18+
«В руководстве КПРФ понимают, что Зюганов не сможет показать приличного результата на выборах»
«Всемирный фестиваль молодежи и студентов – стоящий и эффективный проект»
«Выдвижение Собчак – стратегическая ошибка Кремля»
Семь смертных грехов автора поста в соцсетях
Два возможных сценария выборов президента России в 2018 году

Роль женщин во французской и русской революциях. Часть II

Статья из цикла «От Февраля к Октябрю: распад российского государства и общества»
Тони Рокки
18 июня 2017  14:58 Отправить по email
В закладки Напечатать

Участие женщин в революционных, оппозиционных, антиреволюционных и контрреволюционных движениях в России было тесно переплетено с ходом великих перемен в пореформенный период. Женское участие в этих движениях имело как много сходств с французской революцией, так и огромные различия от Франции и других европейских стран. В общеевропейской истории женщины Российской империи установили ряд прецедентов по крупномасштабности достижений в высшем образовании, получении политического равноправия и участия в политических движениях.

Несмотря на многочисленные издания об участии женщин в русских революциях, еще существуют многие стереотипы и белые пятна. Мы знаем много об участии женщин в социалистических движениях, меньше об их участии в либеральных движениях, гораздо меньше об их участии в консервативных, крайне правых, национальных и религиозных движениях. Изобилуют стереотипы —невежественные крестьянки и работницы участвующие в «бабьих бунтах» (мужчины, напротив, участвовали в порядочных забастовках), фанатичные террористические народоволки и эсерки как Софья Перовская и Марья Спиридонова, мужеподобные либералки как Ариадна Тыркова-Вильямс, строгие большевички как Надежда Крупская (жена Владимира Ленина) и Елена Стасова.

Без сомнений, самая стереотипная женщина этого периода – последняя императрица Александра Федоровна. Немецкая супруга Николая II изображалась в газетах, частушках, порнографических изданиях шпионкой Германии в Первой мировой войне, любовницей Григория Распутина и фрейлины Анны Вырубовой, манипулятором слабовольного царя. Ради исторической справедливости, надо признать, что Александра Федоровна была страстной сторонницей безграничного самодержавия для мужа и цесаревича.

Как и французская революция русские революции 1905 и 1917 годов не только разжигали гражданские войны по гендерным направлениям, но и среди женщин по политическим, социальным, религиозным, этническим и другим направлениям. Об общих и единых женских движений в этих революциях не может быть и речи. Как все другие части населения женщины испытывали внешние и внутренние конфликты в революциях.

Женский вопрос возник в России сразу после отмены крепостного права в 1861 году и получил огромное внимание вплоть до Февральской революции. Следует подчеркнуть, что женский вопрос был делом самих женщин из политических классов особенно для женщин из семьей дворянства, чиновничества, духовенства, офицерства и профессионалов. Основными вопросами для них были приобретение высшего образования, профессиональных служб, и начиная с революцией 1905 года, политического равноправия и избирательного права. [1] Российская империя была самой многонациональной и многорелигиозной страной в Европе, поэтому в ней были разные пути решения женского вопроса среди религиозных и национальных движений.

Женщины разных национальностей и вероисповеданий установили великие прецеденты в достижении своих прав. В автономном Великом княжестве Финляндии в 1906 году женщины впервые в Европе получили избирательные права. 19 женщин были избраны депутатами финского парламента в 1907 году. [2] Мусульмане России переживали разные периоды модернизации и европеизации в пореформенный период. Казанские и крымские татарки организовали движение за эмансипацию женщин. Первый всероссийский мусульманский съезд 1917 года принял великий прецедент в мусульманском мире, провозгласив равноправие мужчин и женщин. [3]

Вполне закономерно, что высшее женское образование тесно переплеталось с политизацией и радикализацией женщин в пореформенный период. Многие старые представления о роли женщин подвергались острой критики. Женщины начали посещать русские университеты слушательницами в 1861 году. Университетский статут 1863 года не запретил их прием в вузы, но циркулярное письмо 20 июля 1863 года запретило прием женщин. Тогда начался исход женщин в зарубежные вузы; среди первых была математик и первая женщина-профессор в мире Софья Ковалевская. До начала Первой мировой войны женщины составляли большой контингент российских учащийся заграницей особенно в Швейцарии, Франции и Германии. Студенты и студентки заграничных университетов часто общались с политическими эмигрантами и как правило возвращались в Россию убежденными революционерами.

Чтобы сократить исход женщин в заграничные вузы и избежать политических последствий, в 1870-е правительство создало высшие женские курсы. Однако, женщины там не получали дипломы, а только сертификаты. Правительство часто закрывало курсы по политическим причинам. [4, 141-152] Тем не менее, накануне Февральской революции среди 135 тыс. учащихся в российских вузах 30 тыс. были женщины. [5, 177-178] Тысячи женщин работали в разных профессиях.

Для женщин, как и для мужчин, российская система образования стала питательной средой политизации и радикализации. В старших классах гимназий и других женских учебных заведениях (в том числе в институтах для дочерей православных священников!), девушки организовали кружки самообразования для чтения и бесед. Курсистки, такими назывались студентки в женских вузах, организовали кружки самообразования. Они также организовали землячества – организации для курсисток из одной губернии или национальности.

