Дональд Трамп между Си Цзиньпином и Ким Чен Ыном

Демонстрируя прямолинейность, США все больше запутываются в сетях хитросплетений восточной дипломатии
8 января 2019  21:15 Отправить по email
Печать

В Китай в четвертый раз за последний год прибыл северокорейский лидер Ким Чен Ын. Все произошло в лучших традициях секретности. Сначала в ночь на 8 января через пограничную китайскую станцию Даньдун со стороны КНДР проследовал бронированный состав Кима, прохождение которого сопровождалось сверхмерами по части безопасности и предосторожности. Затем, уже утром 8-го числа, последовало официальное сообщение Синьхуа о том, что Ким Чен Ын находится в Пекине с государственным визитом, который продлится с 7 по 10 января и осуществляется по приглашению китайского лидера Си Цзиньпина.

Отметим, что до 2018 года Ким, находившийся к тому времени у власти уже более шести лет – с конца декабря 2011 года – ни разу не встречался с пришедшим к власти в ноябре 2012 года председателем Си. СМИ разных стран долгое время муссировали мифологические «разногласия» между КНР и КНДР. И приписывали экс-главе Посткома ВСНП, члену Посткома Политбюро ЦК КПК предыдущего 18-го созыва Чжан Дэцзяну, отвечавшему за северокорейское направление, некий «провал», связанный с отстранением от власти в КНДР и казнью в декабре 2013 года дяди Кима – Чан Сон Тхэка, тогда второго лица в северокорейской иерархии. Помимо этой версии, высказывались и другие. Особенно старались спецпропагандисты с «протайваньским» уклоном, усиленно пропихивавшие между Пекином и Пхеньяном пресловутого «черного кота».

В действительности все оказалось куда проще. Отсутствие контактов не то, чтобы с лихвой компенсировано прошедшим годом и теперь уже началом нынешнего, но просто появился «день» - появилась и «пища». Все прошлогодние встречи Си и Кима – в марте, мае и июне – были связаны с переговорами лидера КНДР либо с президентом США Дональдом Трампом, либо с южнокорейским главой Мун Чжэ Ином.

Именно поэтому и сегодня наблюдатели единодушны в своих оценках: обнародование Пхеньяном в новогоднем обращении готовности к новым контактам с США и подтверждение Белым домом получения соответствующего послания Ким Чен Ына переводит в практическую плоскость вопрос о второй после Сингапура встрече на высшем уровне.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Так, старший научный сотрудник китайского аналитического центра «Тайхэ» Дин Ифань считает, что Ким Чен Ын обсудит с Си Цзиньпином свою предстоящую встречу с президентом США Дональдом Трампом. Его поездка в Пекин косвенно свидетельствует о том, что в недалеком будущем произойдет американо-северокорейский саммит. Ученый также заявил, что в прошлый раз перед встречей с Трампом Ким Чем Ын в Даляне тоже встретился с Си Цзиньпином и провел продолжительные переговоры.

Таким образом, никаких проблем между Пекином и Пхеньяном нет, а есть резко активизировавшаяся с приходом Д.Трампа динамика в китайско-американских отношениях, в которых Пекин стремится «обменять» денуклеаризацию Северной Кореи на режим наибольшего благоприятствования в отношениях с США. Ядерная программа КНДР – это не только и не столько северокорейский, сколько китайский козырь, и она призвана держать Вашингтон «на коротком поводке», ограничивая амбиции президента-миллиардера по «выправлению» двустороннего торгового баланса.

Официально, публично, говорится о том, что денуклеаризация «обменивается» на американские гарантии безопасности КНДР. И если деньги (безопасность) утром, то вечером – стулья (денуклеаризация), а если вечером деньги – то соответственно утром стулья. На деле же безопасностью Пхеньян наделяют в Пекине. С ядерным потенциалом КНР, параметры которого тщательно засекречены китайской стороной и не охвачены международными соглашениями в рамках контроля над стратегическими вооружениями, США сейчас приходится считаться.

А до того, как пришлось, сам Пекин в значительной мере полагался уже на российский сегмент глобального стратегического баланса. Поэтому Россия и ныне присутствует в этом переговорном процессе как существенный фактор, и влияние на ситуацию при минимуме соответствующей риторики оказывает куда большее, чем, например, японская словесная трескотня в стиле «за все хорошее и против всего плохого».

В пользу того, что дело обстоит именно таким образом, говорит и посвященная визиту Ким Чен Ына статья в «Жэнминь жибао»: «Посредником в этом треугольнике Китай видит себя. Приглашение Киму приехать с визитом в Китай поступило сразу после встречи Си и Трампа в Буэнос-Айресе. Усилия Китая на этом направлении стали не последней причиной прогресса в северокорейском урегулировании».

Разве непонятно, что приглашение Кима в Пекин, сделанное после Аргентины, говорит о том, что ставки подняты до уровня, на котором нужно задействовать ядерный аргумент? Вашингтон же со своей стороны ставки тоже задрал, добившись от Канады задержания в Ванкувере Мэн Ваньчжоу, финансового директора Huawei Technologies. Почему?

В Буэнос-Айресе Си Цзиньпин пошел на компромисс, уступив части требований Д.Трампа, но в ответ, следовательно, активизировал болезненный до принципиальности для американской стороны вопрос о ядерной программе КНДР. Арест топ-менеджера китайского телекоммуникационного холдинга – это, скорее всего, прямолинейно-встречная импульсивная реакция хозяина Белого дома, взбешенного непредсказуемой для него гибкостью оппонента, увязавшего свои уступки с наиболее чувствительным для Д.Трампа вопросом внешней политики.

Пхеньян же использует сложившуюся ситуацию для продвижения повестки межкорейского сближения, играя на этом на противоречиях Сеула с Вашингтоном, с одной стороны, и с Токио, этим вечным вассалом и марионеткой США, с другой. Проигрывая в дальневосточном регионе партию за партией и находясь в положении цугцванга, японский лидер Синдзо Абэ изо всех сил пытается взять реванш по «Курильскому» вопросу, и именно здесь заключены причины его беспрецедентной напористости, если не сказать наглости. Мосты сожжены, и «двум смертям не бывать, а одной не миновать».

Все, что можно было проиграть в регионе, Япония проиграла, и Абэ прекрасно понимает, что если размен северокорейской денуклеаризации на торговый мир Пекина с Вашингтоном состоится, то потерпит фиаско в этом раскладе опять Токио. Причем, проиграет он стратегически: как только корейское объединение встанет в реальную повестку дня, шансы Японии сохранить над собой американский «зонтик» безопасности резко ослабеют, и в полный рост встанет перспектива разборок с Китаем. Благо поводов к этому – от исторической памяти до спора вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао – предостаточно.

На еще один аспект беспрецедентной интенсивности китайско-северокорейского диалога обращается внимание в том же материале партийного официоза КПК и КНР: «Еще одна причина визита - экономические соображения. Ким хочет позаимствовать опыт китайской политики реформ и открытости, так как он вплотную занялся вопросом народного благополучия и поиском стратегии развития. Учитывая то, что сохраняется часть американских санкций против КНДР, содействие Китая здесь очень важно».

Точка! И где теперь досужие аналитики с их поисками в китайско-северокорейских отношениях «черной кошки в темной комнате, где ее нет»?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы Лукашенко союзником России?
57.5% Нет.
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть