18+
Политика Сибирского федерального округа: Барнаул зашел в федеральную повестку дня выборов
Новоявленные бояре и дворяне России
«Задача новых губернаторов сформировать свои профессиональные управленческие команды»
«КПРФ пытается застолбить за собой тему обманутых дольщиков»
«Страсти вокруг «Матильды» – один из этапов подготовки к президентским выборам»

Политический терроризм в Российской империи: уроки для современного мира. Часть VI

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»
Тони Рокки
17 сентября 2017  00:00 Отправить по email
В закладки Напечатать

«Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: "взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе́ в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему. Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней». [Ис 14, 12-15]

Римский сенатор Катон Старший кричал в конце каждой речи сенату «Carthago delenda est!» («Карфаген должен быть разрушен»). Приспособление этой фразы к российским условиям имеет свою историю. В народовольческих изданиях с 1879 по 1885 гг., появилась эта фраза. [2] Российское государство, для народовольцев, было Карфагеном закономерно обреченно к разрушению.

Многие ортодоксальные народники особенно из «Черного передела» обвиняли народовольцев в измене социализму, потому что они выбрали путь политической борьбы с правительством, а не путь социал-экономической борьбы с дворянством и буржуазией. В их программе, изданной в январе 1880 года, народовольцы утверждали «по основным своим убеждениям – мы социалисты и народники». [3, 364-365]. Однако, они утверждали, что условия жизни в России принудили их выбрать политическую борьбу, включая терроризм, и стать государственниками. Как заявил народоволец Александр Квятковский на процессе 16-ти в 1880 году: «Нас давно называют анархистами, но это совершенно неверно. Мы отрицаем только данную форму государственной организации, как такую, которая блюдет интересы только незначительной части общества, интересы капиталистов, землевладельцев, чиновников и прочих и служит главной причиной бедственного положения народа. Мы утверждаем, что государство, напротив, должно служить интересам большинства, т. е. народа, что может быть исполнено только при передаче власти народу, при участии в государственной жизни самого народа». [4]

Не следует делать вывод, что «Народная воля» боролась за установление парламентской демократии в России. Как все русские социалисты, народовольцы хотели совершить скачок от феодализма прямиком к социализму, без преодоления капиталистического этапа. Политическая свобода могла дать благоприятные условия для проведения социалистической пропаганды и свершения социалистической революции. Долгосрочная парламентская демократия, по мнению народовольцев, могла бы только установить власть буржуазии и продолжать эксплуатацию народа. Как и все русские социалисты, народовольцы утверждали, что европейские законы только приносят пользу эксплуататорам. Народовольцы знали, что обычно буржуазия свергала монархию в европейских странах и не хотели повторения этого явления в России.

Цель цареубийства была в нанесении упреждающего удара против развития России в направлении европейской либеральной государственности. Как заметил бывший венгерский коммунист Тибор Самуэли, многие историки сделали неправильные выводы о якобы поражении народовольцев, утверждая, что цареубийство не приводило к свержению самодержавия: «Народная воля совершила блестящую победу в своем саможертвовании за революционное дело. Конституционное буржуазное развитие России было остановлено. Процесс развития России в лоне европейской либеральной государственности было возобновлено только 25 лет позже и к тому времени, это было слишком поздно». [5,368]

В отличии от ортодоксальных народников, народовольцы уделяли внимание к пониманию особенности природы российского государства. Народовольцы заимствовали некоторые представления о природе государства и задачах революционеров из идеологического арсенала Петра Ткачева, эмигранта и бывший сторонника Сергея Нечаева. Ткачевский журнал «Набат» призывал революционеров захватить власть и проводить сверху политическую и социально-экономическую революции одновременно. [6]

Народoвольцы видели главное отличие России от Европы в ролях государства и общества. В европейских странах, общество создало государство, а, в России государство создало общество. Бюрократия, армия, церковь, дворянство и буржуазия были созданы самодержавием и получили привилегии от государства. Они были совсем неспособны действовать независимо и сопротивляться самодержавию.

Такие общественные институты в европейских странах могли свободно соперничать с монархами за разделение власти. Французская революция и другие революции начались, когда правители старались ограничить привилегии дворянства.

Народовольцы были убеждены, что сосредоточение власти в руках царя явилось ахиллесовой пятой российского государства. Акт цареубийства приводил бы к самым быстрым распаду государства и общества.

Народовольцы часто провозглашали что цареубийство было только одном средством в политической борьбе. Однако, факт останется фактом. Они уделяли огромные людские, финансовые и технические ресурсы к некоторым покушениям на жизнь Александра II.

