Кто заинтересован в спекуляциях вокруг ареста экс-директора Интерпола?

«Дело Мэн Хунвэя» в интерьере реальности и мифов
Владимир Павленко
8 октября 2018  22:30 Отправить по email
Напечатать

В международных структурах быстро раскручивается скандал с задержанием в Китае теперь уже бывшего директора Интерпола Мэн Хунвэя. Информационный шум подпитывается западными СМИ, которые выстраивают вокруг этого дела многочисленные версии, отчетливо намекая на якобы экстерриториальность Мэна как международного чиновника и, следовательно, на том, что Пекин не имел права его арестовывать без согласования с Интерполом.

Французская «Le Parisien», например, сообщила, что чиновник подозревается в том, что занимая пост заместителя министра в Министерстве общественной безопасности (МОБ) КНР (с которого, как и из Интерпола, он ушел 7 октября 2018 г.), он оказывал незаконную протекцию в получении контрактов компании, занимающейся борьбой с киберпреступностью. А американский официоз «Washington Post» занялся откровенным троллингом китайской стороны, спекулируя на том, что в руках Мэна находились все списки разыскиваемых по линии Интерпола, стало быть, его задержание «политически мотивировано».

К слову, когда в 2016 году Мэн Хунвэй был избран на руководящий пост в Интерполе, хотя он скорее представительский, ибо реальной работой занимается генеральный секретариат во главе с немцем Юргеном Штоком, западные СМИ спекулировали на том, что «дубинка репрессивной машины» КНР теперь получит «новые возможности».

В ответ на официальный запрос Интерпола о статусе Хунвэя, Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины (ЦКПД) ответила, что его допрашивают в Министерстве контроля КНР. Именно вместе с ответом и пришло заявление Мэна об отставке, которое западные СМИ посчитали «написанным под давлением».

Представляется, что у «дела Мэн Хунвэя», помимо вполне конкретных претензий к нему со стороны китайских правоохранительных органов, две «политические» стороны. Первая, вполне реальная, внешняя, заключается в том, что будь Мэн простым чиновником, скажем, только заместителем министра МОБ, никто бы и внимания на арест не обратил. В Китае ведется активная борьба с коррупцией, которая в марте 2018 года, в ходе «двух сессий» - ВСНП и Народного политического консультативного совета (НПКС) – получила дополнительный импульс в виде связки партийной ЦКПД, куда и отправили запрос из Интерпола, с Министерством контроля.

Теперь в ЦКПД расследуются дела проштрафифшихся на коррупционной «ниве» партийцев до момента их передачи в органы следствия, которые курируются Минконтролем, и далее в суды. И это логично: назначение и исполнение наказаний – государственная, а не партийная функция, а ЦКПД – сугубо партийный орган.

На фоне коррупционного дела Сунь Чжэнцая, экс-руководителя парткома мегаполиса Чунцина, например, которого еще недавно прочили в преемники нынешнему премьеру Госсовета Ли Кэцяну, «дело» обычного замминистра – абсолютно рядовой, ничем не примечательный эпизод. Но поскольку тут замешан Интерпол, у Запада появился шанс, раздув его, напакостить Китаю, и он этим шансом – кто бы сомневался! – пользуется на все сто.

Вторая же «политическая» сторона, внутренняя и при этом мифологизированная, объясняет интерес к «делу Мэн Хунвэя» тем, что в свое время он «входил в команду» влиятельнейшего шефа МОБ Чжоу Юнкана, именно при нем заняв в 2004 году в министерстве пост его заместителя. По крайней мере, именно на этом активно спекулируют занимающие двусмысленную позицию некоторые гонконгские СМИ.

А Чжоу, тесно связанный с Цзян Цзэминем, лидером КНР с 1989 по 2002 годы, в прошлом являлся видным нефтяником и партийным руководителем юго-западной провинции Сычуань. Еще он один из «великолепной семерки» членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК 17-го созыва (во втором сроке Ху Цзиньтао, в 2007-2012 гг.). Но в настоящее время отбывает пожизненный срок по обвинениям в коррупции, преднамеренном разглашении государственной тайны и злоупотреблении властью.

Но и это не все. «Дело Чжоу Юнкана» получило в свое время большую известность из-за его связи с опальным, также пожизненно осужденным, членом Политбюро ЦК Бо Силаем, которого на партийном руководстве Чунцином и сменил упомянутый Сунь Чжэнцай (чунцинское коррупционное «проклятье»?). Именно тогда, в 2012 году, в преддверие XVIII съезда КПК, на котором намечался транзит власти от Ху Цзиньтао к Си Цзиньпину, в КНР произошел, по сути, элитный бунт «новых левых», предъявивших свои претензии на власть, в центре которого стояла связка Чжоу Юнкана с Бо Силаем.

Скандал приобрел тогда публичный характер после двух, крайне неприятных для КНР, эпизодов. Первым  стало убийство в Чунцине влиятельного британского бизнесмена Нила Хейвуда, расследование которого (за ним пристально следили в Лондоне и других западных столицах) вывело на Гу Кайлай, супругу Бо Силая, занимавшуюся в мегаполисе бизнесом под его покровительством как «первого лица». Суд над Кайлай демонстративно прошел в провинции Аньхой, вотчине «комсомольского» клана противников Цзян Цзэминя и Чжоу Юнкана, и последний не придумал ничего лучшего, как лично его посетить, надавив на участников процесса административным «авторитетом».

