«Политбюро 2.0»: Россия между мобилизацией и модернизацией

23 августа коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» выпустил доклад «Политбюро 2.0»: реновация вместо демонтажа». Авторы доклада дают ретроспективу внутренних процессов в российской элите за последние пять лет, в течение третьего президентского срока Владимира Путина и в преддверии его возможного четвертого.
23 августа 2017  00:01 Отправить по email
Печать

Исследователи «Минченко консалтинг» отмечают, что Политбюро 2.0 как сетевая неформальная структура управления возникло во многом ситуативно. 

Эта управленческая модель стала «способом демонтажа тандема образца 2008-2011 годов, когда элита была распределена между двумя, пусть и не равнозначными, полюсами – премьер-министром Владимиром Путиным и президентом Дмитрием Медведевым, отношения между которыми определяли внутриполитическую повестку».

Особенности формирования Политбюро 2.0:

  • летом 2012 года была создана внутриэлитная система сдержек и противовесов, в которой премьер-министр Медведев оказался лишь одним из нескольких значимых игроков
  • распылению ресурса между разными группами способствовало формирование альтернативного Медведеву полюса в базовой отрасли – энергетике, в лице главы «Роснефти» Игоря Сечина, а также переход к управленческой модели «большого правительства», в котором роль фактического главы досталась президенту, а функционал формального главы правительства был серьезно ограничен.
  • в эпоху высоких цен на энергоносители именно углеводородная энергетика выступала в роли главного приза во внутриэлитной борьбе и главного внешнеполитического инструмента.
  • вождение в состав Политбюро 2.0 в конце 2012 г. высокорейтингового министра обороны Сергея Шойгу спровоцировало имиджевую «гонку преемников».
  • конец «гонке преемников» положила в 2014 г. вспышка гражданского и внутриэлитного конфликта на Украине, приведшая к смене власти в этой постсоветской республике при содействии США и ЕС.
  • ухудшение экономической ситуации, падение цен на углеводороды и неочевидные результаты провозглашенного «разворота на Восток» повысили конкуренцию внутри Политбюро 2.0 за ресурсы.
  • в логике путинской модели «выравнивания элит» жесткой чистке и ротации подверглись силовые структуры и региональные власти. Причем и там, и там Владимир Путин взял курс на снижение роли участников Политбюро 2.0, делая ставку на новых выдвиженцев.
  • в перспективе отказ от Политбюро 2.0 с его системой самодостаточных центров силы и замена его на аналог Госплана с гораздо менее амбициозными и самостоятельными молодыми технократами выглядели логичными.
  • в отсутствие внятной стратегии модель Политбюро 2.0 с ее системой неформальных кураторов отраслей оказалась более удобной для решения тактических задач и потому сохранилась до настоящего времени.
  • ключевым вопросом для определения модели развития остаются отношения с Западом.

Выборы президента 2018

В докладе подчеркивается, что российская элита находится перед развилкой между мобилизационной моделью и милитаризацией экономики, с одной стороны, и попыткой запуска новой волны модернизации. Конкуренция внутри Политбюро 2.0 разворачивается не вокруг выборов президента 2018 года. Их исход практически предопределен за счет сохранения внутриэлитного баланса, высокого рейтинга Владимира Путина, отсутствия серьезных конкурентов как внутри правящей корпорации, так и за ее пределами. 

В текущем электоральном цикле за пост главы государства функционал Алексея Навального был исчерпан «выбиванием Медведева из числа потенциальных кандидатов в президенты».

Авторы доклада предполагают, что вопросы интриги президентской кампании и оформления ее предсказуемого результата для Путина малозначимы. Легитимность итогов выборов в любом случае будет подвергнута сомнению со стороны коллективного Запада. Начатая в июне 2017 года президентская кампания Путина носит ярко выраженный антиэлитистский характер – «президент вместе с народом против зажравшихся бюрократов». При этом запроса на повышение конкурентности внутренней политики у правящей элиты нет. Наблюдение за рисками, которые влечет за собой высокий уровень политической конкуренции на Западе, не вызывает у российских элитариев энтузиазма.

Проект развития как способ политического выживания

Проблемы с содержательной повесткой превращают проект развития страны либо определенной элитной группы на период следующего срока Путина в ресурс для роста влияния участников Политбюро 2.0.

В таких условиях Дмитрий Медведев обладает наибольшей устойчивостью как члена Политбюро 2.0 и участника следующей правящей элитной коалиции.