Цель обретения политической свободы, по мнениям народовольцев, могла привлекать сторонников из разных слоев российских общества. Итак, народовольцы искали членов, сторонников и союзников не только из крестьян и рабочих, но среди других социалистов, либералов, студентов, учеников, офицеров, солдат, религиозных сектантов и представителей национальных меньшинств. Они тоже уделяли внимание приобретению поддержки от европейской общественности.  Кажется, что они подсознательно следовали пример Апостола Павла, когда он провозгласил «для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых». 1 Кор. [9:23] Как заметил о народовольческой тактике историк Николай Троицкий: «Таким образом, народовольцы пропагандировали в судебных речах буржуазно-демократические, а не социалистические требования из соображений тактики, считая, что политический переворот — это первоочередная и вполне реальная задача, которая к тому же делает «Народную волю» центром притяжения для самых широких слоев российского и европейского общества». [8]

Кажется, что народовольцы хотели создать «коалицию недовольных» как имело место во Франции в 1789 году, когда представители дворянства, духовенства, буржуазии, крестьянства и городских народных масс сошлись бороться против абсолютистского режима. Интересно заметить, что по иронии истории самый замечательный российский создатель коалиции недовольных против самодержавия был царь Николай II. Последний царь в 1916 году соединял в оппозиции дворянство, генералов, правых элементов и членов императорской семьи.

Члены Исполнительного комитета между 1879 и 1881 годами не были единогласны в вопросах о целях и тактике. Можно заметить три главных подхода к целям революции. Несмотря на разницу подходов, члены согласились о необходимости скорого перехода к социализму без преодоления долгого этапа капитализма и либеральной парламентской демократии.

1. Для многих членов, цареубийство может вызвать распад самодержавию, народную революцию и созыв Учредительного собрания. Народовольцы были уверены, что собрание вышей властью сразу выбрал бы социализм.

2. Некоторые народовольцы и члены военной организации хотели совершить государственный переворот – захват власти без революции, как надеялись декабристы в 1825 году. Сторонники этого подхода – часто называемые «якобинцами» своими противниками в комитете предполагали, что временное революционное правительство передает власть Учредительному собранию. Последуют закономерно социалистические преображение России сверху.

3. Другие думали, что терроризм может принудить правительство идти на уступки как дарование конституции. Революционеры тогда могли использовать политическую свободу распространять антиправительственную пропаганду и вызвать социалистическую революцию. [9]

Можно сказать, что народовольцы имели более гибкий подход к целям и средствам, чем ортодоксальные народники. Однако, народовольцы часто использовали средства мистификации и обмана из «Катехизиса революционера» Сергея Нечаева и его организации «Народная расправа». [10] Народники и народовольцы часто говорили, что нечаевщина была аморальной, но общее признание ими революционной морали допускали все средства для торжества революции.

Как написалось в предыдущей статье, некоторые народовольцы летом 1881 поддерживали еврейские погромы на Украине и рассмотрели на них первые шаги к народной революции. Следует заметить, что в попытке заручиться широкой поддержкой, народовольцы умело провозглашали различные программы к различным группам сторонников. Народовольцы в судебных речах обычно не провозглашали, что они были социалистами. Они подчеркивали, что они боролись за политическую свободу для привлечения на свою сторону либералов.

Члены Исполнительного комитета тоже использовали мистификацию со всеми посторонними людьми, в том числе товарищами из организации. Они всегда называли себя «агенты третьей степени Исполнительного комитета» [10, 326-327] не только для конспирации, но тоже для создания легенды о всемогущей организации, которой правительство никогда не может разгромить.

Историки обычно считают, что «Народная воля» имела 500 членов и 4000 сочувствующих им лиц. Главные силы организации были 30 мужчин и женщин в Исполнительном комитете. Они выбрали цареубийство, чтобы устранить главный столп самодержавного строя и приводить Россию к социализму. Они прекрасно понимали сущность российского государства, но не предвидели другие пути устранения царя и распада самодержавия. Отречение Николай II в Февральской революции 1917 года, а не акт цареубийства, привело к распаду российского государства и общества через восемь месяцев.

Народовольцы предопределяли весь ход событий и течениях в второй волны терроризма в России. Они нанесли сокрушительный удар по возможностям развития России в лоне европейской либеральной государственности.

 

Продолжение следует…

 

Тони Рокки – магистр в области исторических наук (Торонто, Канада), специально для ИА REX

 

Примечания

1.Yarmolinsky, Avraham. «Road to revolution: a century of Russian radicalism». Princeton NJ: Princeton University Press, 1986.

2.Лященко, Л. М. «Декабристы и народники. Судьбы и драмы русских революционеров». Москва: Вече, 2016.

3.Троицкий, Н. А.  «Безумство храбрых. Русские революционеры и карательная политика царизма 1866-1882 гг». Москва: Мысль, 1978.

4.Szamuely, Tibor. «The Russian Tradition». London: Secker & Warburg, 1974.

5.Yarmolinsky

6.Троицкий, Н. А.  Безумство храбрых.

7.Yarmolinsky

8.Сергей Нечаев. Катехезис революционера.

9.Ulam, Adam. In the name of the people: prophets and conspirators in pre-revolutionary Russia. New York: Viking Press, 1977

Источник: ИА REX
Рубрики: История

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров