Кто выиграл время на встрече Эрдогана с Путиным?

С учетом фактора Ирана
Ариф Асалыоглу
25 января 2019  16:00 Отправить по email
Печать

23 января в Москве состоялась первая в этом году встреча президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным. Можно понять, какое важное значение придали лидеры обеих стран этой встрече по тому, каким был состав сопровождающих делегаций (включающих министров иностранных дел, обороны, глав разведки), а также по продолжительности встречи. Как отразятся на турецко-российском сотрудничестве события, последовавшие вслед решением США вывести американские войска из Сирии, совпадут ли региональные планы Анкары с планами Москвы?

Россия с самого начала придерживалась очень тонкой дипломатии по сирийскому вопросу и добилась успеха. Она смогла удержать рядом с собой Турцию и Иран, несмотря на различные подходы. Москва — несмотря ни на что — предотвратила появление атмосферы напряженности с Анкарой. Но и не отказалась от того, чего хотела получить от турецкой стороны. Россия старалась посредством мягких прикосновений урегулировать вопросы, которые могли бы привести к увеличению напряжения. Например, во время нынешней встречи она отсрочила на месяц решение проблем, затрагивающих Иран, с учетом перспектив будущих трехсторонних встреч.

Диалог Путина и Эрдогана можно оценить как положительный и позитивный с точки зрения поддержания стабильности в регионе. Сложилось впечатление, что Москва, по всей видимости, не пошла на компромисс в вопросах своей повестки. Она выступает за переход к этапу по подготовке Конституции в Сирии. Это процесс продолжится, идет работа по созданию конституционной комиссии, в феврале будет созван очередной трехсторонний саммит. В своем выступлении Путин еще раз подчеркнул, что США не находятся в регионе легально. Если будет создана буферная зона, условием России является то, чтобы ее контролировало правительство сирийского президента Башара Асада. Россия посредством передачи Дамаску контроля стремится усилить его влияние.

Другими словами, Москва не хочет подарить Турции часть Сирии. На самом деле, именно это и необходимо для мира в целом — чтобы сильная законная сирийская администрация взяла под контроль свои территории и свои народы. Но подход Анкары по вопросу безопасной зоны отличается от российского. Если безопасная зона будет создана Турцией, тогда откроется дверь для возвращения домой более четырех миллионов беженцев, находящихся на турецкой границе. В их отношении будет снята угроза со стороны курдских Отрядов народной самообороны (YPG) и Рабочей партии Курдистана (РПК).

Эрдоган в своей статье, опубликованной недавно назад в TheNew York Times, выдвинул предложение о создании на подконтрольных YPG и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) территориях местных советов под руководством Турции, а также о создании стабилизационной силы из боевиков, не связанных с террористическими группировками. Телефонный разговор Эрдогана с президентом США Дональдом Трампом, проведенный накануне визита в Москву, сообщение, что «мы готовы взять на себя безопасность в Манбидже», вероятно было озвучено, чтобы показать Москве, что Анкара балансирует, что у нее есть еще и альтернатива в виде Вашингтона.

Ввиду того, что обещания Турции о выводе осенью террористических групп из Идлиба не были осуществлены, Россия предложила другие альтернативы. Связанная с «Аль-Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) коалиция группировок «Хайят Тахрир аш-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) одержала победу в боевых действиях против поддерживаемых Турцией оппозиционных вооруженных формирований, расширив тем самым зону своего влияния. В этой связи могут быть расценены как знак об определенных военных шагах такие слова Путина: «Наши турецкие коллеги делают все возможное, чтобы выполнить свои обязательства. Конечно, там есть проблемы, мы это видим, но мы провели переговоры и договорились с нашими турецкими коллегами относительно того, что нужно сделать в ближайшее время. Наша общая идея заключается в необходимости совместной борьбы со всеми террористами».

Заявление турецкого министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, сделанное им сразу после возвращения из Москвы, подтверждает эту мысль. Министр отметил: «В Идлибе присутствуют радикальные группировки. Их непросто контролировать. Они были направлены туда режимом целенаправленно. Можно отметить, что здесь успешно реализуется временное прекращение боевых действий. Радикальным группировкам это не нравится. Есть также страны, которые их поддерживают. Но мы вместе с Россией и Ираном исполнены решимости. Режим вместо политического регулирования верит в военное разрешение. Мы вместе с Россией помешали режиму нападать на эту территорию. Ввиду того, что это не понравилось радикальным группировкам, начались нападения на умеренную оппозицию и Свободную сирийскую армию. На повестке дня создание вместе с Россией совместной комиссии и патрулирование. Мы это также обсудили».

Складывается впечатление, что Москва, постоянно делавшая акцент на целостности сирийской территории, включила «зеленый свет» по вопросу операции на востоке Евфрата, о которой в течение последних недель так часто высказывалось правительство правящей турецкой Партии справедливости и развития. Чавушоглу сообщил о визите в Турцию специального представителя государственного секретаря США Джеймса Джеффри, заявив: «После решения США о выходе мы решили подождать относительно востока Евфрата. Мы со всеми обсуждаем данный процесс. В настоящее время от главнокомандующего пока не поступало дополнительных указаний по операции». Высказывание министра иностранных дел Турции, сделанное после Москвы, было воспринято как создание смягчающей атмосферы в отношениях с Дамаском: «Сирийцы пусть сами принимают решение о создании для них конституции. Мы косвенно контактируем с режимом. По необходимости мы доносим нужные мысли».

Отметим также, что в российской столице были затронуты экономические отношения двух стран. Обсуждались такие темы, как ускорение по проекту атомной станции «Аккую», газопровод, туризм, увеличение экспортной квоты на сельскохозяйственную продукцию. Определенные выводы можно сделать из речи Эрдогана: «Мы продолжаем добиваться положительных результатов в сфере экономики. Продолжается тенденция по увеличению объема торговли. Как только что отметил господин президент, объем торговли достиг 26 миллиардов долларов. Атомная электростанция «Аккую» и проекты по Турецкому Потоку, являющиеся позициями нашего двустороннего сотрудничества, продвигаются уверенными шагами. В этом отношении 2019 год станет особенным. В этом году в Турции и в России мы проведем двусторонние мероприятия в сфере культуры и туризма».

Что произойдет до запланированной через месяц встречи Путина, Эрдогана и иранского президента Хасана Рухани, и кто выиграет время для определенных ходов? Посмотрим и увидим.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX
Что ждёт Украину после избрания нового президента?
53.7% Ничего существенно не изменится.
Пётр I ввёл новое летосчисление в России. Знаете ли Вы, что, в действительности, сейчас по древнеславянскому календарю идёт 7527 лето от Сотворения мира в Звёздном храме?

Поздравление Президента ТПП РФ Сергея Катырина с Днем российского предпринимательства

26 мая мы отмечаем День российского предпринимательства. С поздравлением к отечественным предпринимателям обратился Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

https://video.tpprf.ru/