18+

Готов ли Иран написать для себя новую «дорожную карту»?

Рухани предложил Путину более серьезный и более важный диалог
Станислав Тарасов
10 июня 2018  23:00 Отправить по email
Напечатать

В Циндао в формате саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) состоялись переговоры президента России Владимира Путина с иранским коллегой Хасаном Рухани. Напомним, что Тегеран в этом блоке сохраняет статус наблюдателя. Это означает, что он участвует не во всех заседаниях. Хотя на сей раз на них рассматривались и решались в числе других международных проблем и такие, которые имеют прямое отношение к Ирану.

Речь о Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по иранской ядерной программе и торговой политике США. Поэтому несмотря на то, что двухсторонние переговоры в формате ШОС — даже при наличии разного статуса Москвы и Тегерана — внешне выглядят как носящие протокольный характер, сегодня они оказываются полезными и где-то прорывными.

Отметим несколько важных моментов. Первый. Встреча в Циндао совпала по времени с саммитом «Большой семерки» в Канаде, на котором рассматривался иранский вопрос. Второй. Вылет в Циндао стал для Рухани первым зарубежным визитом после принятого президентом США Дональдом Трампом решения выйти из ядерного соглашения с Тегераном, что придает особый смысл сделанным им в ходе переговоров с Путиным заявлениям.

Но вначале о том, что говорил президент России. Путин отметил, что Москва «поддерживает стремление Ирана стать полноправным членом ШОС», особо подчеркнул то, что «мы успешно сотрудничаем по разрешению сирийского кризиса» и «здесь есть о чём поговорить, потому что есть конкретные результаты». Ответ Рухани содержал в себе новые акценты.

«Ирано-российское сотрудничество в борьбе с терроризмом и разными радикальными группировками оказалось достаточно успешным, и роль нашего взаимодействия является очень сильной и влиятельной в этом регионе», — говорил иранский президент. Но, по его словам, после выхода США из ядерного соглашения «требуется более серьезный и более важный диалог между нашими странами». А какой?

Напомним, что накануне верховный иранский лидер, аятолла Али Хаменеи, распорядился, чтобы Организация по атомной энергии Ирана немедленно начала обогащение урана. Хаменеи также заявил, что Тегеран не может одновременно находиться под санкциями и под «ядерным надзором», хотя он не выходит из ядерного соглашения. Поэтому складывается ощущение, что Иран стал перелистывать назад некоторые страницы своей недавней истории.

Рухани попал под атаку бывшего иранского президента Махмуда Ахмадинежада, который обвинил своего преемника в том, что это он виноват в принятии резолюции Совета Безопасности ООН против Ирана из-за ядерной программы страны. Напомнил высшему руководству о том, что Рухани был секретарем Высшего совета национальной безопасности в течение 16 лет (1989—2005 годы) и возглавлял ядерные переговоры с Великобританией, Францией и Германией, которые потерпели неудачу из-за давления США.

Однако во время президентства Ахмадинежада (2005—2013 годы) СБ ООН были приняты шесть резолюций против Ирана. Этот президент предлагал, чтобы ему дали шесть месяцев на то, чтобы свести на нет эффект санкций, но предложение не прошло, а высшее руководство страны решило вступить в секретные переговоры с американцами в Омане.

И вот, по словам Ахмадинежада, «санкции вернулись» и «мы до сих пор не знаем, что произошло на ядерных переговорах», ведь даже «члены парламента по-прежнему заявляют, что они не знакомы с содержанием ядерного соглашения». Упоминание экс-президентом секретных переговоров Тегерана с Вашингтоном в Омане содержит намек на то, что определенные силы в Иране, видимо, и сейчас надеются скопировать тактику и стратегию действий КНДР в отношении США, которая привела в конечном счете друг к другу Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына. Но такое стало возможным только благодаря разработанной Россией вместе с Китаем «дорожной карте» (конечно, во взаимодействии с Вашингтоном). А кто напишет для Ирана «дорожную карту», если он сам с усами?

Когда «шестерка» и Тегеран заключили ядерное соглашение, Иран охватила эйфория от снятия санкций. Он стал прорабатывать сценарии расширения торгово-экономического сотрудничества — с Западом в первую очередь. Но после того, как Трамп объявил о расторжении ядерной сделки, всё посыпалось. И хотя европейские страны не поддерживают односторонние действия Вашингтона, американцы продавливают свой сценарий. Против выступают Россия и Китай. Это, безусловно, еще не «дорожная карта». Однако некоторые предполагают, что Москва и Пекин будут стремиться решить иранский вопрос в рамках механизма 5+1, в котором задействованы пять постоянных членов СБ ООН плюс Германия, которая также участвовала в подписании иранской сделки.

А это обещает новую затяжную политико-дипломатическую битву. Вот почему Рухани и заговорил о необходимости «более серьезного и более важного диалога» с Россией. Возможно, таким образом Тегеран готовится к смене некоторых векторов в своей ближневосточной политике. Посмотрим.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Новости net.finam.ru
Подписывайтесь на ИА REX


Может ли патриотизм выступать в качестве национальной идеи для России?
55.3% Может
Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?