Шли конфликты между министрами и курсистками, между профессорами и курсистками, и среди курсисток между «академистсками» и «политиками».  Курсистки приняли участие в всеимперских вузовских забастовках в 1899 и 1905 годах. В сентябре 1905 года женские вузы, как и мужские, стали центрами сплочения революционных и оппозиционных движений. Бурные митинги имели место рядом с конфликтами между курсистками кадетских, правых, эсеровских и социал-демократических организаций.

Участие женщин в революционных движениях началось в 1860-х годах и продолжалось вплоть до Февральской революции. Историки обычно уделяли больше внимание женщинам в народническом и народовольческом движениях между 1866 и 1894 годами, чем в следующих движениях. Отчеты политических процессов в этом период изобилуют пламенными речами женских подсудимых. Особенно бросаются в глаза вызывающие заключительные слова речи молодой народницы Софьи Бардины в процессе 50-ти пропагандистов в марте 1877. «Преследуйте нас — за вами пока материальная сила, господа, но за нами сила нравственная, сила исторического прогресса, сила Идей, а идеи — увы! — на штыки не улавливаются!» [6]

Участие женщин в политическом терроризме привлекало огромное внимание в России и заграницей. Эпоха терроризма началась, когда 24 января 1878 года Вера Засулич совершила покушение на жизнь петербургского градоначальника Федора Трепова и была оправдана судом присяжных. [7] Народоволка Софья Перовская, дочь бывшего петербургского губернатора, руководила убийством Александра II 1 марта 1881 года. Перовская стала первой женщиной, казнённой за государственное преступление. Итак, участие русских женщин в терроризме в этом периоде предшествовало будущему участию женщин в терроризме в России и других странах.

Женщины во французской революции и общеевропейских революциях в 1848-1849 гг. организовали свои собственные политические клубы. Многие европейские социалистические партии, особенно германская Социал-демократическая партия, имели отдельные женские организации. В России таких организаций не было среди эсеров, социал-демократов и анархистов. Женщины, особенно в революции 1905 года, принялись в членство организаций и выполняли общие задачи, в том числе террористические. Однако, не было и не могло быть отдельного социалистического феминистического движения в России.

Народники, народовольцы и многие эсеры и анархисты были относительно равнодушными к женскому вопросу и предполагали, что освобождение женщин придет с социалистической революцией. Русские марксисты строго противились идее отдельного социалистического женского движения. По мнению социалистов, разделение социалистов по гендерным направлениям подвергло бы левое женское движения влиянию буржуазных либеральных феминисток. Либеральное женское движение не пошло бы дальше, чем требование за избирательного права для женщин. Женщины, как и во Франции, могли попасть под влиянием духовенства. Позиция русских марксистов получила утверждение с изданием авторитетного сочинения «Женщины и социализм» Августом Бебелем, руководителем Социал-демократической партии Германии. Бебель провозгласил, что пролетарские женщины получили бы освобождение только с победой социалистической революции. [8]

Для либералов женское движение моглo привести к политической свободе только подчинения движения общелиберальному движению. Союз достижения равноправия для женщин был одном из 14 членов-союзов либерального «Союза Союзов». Женский союз требовал избирательного права для женщин. Итак, союз был российским эквивалентом европейских суфражистских организаций. «Союз Союзов» был одном из трех организации-учредителя кадетской партии в 1905 году. Женщины в России, с исключением в Финляндии, получили избирательное право только после Февральской революции.

В отличии от крайне правых партий в Европе, «Союз русского народа» и другие черносотенные партии и движения принимали в свои ряд женщин. Появились даже черносотенные феминистки, которые требовали избирательного права для замужних женщин, владеющих собственностью. [9]

Итак, массовое участие женщин в российских революционных и оппозиционных движениях имели сходства с участием женщин во французской революции. Однако, многие течения женского участия в российских революциях имели отличия от Франции и часто предшествовали будущим событиям и течениям в Европе.

Примечания

1.Stites, Richard. The women’s liberation movement in Russia: feminism, nihilism, and bolshevism, 1860-1930. New edition. Princeton NJ; Princeton University Press, 1991.

Centenary of women’s full political rights in Finland.

2.Исхаков, С. М. Российские мусульмане и революция: (весна 1917 г.–лето 1918 г.). 2-е изд., испр. и доп. Москва: Издательство «Социально-политическая мысль», 2004.

3.Valkova, Olga. The Conquest of Science: Women and Science in Russia, 1860-1940. 4.Osiris. Second Series, Vol. 23, Intelligentsia Science: The Russian Century, 1860–1960 (2008), pp. 136-165.

5.Иванов, А. Е. Студенчество России конца XIX--начала XX века: социально-историческая судьба. Москва: РОССПЕН, 1999.

6.Троицкий, Н. А.  Безумство храбрых. Русские революционеры и карательная политика царизма 1866—1882 гг. Москва: Мысль, 1978.

7.Кони, А. Ф. Воспоминания о деле Веры Засулич. Москва: Академия, 1933.

8.Bebel, August. Women and socialism.

9.Stites

 

Тони Рокки – магистр в области исторических наук (Торонто, Канада), специально для REX

Источник: ИА REX
Рубрики: История

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
RedTram
Loading...
Новости net.finam.ru
География
МИР
РОССИЯ 
Центральный ФО
Приволжский ФО
Северо-Западный ФО
Северо-Кавказский ФО
Южный ФО
Уральский ФО
Сибирский ФО
Дальневосточный ФО
По каким критериям Вы измеряете эффективность Правительства России?
57.6% Стоимость продуктов питания на прилавках
Новости партнёров