Второй эпизод – бегство фактического «второго лица» тогдашнего Чунцина, заместителя Бо Силая и шефа местной полиции Ван Лицюзюня, в американское консульство в административном центре Сычуани городе Чэнду. Наивный Ван попросил американцев о политическом убежище, те же, выдавив его, как лимон, выбросили за консульскую ограду, прямо в руки правоохранителей.

С тех пор в СМИ появилось и до сих пор при любом удобном случае появляется очень много спекулятивных и крайне непрофессиональных версий и споров о том, что «главной мишенью» развернутой в КНР антикоррупционной кампании «непременно станет» Цзян Цзэминь. Что будто бы грядет и его арест, и всякое прочее, много обсуждавшееся, но так и не сбывшееся. Оно и не могло сбыться ввиду ряда особенностей внутриполитических раскладов в преддверие и после XVIII партсъезда.

Трудно обвинять Цзяна в том, что взбесилась и «отвязалась», нарушив все писанные и неписанные каноны внутрипартийного поведения, отдельно взятая часть его команды, если иметь в виду Чжоу и Бо. Резонанс от их демарша, подогретого политическими амбициями, который будь Цзян Цзэминь тогда при власти, он, без сомнений, немедленно бы пресек, оказался таков, что под сомнение оказалась поставленной вся схема преемственности 2012 года.

Надо отдать должное Си Цзиньпину, который находясь на пороге власти в должности заместителя председателя КНР, повел себя в высшей степени ответственно и осторожно. Стараясь не допустить спекуляций вокруг своей фигуры, способных подорвать единство партии, нынешний лидер КПК и КНР трижды (!) заявлял о согласии отказаться от будущего руководства, поступив в интересах партии и государства. Потом он согласился на еще один беспрецедентный шаг – тройственную встречу в самый канун XVIII съезда с участием уходившего Ху Цзиньтао и его предшественника Цзян Цзэминя.

Принятые на ней взвешенные, компромиссные решения, позволили пройти через съезд, успех которого в той обстановке отнюдь не был предопределен, без опасных для партийного единства эксцессов. Доверие Си Цзиньпину со стороны партийцев получило безоговорочное подтверждение, кризис был преодолен, и быстрое и успешное развитие страны с тех пор в значительной мере разрядило обстановку, продемонстрировав обществу правильность сделанных шагов.

Спрашивается, какое отношение ко всему этому имеет нынешнее «дело» экс-директора Мэн Хунвэя, задержанного по коррупционным обвинениям по приезде из Франции, где располагается штаб-квартира Интерпола, в Пекин?

Да ровным счетом никакого! «Смутьяны» Чжоу Юнкан и Бо Силай уже пять лет, как за решеткой, отбывают свои безразмерные сроки. Сам Мэн удерживал свой пост замминистра МОБ аж при трех (!) преемниках Чжоу и слетел с него только сейчас, надо полагать в силу сугубо «личных заслуг», с которыми в Пекине сейчас и разбираются. «Военизация» Береговой охраны с передачей ее от Госсовета в структуру подчиненной Центральному военному совету (ЦВС) КНР Народной вооруженной милиции – тоже вопрос вряд ли уровня Мэн Хунвэя.

Показательны его отставки с командования Береговой охраной, а также с поста заместителя начальника Государственного океанического управления Китая, в структуру которого она ранее входила. Когда чиновника-партийца не просто выгоняют с должностей при переподчинении структур, но и отзывают его из состава ЦК, это уже своего рода оценка его эффективности, а заодно, видимо, и морально-политических качеств.

«Заступникам» за сомнительные фигуры, в том числе из числа глобалистов, заинтересованных в нанесении ущерба тем или иным странам, в том числе, и путем «притягивания за уши» проступков должностных лиц к «высоким» внутриполитическим раскладам, преподан наглядный урок. В том числе по части краха надежд, вызвав из политического небытия призраки давних событий, бросить с их помощью тень на первое лицо, политика которого категорически не устраивает Запад.

А также по части однозначно продемонстрированной официальным Пекином безусловной приоритетности внутренней политики и внутренних решений перед внешними институтами и конъюнктурным давлением. Организаторам информационной провокации, на которую, надо признать, с радостью повелись и некоторые российские СМИ, остается только комментировать «дело Мэн Хунвэя», размахивая кулаками после драки.

А мы с вами, читатель, разве не понимаем, насколько мелкой в тех раскладах, которые мы обсудили, является персона фигуранта нынешнего скандала? Не сравнить ведь ни с Чжоу Юнканом, ни с Бо Силаем. На что эта персона тогда влияла? Можно со стопроцентной уверенностью утверждать: ни на что, хотя бы по уровню своего статуса, ничтожности административного ресурса и отсутствии ресурса политического.

То ли измельчали западные спецпропагандисты, которых подрядили на раскрутку этого скандала, то ли «на безрыбье и сам рыбой станешь». Вот так-то!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.
Источник:ИА REGNUM
Рубрики: Политика
Новости партнёров

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Образ России в СМИ Белоруссии, по Вашему мнению:
53.4% Не знаком с белорусской прессой.
Если бы сейчас состоялись выборы президента РФ, Вы проголосовали бы за Владимира Путина?
Видео партнёров