, #33904
«им бросает вызов их общий сосед, Россия».

Это анегдот какой то.Какой вызов для оккупированных сша германии и японии бросает Россия?
Вызов по их деоккупации и обретения ими независимости от сша?А что в этом плохого?Об этом должны мечтать все,кто сша оккупирован.
Что с головой у этих американских рабов?
Подписывайтесь на ИА REX
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?
57.7% Да, знаю.
Цель беспорядков в Грузии:

Вице-президент Уральской ТПП о предстоящей международной выставке ИННОПРОМ-2019

Вице-президент Уральской торгово-промышленной палаты рассказывает о предстоящей международной выставке ИННОПРОМ-2019.

https://video.tpprf.ru/