Авторы выделили три возможных варианта трудоустройства премьера:

  1. Сохранение по посту председателя правительства
  2. Переход в «Газпром» и перехват у Игоря Сечина позиции «главного энергетика»
  3. Переход в Верховный суд с получением статуса неформального гражданского куратора правоохранительного блока

Уверенно чувствует себя и министр обороны Сергей Шойгу. Главный риск для него – «возможные форс-мажорные обстоятельства в зоне боевых действий».

Наиболее динамично набирающим в последнее время влияние членом Политбюро 2.0 является глава «Ростеха» Сергей Чемезов. Среди рисков для группы в докладе называется «ее усиление, которое оппоненты могут описать президенту как чрезмерное и нуждающееся в выравнивании, провалы в реализации значимых проектов, снижение личной мотивации Чемезова».

К неформальным кураторам научной сферы и адептам инновационной экономики относят Юрия Ковальчука.

По мнению экспертов, мэр Москвы Сергей Собянин – один из немногих членов Политбюро 2.0, у кого имеется «понятный и предметный проект на весь период нового президентского срока». Это реновация.

Не проявляя личных амбиций и демонстрируя глубокую вовлеченность в городскую повестку, Собянин, тем не менее, остается претендентом номер 2 на пост председателя правительства. 

По мнению аналитиков, у Игоря Сечина, Вячеслава Володина и Аркадия Ротенберга могут возникнуть сложности с повесткой, которую они могут предложить президенту.

К кандидатам в члены Политбюро 2.0, которые имеют потенциал статье его полноправными членами, относят руководителя Администрации президента Антона Вайно и его первого заместителя Сергея Кириенко. 

Вайно, несмотря на свою молодость и историческую принадлежность к группе Чемезова, становится одним из наиболее доверенных лиц президента и постепенно наращивает неформальное влияние и аппаратный опыт. 

Кириенко имеет долгую историю отношений с Путиным, репутацию эффективного менеджера, обладает хорошим имиджевым потенциалом. Немаловажно, что после ухода в АП он смог сохранить за собой контроль над «Росатомом». Не исключено, что для президента важнее не политический опыт Кириенко, а история его менеджерского успеха в неуглеродной энергетике.

Исследователи «Минченко консалтинг» обращают внимание на то, что в силовом секторе стремительно наращивает влияние глава Нацгвардии Виктор Золотов, придумавший и реализовавший этот проект. При этом Золотов обладает серьезным неформальным влиянием в ФСБ (в частности, замдиректора ФСБ Евгений Зиничев – его креатура) и МВД, имеет свой пул губернаторов.

Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров – единственный из руководителей российских регионов, обладающий самостоятельным силовым ресурсом и системой неформального экономического влияния в других регионах России. Силовой ресурс Кадырова является не только внутрироссийским, но и внешнеполитическим фактором. Кроме того, Кадыров претендует на роль коммуникатора с исламскими странами и лидерство среди российских мусульман.

Будущее Политбюро 2.0

Аналитики предложили несколько путей развития элитной модели управления:

  • Политбюро 2.0 имеет шанс сохраниться до электорального цикла 2021-2024 года. При этом персональный состав этого Политбюро может серьезно обновиться
  • Внутри Политбюро 2.0 формируются две широких коалиции – мобилизационная (ВПК+силовики, ядро - Чемезов-Чайки-Золотов-Шойгу) и модернизационная (либеральный блок правительства, частный бизнес, потенциальные участники – Медведев, Ковальчуки, Собянин, Кудрин, Греф). Большая часть членов и кандидатов в члены Политбюро может ситуативно оказаться и в том, и в другом лагере. Вероятнее всего, окончательное стратегическое решение принято не будет, и принятая к реализации программа будет смешанной, или вообще верстаться «с колес»
  • Правительство, сформированное в мае 2018 года, рискует стать правительством непопулярных реформ, в связи с чем шансы его председателя стать преемником Путина будут невелики
  • При сохранении Путиным хорошей физической формы (что весьма вероятно) вопрос о преемнике начнет реально обсуждаться в процессе подготовки парламентских выборов 2021 года, поскольку следующий парламент будет значимым элементом транзита. Возможна проработка особого статуса Путина после его ухода с поста президента («русский аятолла»). Многое будет зависеть от исхода выборов президента США в 2020 году.

Авторы доклада полагают, что дальнейшее ухудшение отношений с Западом будет провоцировать конфликты по периметру России. А это в свою очередь будет сдвигать Политбюро 2.0 к мобилизационному сценарию.

 

В статье приведены цитаты и использована инфографика из аналитического доклада «Политбюро 2.0»: реновация вместо демонтажа», который ИА REX предоставил президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли вы Российское государство агрессором в отношении личности или её защитником?
37.3% Считаю защитником.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть